Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №11 (103) → Могилы моей не ищите

Могилы моей не ищите

№11 (103) / 1 июня ‘99

Российская голгофа

В этой теме:

Российская голгофа
Новое чудо святых Царственных Мучеников

«…нет ничего тайного, что не сделалось бы явным; и ничего не бывает потаенного, что не вышло бы наружу. Если кто имеет уши слышать, да слышит!»

От Марка гл. 4

«А на троне, вижу, сидит Царь. Лицо бледное, мужественное, читает Иисусову молитву. Вдруг упал как труп. Корона спала. Помазанника звери затоптали… Я вижу в белом саване — Николай II. На голове венец из зеленых листьев, лицо бледное, окровавленное, на шее золотой крест. Он тихо шептал молитву, а затем сказал мне со слезами: «Помолись о мне, отец Иоанн. Скажи всем православным христианам, что я умер, как Царь-мученик мужественно за веру Xристову и Православную Церковь. Скажи Апостольским пастырям, чтобы отслужили братскую панихиду за меня грешного. Могилы моей не ищите!»

Святой праведный Иоанн Кронштадтский, янв. 1901 г.

Восьмое десятилетие не утихают споры и поиски останков русского самодержца Николая Александровича Романова и его семьи. Царские мученики, принявшие кончину в подвале ныне уже снесенного Ипатьевского дома, по словам немногих очевидцев, были вывезены в район Ганиной ямы за пределами города Екатеринбурга в сторону Верх-Исетского завода за 20 верст.

Место изуверства палачей-комиссаров над останками убитых многократно подвергалось обследованию и раскопкам. Сам процесс расстрела, уничтожения и сокрытия трупов породил множество загадочных неразрешимых версий, тайн и легенд. В последнее время этот вопрос вновь всплывает на поверхность в связи с обнаружением и обследованием неких костей в лесу под Екатеринбургом. На повестку дня даже ставится вопрос об официальном захоронении в Петропавловском соборе Петербурга того, что якобы осталось от расстрелянной царской семьи последнего русского Императора.

Божьим промыслом в процессе работы над картиной «Оргия» в 1990–92 годах и после изучения многих документов по данной теме мне, как бывшему жителю Екатеринбурга (в 1956–1967 гг.) пришла любопытная догадка о предполагаемом месте захоронения. В основу версии местонахождения того, что могло остаться, я воспользовался наименованиями улиц и площадей города, прослеживая последний крестный путь на Голгофу Николая и Александры со дня прибытия в город и далее к месту окончательного уничтожения тел убитых. Читая названия улиц в этом уральском городе в советский период, волей-неволей задумываешься, и в памяти всплывает пословица: «Черт ведьму метил».

Поскольку существует версия, а ряд документов и свидетельств это подтверждает, что некие головы неких убитых в июле 18 года были доставлены в Москву из Екатеринбурга, и ряд высших должностных лиц тогдашнего Совдепа опознал их и оставил протокол опознания за подписями, то я считаю, что эту догадку нельзя игнорировать. На основе этой версии я и писал свою историческую картину «Оргия» (рабочее название было «Сатана в Кремле»).

Лично я давно убежден в том, что головы Императора и наследника престола крупнейшей Империи мира, преемницы Византии, оплота православной веры, безусловно, были необходимы исполнителям-палачам Екатеринбурга для документального подтверждения о проделанной «работе» перед своим высоким московским начальством в лице Свердлова, Ленина, Троцкого и прочих властелинов-рабовладельцев России, уже к тому времени оккупировавших главную православную святыню — Московский Кремль. В свою очередь, московские палачи-изуверы просто были обязаны дать отчет своим более высоким покровителям в Париже и Лондоне — Парвусу и Дюпону и прочим финансистам, вдохновлявшим русскую смуту в течение последних ста лет, результатом чего и явилось свержение самодержавия в феврале 17 года и последовавшие за ним ночные июльские выстрелы в ипатьевском подвале.

Самым надежным способом опознания заказного убийства является древнейший языческий обряд обезглавливания жертвы и принесения ее головы на блюде. В нашем сознании сразу же возникает образ Иродиады с головой Иоанна Крестителя или яркие картины художника В.В. Верещагина «Апофеоз войны», «Торжествуют» или персонажи из романов Фенимора Купера из жизни и быта самой так называемой «цивилизованной» страны мира Соединенных Штатов — это скальпирование аборигенов-индейцев и сдача их в утиль для получения вознаграждения.

Как известно, вместе с царской семьей (7 человек) в подвале были убиты и самые преданные люди царственных особ — их слуги (4 человека). Это доктор Боткин, горничная Демидова, лакей Трупп и повар Xаритонов. На месте Ганиной ямы в селе Коптяки следователь Соколов не нашел ни одной (ни одной!) черепной кости и ни одного зуба. Безусловно, что тела перед сожжением были обезглавлены, но тут после изучения всех материалов следствия у меня возникли две неясности. Первое: где происходило обезглавливание, в лесу или еще ранее — в городе? Если эта часть работы палачей была проделана в лесу, тогда сама собою возникает необходимость отрубленные царские головы возвращать назад в местную чрезвычайку. Не безопасно ли это в те дни перед наступающим Колчаком и не проще ли и надежнее для доказательства опознания и отчета обезглавить трупы сразу в городе? Вторая неясность: во всех документах фигурирует только фамилия шофера Люханова, т. е. водителя грузовика, на котором перевозились тела убитых от Ипатьевского дома до места сожжения, где грузовик и застрял в болоте. А вот фамилии других шоферов, легковых авто, на которых Белобородов, Юровский, Голощекин курсировали трое суток, — эти фамилии нигде не зафиксированы.

Нельзя исключать возможности, что имелись два места уничтожения трупов и второе место знал лишь узкоограниченный, особо доверенный круг лиц, которые смогут сохранить эту тайну навечно.

В подтверждение этого говорит и тот факт, что в первую ночь трупы были сброшены в шахту, а через день их достали. Значит, поступила корректировка более высокого начальства. Или на другой день вынутые тела были обезглавлены и началось их сожжение, а головы все отвезены совсем в иное место, при этом и была утеряна искусственная челюсть доктора Боткина, найденная в одной из шахт.

Весьма подозрительна во всех смыслах так называемая экспедиция писателя-милиционера (друга Щелокова — министра МВД) Гелия Рябова, который безусловно не без разрешения высоких покровителей мира сего поехал на место происшествия и стал знакомиться, изучать, а потом и искать нечто в период 1976, 1977, 1979 годов. Конечно же, он нашел спустя 60 лет то, чего не могли найти в 1918 и 1919 годах ни следователь Сергеев, ни следователь Соколов, ни ярый монархист генерал Дитерихс. Как сегодня Рябов утверждает в своих телеинтервью, они не могли найти захоронений царской семьи по горячим следам ввиду того, что были слишком интеллигентны и образованны до педантичности. А вот он нашел то, что хотел и весьма успешно. Мне вся эта шумиха напоминает тот самый случай, когда сам вор более всего кричит о воре.

Сами палачи и их организаторы дьявольского сценария в 1918 году сразу для запутывания следов преступления запустили несколько версий расправы над царем и его приближенными. Об этом уже в 1919 году писал англичанин Роберт Вильтон: 1. ложное официальное оповещение в печати; 2. уничтожение трупов; 3. ложное погребение; 4. ложный судебный процесс; 5. ложная следственная комиссия по расстрелу царя во главе с самим Янкелем Свердловым, самым главным организатором и убийцей царской семьи и всей России.

Также обращает на себя одна особенность при официальных сообщениях в газетах: это разделение (группирование) убитых лиц: царь и наследник, а семья отдельно — первое сообщение 22 июля о заседании ЦИК на 5 съезде Советов, а спустя 2 месяца газета ЦИК «Известия» от 22 сентября 1918 года сообщала, что тело царя, закопанное в лесу, выкопали и перенесли в собор, и вскоре оно будет перевезено в Омск, семья же царя якобы жива и находится в безопасном месте.

Таким образом, очередные находки — сенсации очередного гробокопателя Рябова, я думаю, еще далеко не последние в ложной заячьей цепи трехсторонней комиссии и международного валютного фонда, роющих могилу для России уже не первое столетие.

Нельзя обойти вниманием любопытные воспоминания Петра Ваулина, ныне живущего в Америке (см. журнал «Слово», № 11–12, 1992 г.). Также я хотел бы сегодня рассказать о воспоминаниях, которые НИКОГДА И НИГДЕ не публиковались. Я имею в виду главу администрации области в 70-е годы, пост этот тогда именовался секретарь обкома КПСС и секретарь горкома КПСС. Когда в 1987 году Борис Николаевич был снят с поста 1 секретаря горкома Москвы и исключен из кандидатов Политбюро, а съезды союзные еще не собирались, он, т.е. Борис Николаевич, будучи министром Госстроя СССР, в январе 1989 года позвонил мне домой и попросил о встрече либо у меня дома, либо в его доме, в его семье. Он готов принять меня и мою семью. Я дал согласие на первый вариант с пожеланием на будущее в ближайшие дни совершить к нему ответный визит. Ответного визита не последовало, но первая встреча у меня в гостях, все же состоялась, и длилась наша беседа три часа пятьдесят две минуты, за чаем в семейном кругу с супругами. С самого начала у нас была договоренность говорить обо всем совершенно правдиво, по принципу: что на уме, то и на языке. Самое первое, что я ему заявил открытым текстом, были мои слова: «Борис Николаевич, в истории России вы навсегда останетесь как лицо государства, причастное к сносу двух важнейших исторических памятников страны: первый памятник — это Поклонная гора в Москве, второй памятник — это Ипатьевский дом на Урале».

Услышав это, мой собеседник оба обвинения отверг как несостоятельные, причем довольно аргументированно, при этом надо заметить, что если Поклонная гора в то время была у всех на слуху, о ней много писали и говорили, и я был не первым кто задал этот вопрос Ельцину, на что я и получил его ответ, который он знал наверняка наизусть. А вот тема царя, его расстрела, сноса Ипатьевского дома в те годы далеко была еще не в моде. О ней молчали, да и просто было запрещено говорить вслух. И на эти вопросы Борис Николаевич заговорил искренне, т. к. чувствовалось, что он говорит об этом впервые. Вот что он нам рассказал в тот субботний вечер о судьбе Ипатьевского дома и о царском деле. Задумавшись он вымолвил следующее: «В бытность моего руководства Свердловском и областью и в дни сноса дома ко мне вдруг настойчиво напросился один весьма пожилой старик и в уединенной обстановке один на один признался, что он очень боится за свою жизнь. Я поинтересовался — почему? Он ответил, что ему вдруг стали угрожать неизвестные лица, в связи с тем, что он знает настоящее место захоронения царя, а в связи с последними событиями, происходящими в городе, он стал опасаться за свою жизнь. Я ему (Ельцин — старику. прим. В. Л.) в свою очередь отвечаю, столько лет прошло и жив же, ничего не случилось. На что старик ответил, что все эти годы он хранил гробовое молчание, а теперь вот стал бояться».

В.ЛЕНЬКОВ
г. Москва

(Продолжение следует)

 

В других номерах:

Жизнь Епархии

Укрепление союза с интеллигенцией

С 7 по 12 июня 1999 г. в г. Екатеринбурге проходил Второй Российский Философский конгресс «XXI век: будущее России в философском измерении». Организаторами конгресса выступили: Российское философское общество, Министерство общего и профессионального образования РФ

 
Российская голгофа

Новое чудо святых Царственных Мучеников

Пишу вам по благословению духовного отца, чтобы сообщить о чуде, происшедшем со мною по молитвам Царственных мучеников. В августе 1998 года у меня заболела спина, с подозрением на грыжу позвоночника я пролечилась в больнице, стало легче, но ненадолго.

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс