Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №42 (987) → Не менять этот мир, а послужить спасению людей, в нем живущих

Не менять этот мир, а послужить спасению людей, в нем живущих

№42 (987) / 6 ноября ‘18

Духовная жизнь

Мы продолжаем читать «Наставления» преподобного Марка Подвижника о духовной жизни из 1-го тома «Добротолюбия»; 2 беседы по его наставлениям так или иначе касались роли суеты в духовной жизни человека. И мы говорили, что, по существу своему, по выражению Марка Подвижника, задача тех духов, которые вовлекают человека в суету, – в том, чтобы лишить его молитвы и смирения. И суета (мы об этом говорили) заключается в том, что некие земные цели и задачи человека становятся наиважнейшими – пусть не единственными, но самыми важными; как только некая земная ценность, цель становится самой важной, это и свидетельствует в данный момент о суетности человеческой жизни – о том, что человек погружается в суету.

В прошлый раз мы пытались подробно разбирать, почему это так. Хотя, говоря языком Евангельских заповедей, Господа Бога нужно любить всем сердцем и стремиться к Нему всеми силами. И если стало что-то важнее стремления к Нему, – естественно, человек в этот момент движение ко Христу прекращает и от этого стремления отпадает и уходит в сторону. Конечно, это явление временное – как некое встречающееся искушение, которое может быть преодолено. И только при нерадении и забвении, при упорстве человека оно вовлекает его целиком, а возвращение назад становится по-прежнему возможным, но очень трудным.

Поскольку все мы люди, вовлеченные в той или иной степени в суетность, мы можем с недоумением сказать: «А вообще возможно ли иное бытие? Причем не в монастыре, а именно здесь – в миру, в некой социально организованной жизни, структурности, связанной со всеми зонами ответственности, попечениями, в том числе и с вожделениями, желаниями, проблемами и так далее. Можно ли иначе здесь жить?» – и это вопрос непраздный. Он в некотором случае может даже показаться риторическим: понятно же, что нельзя, – и человек задает его, я сам неоднократно слышал этот вопрос именно в риторической интонации, когда вопрошающий понимал, что, «разумеется, нельзя, – а раз нельзя, то это невозможно; стало быть, священник ли, отцы ли святые, Евангелие ли требуют невозможного – и говорить тут не о чем».

Насколько это невозможно, мы и попробуем сейчас разобраться. Прочтем для начала 49-й абзац «Наставлений» преподобного Марка Подвижника: «Необходимые и смотрительно встречающиеся нам дела неизбежны, но безвременные занятия должно отвергать, предпочитая им молитву, в особенности же отвергать те, которые вовлекают нас в большие траты и собрания излишних имений. Ибо насколько кто ограничит их о Господе и отсечет излишнее вещество их, настолько и мысль удерживает от развлечения, а сколько удержит мысль, столько и чистой молитве дает место и показывает искреннюю веру во Христа. Если же кто-либо по маловерию, или по какой-либо другой немощи, не может этого делать, то по крайней мере да познает истину и по силе своей да простирается вперед, обвиняя себя в младенчестве». (Это характерное замечание для кроткого и премудрого преподобного Марка Подвижника: если человек не может делать то, о чем он говорит в том или ином наставлении, то, по крайней мере, познав, что он это должен делать, он может плакать и хотя бы желать исполнить то, что должен. Этот плач приведет его если и не к возможности избавиться от суеты, то хотя бы к смирению).

Что мы видим в этом абзаце? Конечно, совершенно упраздниться от всякого мирского попечения, совершенно отдаться только молитве не может не только современный человек, но и современный монах: само по себе количество совершаемых дел на самом деле не препятствие к молитве и к духовной жизни. Если человек не может совсем отстраниться от дел (это неизбежно даже у монаха, даже в монастыре), то он может устраниться от суеты: можно избежать суеты. Человек (хоть в миру, хоть в монастыре) избежать дел, попечений, ответственности, послушаний не может, а суеты – может и должен.

Даже люди, которые ушли в пустыню (скажем, есть удивительные описания отшельнической жизни преподобных Серафима Саровского или Сергия Радонежского, хотя есть и другие отшельники), они же делали что-то – скажем, преподобный Сергий топил печь, носил дрова, сушил сухари, худо-бедно, когда жил один, варил себе какую-никакую похлебку, рубил кельи, Серафим Саровский старался и этого всего избежать, но келью себе таки делал, рубил, огородик какой-никакой в какое-то время у него был и он за ним ухаживал худо-бедно: какие-то вполне естественные человеческие дела были даже у этих удивительных людей – удивительных аскетов, отшельников, но суеты у них не было. Поэтому в этом вопросе и нужно разобраться подробнее.

Как и говорит здесь преподобный Марк, дела могут быть неизбежные, необходимые и нужные, но есть некоторые дела, которые можно отвергнуть и нужно отвергнуть, ибо они являются как раз суетой, разрушающей молитву и вовлекающей в тщеславие или гордыню. Стало быть, разрушающей смирение.

Есть дела, которые человек делать должен. И эти дела Промыслом Божиим «включены в план» домостроительства человеческого спасения, включены в ритм, дело, путь – организацию жизни, которая и приводит каждого человека ко спасению: это необходимые условия, организующие путь каждого человека к Богу, обеспечивающие путь к Нему каждого человека. Они предусмотрены Промыслом Божиим, включены в план человеческого спасения и поэтому не являются отклонением от пути, не являются суетой, не являются тем, что разрушает человека. Все эти дела созидают человека, ибо они предусмотрены Богом, и каждое из них может твориться и творится по воле Божией: Бог повелел им осуществляться как условиям, необходимым для человеческого спасения.

Но есть дела, которые делаются не по Божиему Промыслу, не по предуведению Божиему, а по нашей собственной инициативе, по воле не Божией, а нашей – они совершаются для нашей славы, нашего удовольствия и обогащения (славой, знаниями, деньгами – чем угодно).

Некое дело, выполняемое мной, насущно необходимое для организации моей жизни, совершается по воле Божией. Но есть дела, которые я совершаю потому, что мне хочется их совершить, – они в Промысл Божий не включены, это просто моя собственная инициатива, я решил просто так сделать, мне так захотелось – ради себя самого, для созидания славы своей (даже если нам мнится и мы думаем, что некое дело предпринимаем для стяжания славы Божией, но на самом деле это мы предприняли по своей инициативе – не по воле Божьей, а по своей собственной инициативе), – то, может статься, что, как бы начинаемое к славе Божией, оно может состояться к славе нашей собственной и тогда обернется не славой Божией, а нашим позором. Всякое бывает… Важно, что эти дела, не включенные в Промысл Божий, не задуманные Богом, – не те, для которых я предназначен, приведен в мир и которые должен совершать.

Именно моя собственная прихоть, мое собственное похотение приводят к совершению этих дел – вот эти дела и будут считаться суетой. И, конечно, они, будучи суетой, отвлекают от молитвы, смирения и духовной жизни, «развлекая» духовную жизнь.

Приведем простые примеры. Когда, скажем, человек выбрал себе спутницу жизни, он женится: он осуществляет волю Божию – тем более молодой семинарист, для которого это просто некое послушание, некоторое бремя, возложенное на него обстоятельствами его обучения; задача его жизни – он должен найти себе жену, он ее ищет, и он ее нашел. И чтобы сочетаться с ней браком, вступает в систему очень сложных, очень хлопотных, очень непривычных для него, юного, молодого, первый раз женящегося, организационных вопросов, проблем и так далее: знакомство с родителями, поход в ювелирный магазин, платье, цветы, столовая, кафе, ресторан, машины, поездки, друзья, приглашения… Обычно это все называют суетой, и человек суетится, как бы мы сказали на нашем обыденном языке. Но с точки зрения духовной это не суета, ибо он должен жениться и сделать все, что необходимо для сочетания браком (в том числе и такую, с какой-то точки зрения нелепую, современную молодежную традицию выкупа юноша должен пройти – смириться и пройти: как бы нелепо это ни казалось, но так принято, такое устройство этого мира) – он подчиняет себя нормам и правилам этого мира, ибо в этом нет греха, и это подчинение не становится суетой – оно не разрушает его, а созидает: учит смирению, терпению, жизни среди мира, где очень много нелепых условностей… Он пришел не менять этот мир, а послужить спасению людей, в нем живущих. Он, может быть, даже постигнет в этот момент слова из Послания апостола Павла к Филиппийцам, что Христос уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной (см.: Флп. 2, 8) и ему откроется, до какой степени однажды ему придется смириться. Все эти (вроде нелепые) действия созидают духовную жизнь, не разрушают.

В этом же «комплексе» свадебных попечений у верующего человека – не только регистрация брака и все прочие свадебные ритуалы, но и таинство Венчания, и среди всего этого, если он внимательный человек, есть вещи, которые в эту допустимую суету вносят недопустимую суетность – когда, например, он, чтобы организовать свадебные торжества, пытается бронировать некую столовую или кафе, но вдруг приходит помысел или кто-то из друзей или подруг невесты предлагает: «К чему же кафе? Давайте в ресторане, все-таки один раз женитесь!»... И он понимает, что подобную роскошь может позволить себе, только если взять обременительный кредит. А так ли уж он ему нужен? И он подходит к своей будущей жене, матушке: «Знаешь, конечно, можем мы напрячься и взять кредит и сделать это в ресторане, но стоит ли? Может быть, мы сделаем это попроще, в кафе: вкусно, весело, интересно, просто не очень богато? Тут вопрос в возможности сделать это роскошно, шикарно, – но, по сути, это только статусом отличается от собрания в кафе или столовой, то есть внешним впечатлением. Нам это самим нужно или нет?». Трезво рассуждая, они могут отвергнуть это самое суетное предложение.

Можно прокатиться свадебным кортежем на хорошем автомобиле, а можно нанять очень дорогой автомобиль – это тоже будет искушением, как здесь ясно говорит и преподобный Марк Подвижник. И так во всем. Человек понимает, что он семейный человек, он должен воспитывать детей. У него есть дети, он должен их воспитывать, а значит, должен их вести в школу. Может быть, это будет обычная государственная школа, а может быть, есть необходимость повести ребенка в платную гимназию. Может быть, он будет, приходя из школы, читать книги, а может быть, есть необходимость отдать его в кружки – и это будут новые расходы, но, главное, новая сложность в организации жизни: надо будет ездить встречать, забирать – это гораздо больше передвижений. Но это не будет суетой, если занятие этого ребенка в художественной школе или спортивной секции действительно потребность ребенка и смиренное послушание воле Божией, отца или матери.

И так все в этой сложной жизни: действительно, есть то, что созидает жизнь семьи, мою духовную жизнь, жизнь вверенных мне детей, а есть то, что будет разрушать. Это всегда все очень близко – и различить это необходимо.

Чтобы действительно научиться различать, что можно, а что нельзя, что осуществляет волю Божию, а что нет, нужно изменить отношение к делам, которые я с неизбежностью должен совершать. Нужно принять неизбежность, и принять ее без ропота: мы же понимаем, что кто-то должен приготовить ужин, сходить в магазин, заправить машину или ее помыть, если она есть, прибрать в комнате или купить необходимую кровать или шкаф, или отремонтировать то, что сломалось, починить обувь или купить новую. Это неизбежные в этом мире явления жизни. Неизбежные, как спать и есть, как поход в больницу, учеба в школе или в системе высшего образования; с ними нужно примириться – с ними примирился Христос, должны примириться и мы, христиане. А раз это неизбежно, мы должны с этим смириться, принять и понять, что это некое бремя послушания, налагаемое от Бога всем живущим в этом мире людям, – бремя, которое нужно совершить с верой, что это неизбежно. Мы покоряемся необходимому – значит, это есть воля Божия, и мы должны принять ее с молитвой, с упованием на Бога и с благодарением Ему, когда Он помогает нам выносить бренность этого бытия.

И когда мы примем это действительно смиренно, с покорностью, благодарностью и молитвой, мы прикоснемся неожиданно к тайне (ибо мы в Церкви!) – мы, христиане, прикоснемся к тайне Иисуса Христа, Который именно это все и принял, принял и понес всю эту немощность человеческого бытия с ее неизбежностями, сложностями, трудностями, и это не оторвало Его от Отца – Он сохранил Свою связь с Ним. Сохраним и мы, если именно примем это безропотно.

Мешает этому именно наша ропотность, будто бы мы можем и должны жить иначе: «Вот, опять надо делать домашнее задание с ребенком, опять надо варить кушать, опять надо покупать одежду, опять нужно шить новую, опять надо – спустя 20 лет – покупать кровать, которая совсем уже износилась!..». Да, эта жизнь тяжелая, нудная. Но если мы принимаем это как неизбежность человеческого бытия, не мечтаем о чем-то несуществующем, будто мы завтра станем ангелами, принимаем это как принял Христос, и несем как одну из составляющих креста, возложенного на нас Богом, тогда увидим и поймем, что действительно Христос говорит: бремя Мое легко есть (Мф. 11, 30) – если только мы научимся у Него смиренному несению этого креста.

Этому нужно именно учиться, и это приведет нас в конце концов к тому, что вся наша жизнь, даже когда мы в семье или на работе, будет служением Богу: мысль наша, сердце наше будут неразрывно связаны со Христом, о Котором мы будем помнить, Которого будем призывать.

Покорясь делам как воле Божией, мы идем на работу, ибо нам поручили ее совершать, мы учим детей, ибо их нужно учить: это бремя, возложенное на нас Богом, это послушание от Бога в воспитании Его детей. Мы идем в магазин или зарабатываем деньги, чтобы накормить вверенную мне Богом жену, или вверенных мне Богом детей, или оставленных на мое попечение родителей. Каждый поход в магазин, в мебельный центр, в систему дополнительного образования, поездка в электричке, когда мы выезжаем за город, или в потоке машин, когда мы едем к родителям, – все это будет исполнением воли Божией: будет служением Богу и ближнему.

Этому и нужно учиться в первую очередь, отделяя свое от Божиего. Это дети, которых мне дал Бог. Это жена, которую мне дал Бог. Это родители, благодаря которым я вообще смог появиться на свет; на мое попечение они оставлены. Это человек, которого ко мне привел Бог, чтобы я дал ему совет, милостыню или помог еще каким-то образом. И проходя такое послушание, такое учение, я пойму, что все, что меня окружает, есть условия, созданные для меня Промыслом Божиим. Все это свидетельствует о том, что Бог обо мне позаботился и явил мне Свою милость, позаботился о том, чтобы я смог осуществить свою жизнь. И это приведет и к смирению, и к любви, и к благодарности к Богу. И, таким образом, все обычные дела, которые так утомляют нас, при изменении отношения к ним станут не угнетать нас, а станут источником смирения, молитвы и благодарности.

Записала:
Инна Корепанова

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс