Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №11 (103) → Развращение вместо просвещения

Развращение вместо просвещения

№11 (103) / 1 июня ‘99

Православная педагогика

В этой теме:

Православная педагогика
О средствах религиозного воспитания
Православная педагогика
Брак и современное общество

История, о том, как поссорились Григорий Исаакович Гиндин, директор Вологодского центра медико-психической помощи и планирования семьи и Иван Дмитриевич Лушников — заведующий кафедрой педагогики Вологодского же института развития образования (ВИРО), не потрясла основы исконно русского края, где до сих пор сохраняюгся традиции, обычаи, откуда приезжает теперь на детскую новогоднюю сказку всамделишный Дед Мороз, где в школах изучают родной край так, как изучали деды и прадеды — с почтением, любовью, преклонением перед преданиями старины далекой.

Предмет спора был, что называется, пустячным. Иные мужики и по физиономии смажут, и словом крепким припечатают, а иной раз и колом из загородки соперника треснут — даже в том никто ничего удивительного не углядит. Но по новой моде, по перестроечной, стали, конечно, и удивительные методы применять. Скажем, выступил Григорий Исаакович в областной газете «Красный Север» и давай сетовать на то, что отстала-де матушка Россия по части секса. Ну просто в масштабе планеты тащится в последних. А между тем, снова посетовал господин Гиндин, все у той же России есть — и Центр планирования семьи, и дети, коих можно просвещать по половому вопросу аж с 2.5–3 лет. Особенно сокрушался господин Гиндин, что темна Вологодчина донельзя. Уж какие люди хотят сюда пожаловать — сам В. Каган — президент Ассоциации гуманистической психологии из Санкт-Петербурга. А темное областное вологодское управление образования три года думает: разрешить книгу Кагана к тиражированию, а самого президента Ассоциации в руководители учебного семинара по самым деликатным вопросам полового воспитания или нет?

Остается предположить, что от этих самых деликатных вопросов даже видавшее виды областное управление обраэования пришло в шоковое состояние. Что уж говорить о бедном заведующем кафедрой педагогики ВИРО Иване Дмитриевиче Лушникове, который всю жизнь свою, все силы, знания отдает воспитанию всего того прекрасного, чистого, честного, непорочного и святого, что только может быть в детях? Прочитав статью Гиндина и оценив масштабы его настоящей и будущей деятельности, бедный Иван Дмитриевич взялся за перо и, как ныне принято по правилам гласности, написал в ту же газету свою статью, в коей резко критиковал программы полового воспитания, считая, что они искажают психику детей, а проще говоря, совращают малолетних.

Кажется, что тут дальше может случиться? По меньшей мере обмен еще парой статей, разворачивание дискуссии с привлечением противников и сторонников раннего полового просвещения, выводы медиков, педагогов и все. Но фантазия господина Гиндина была более богатой.

Ничтоже сумняшеся Григорий Исаакович подал на Лушникова в суд, требуя от того признать не соответствующей действительности критику программ полового воспитания, высказанную профессором в статье. Причем, что интересно, иск подан не к газете, а к автору, а еще более интересно вот что: лишь после почти полугодового выяснения суд наконец подвел истца к тому, чего он, наконец. хочет. А хотел и хочет истец Гиндин ни много ни мало — зашиты деловой репутации возглавляемого им центра. Того самого центра, который использует в своей работе программу «Основы планирования семьи», разработанную и утвержденную Российской ассоциацией планирования семьи еще в 1994 году.

При всей безобидности судебного рассмотрения, тишины в зале заседания, видимой приличности выступлений и свидетельствований за этим судебным процессом скрываются нешуточные для всей страны проблемы. С одной стороны, наступательный, энергичный и во всех смыслах благополучный, преуспевающий Гиндин, за которым стоят РАПС, международные организации, единомышленники — психологи и сексологи, пытающиеся с помощью Фемиды запретить всякие попытки критики того дела, которым он занимается со товарищи. С другой, тихий, бедный, живущий на крайне скромную зарплату, выдаваемую по 60 рублей в неделю, отдающий все свои знания развитию русских школ на Вологодчине, интеллигентный педагог Лушников. Один отстаивает право на воспитание детей по западным моделям, другой — исключительно по российским традициям. Столкновение этих людей в принципиальном, жестком споре, когда каждый за свои принципы пойдет до конца, — не просто склока или выяснение обид. В конечном счете это очень важное для России определение — какой станет ее подрастающее поколение, кого возьмет в образцы для подражания, за кем пойдет, чье поведение будет копировать. То, что вложат наставники в юные головки тех, кто находится сегодня на школьной скамье, по сути дела будет вложено в сознание нации, которая придет к нам повзрослевшей в третьем тысячелетии. Придет и будет управлять, диктовать, как жить, что делать и, конечно, упрекать тех, кто виноват в том, что она стала такой, а не другой.

Судебное заседание не стало в Вологде процессом российского значения, потому что Вологда, к счастью, далека пока еще и от РАПСовских проблем, и от программ полового просвещения. Но у Вологды уже есть Гиндин и еще есть Лушников. Судебный поединок должен решить, кто прав, вернее, у кого больше прав на то, чтобы быть и истинным наставником молодых. Если так, под таким углом посмотреть на происходящее, то оно представляется далеко не в том свете, в каком его хотели бы представить защитники Гиндина.

Для начала надо было бы повнимательнее посмотреть, что такое центр Гиндина, в котором на договоре работает сотрудница РАПСа М.Сенько. Центр считается медицинским, лицензии на образовательную деятельность не имеет. Но именно Сенько ездит по школам и заключает договора на обслуживание, а сам Гиндин без устали ругает на школьных совещаниях в городе и области тех, кто не водит школьников на занятия в центр (говорят, каждый школьник при этом должен заплатить 5 рублей). Смел Гиндин, ничего не боится. А чего ему бояться, если разрешение на открытие центра подписывал первый заместитель губернатора Вологды по социальным вопросам Иван Поздняков? Поздняков поддерживает Гиндина, видимо, искренне веря в успех этого предприятия и чистоту его помыслов. Xотя чиновнику такого ранга непременно следовало бы заглянуть в программу того центра, которому он разрешил работу с школьниками. Иван Поздняков, ручаюсь, открыл бы для себя немало интересного. Впрочем, это до сих пор открывают, знакомясь с ней, известные российские ученые.

Какие же выводы делают ученые? Например, такие: программу «Основы планирования семьи» в данном варианте правильнее было бы назвать «Основами безопасного секса»; если в программе говорится о настоящем мужчине, то знайте, имеется в виду, не то, что вы думаете, а просто «хороший самец»; половое воспитание авторы понимают исключительно как воспитание сексуального партнера, сводя к биологии и физиологии несводимое — психологические и духовные характеристики человека.

Авторы программы ставят задачу способствовать искоренению предрассудков о гомосексуализме, поэтизируют лесбиянство. Психологи, кстати, отмечают интересную подробность: язык, стиль программы, ее направленность и менталитет напоминают переводы и переложения с иностранного языка — настолько они чужды для восприятия русского человека, его образа жизни и культуры. Насаждать подобное на вологодскую землю? Нет, для этого надо быть воистину очень смелым человеком. Настолько смелым, чтобы не бояться отзывов не только педагога Лушникова, но и медиков, ведь центр Гиндина, кажется, все же не образовательный, а медицинский?

Что же пишут об этой программе врачи-сексопатологи, ученые? Людей такой, можно сказать, раскованной специализации, как сексопатология, настораживает в программе попытка навязывания стереотипа поведения, свойственного противоположному полу: «Чтобы стать настоящим человеком, мужчина должен быть не только сильным и смелым, но и усвоить целый ряд традиционно «женственных» качеств…» Это для чего ж, спрашивается, будущему вологодскому мужику эти самые традиционно женские качества? Сеять они ему помогут, лес рубить, хлеб убирать или обнимать жен, чтобы рожали после жарких ласк крепких мальчишек — продолжателей рода?

А сексопатологи читают программу дальше и пуще прежнего удивляются. По данным Всемирной организации здравоохранения у 1/3–2/3 женоподобных мальчиков и мужеподобных девочек формируется гомосексуальное влечение, подчеркивают они, между тем в программе этой теме отведено немало страниц, есть даже призыв к учителю: «подробнее остановитесь на гомосексуальности!» Навязывание подросткам поведения, свойственного противоположному полу, в сочетании с крайне деликатным отношением авторов к гомосексуальности и подробной информацией о ней, может способствовать формированию гомосексуального влечения. Оно, конечно, чем больше гомосексуалов, тем меньше абортов, проблем, и уж конечно все в порядке с рождаемостью. В том смысле, что прибавки ждать не придется.

Но интересно, нам это надо, мы этого хотим добиться? Или это Гиндин так хочет этого добиться по совету некогда жителя Вологды — секс-академика РАО Игоря Кона, которого можно в любое время найти на гей-странице Интернета, который получил от одного из богатеньких фондов 50 тысяч долларов, защищая права гомосексуалистов? Если это так, то можно поздравить Гиндина — он выбрал прекрасного советчика, который, будучи кандидатом исторических и доктором философских наук, видимо, эмпирическим путем приобрел известность как защитник сексуальных меньшинств.

А теперь давайте представим себе, что происходит с ребенком, попавшим под сень центра, который занимается половым воспитанием, половым просвещением, планированием семьи и прочим. В школе всему этому ребенка не учат. Родители, отправляя ребенка в школу, и не подозревают, куда его поведут и чему научат. Чувство стыда, как бы его ни убивали и ни сводили на нет в центре, у ребенка есть. Рассказать родителям об узнанном — стыдно, с товарищами об узнанном говорить — еще стыднее. У нас, кстати, очень хорошие, целомудренные дети. Так что должно происходить в их душах после посещения центра, к чему может привести смятение души? 0б этом, читая программу, размышляют уже те, в чьи руки попадают дети, по тем или иным жизненным обстоятельствам пытающиеся покончить жизнь самоубийством, испытывающие острые психосоматические расстройства. Так что в этой программе для 9–11 классов видят врачи-скоропомощники?

Дети живут в семье, они потом будут создавать свои семьи, но в программе слово «семья» упоминается в названии лишь два раза из 59 занятий. В контексте программы семья представлена лишь как место, где может быть внедрен безопасный секс. Сам же безопасный секс, по мнению авторов программы, включает онанизм, анальный, оральный, вагинальный секс, гомосексуализм, мужеложество, лесбиянство, скотоложество. Причем все эти психические расстройства в форме половых извращений, включенные в Международную классификацию болезней 9-го пересмотра Всемирной организации здравоохранения, принятую Минздравом РФ к применению в российском здравоохранении, почему-то трактуются как варианты нормальной половой жизни.

Одно из занятий специально посвящено онанизму как статистически самому массовому и якобы обыденному средству физиологической разрядки полового напряжения. От занятия к занятию, от обсуждения к обсуждению, от разговора о том, о чем не принято говорить в приличном обществе, к тому разговору, за которым не остается уже никакого стыда, детям объясняют, что девственность — позор, рождение ребенка — врожденные уродства, что любви нет, но есть технология и ничего более, что верность — чушь, что половая ориентация — случайность.

И все это — на неокрепшую, нежную душу ребенка, приводя к возникновению и культивированию у ребенка искусственной потребности и даже к возникновению патологических форм зависимости от этой потребности, которая не может быть ни необходимой, ни естественной в юном возрасте. Подросток хочет казаться взрослым, социально полноценным, он копирует взрослых, торопится взрослеть. При этом животные способы получения наслаждения могут стать для него единственными источниками сильных ощущений, а это — тупик развития личности. И иногда — самоубийство. Отсюда вывод врачей — программа внедряет в сознание школьника культ «секса» в разнообразных его видах, включая психические расстройства в форме половых извращений и нарушений, растлевает устои не только нравственных, духовных, социальных, но и природных, естественных основ подрастающего поколения.

С присущей настоящим медикам прямотой эксперты констатируют, что эта программа не учитывает возрастные, личностные особенности учащихся, способствует стимуляции и преждевременному раннему развитию половых влечений у учащихся-подростков, увеличивает риск их социального и антисоциального поведения, может повлечь дисгармонию в развитии личности подростка, отклонения и болезненные изменения в развитии психики ребенка, причем негативные медицинские последствия, как правило, включают пограничные психические и психосоматические расстройства. И самое главное — данная программа, считают медики, не только не соответствует традициям национальной педагогики и менталитету, но прямо противоречит им. Внушая подростку чуждые идеи автономной этики и протестантского крайнего индивидуализма, отрывая его тем самым от родителей, она предоставляет по сути оружие разрушения настоящей родительской семьи подростка и его будущей семьи, которую он должен создать, чтобы вырастить и воспитать собственных детей. Все это — о программе, по которой, как сказал на суде Гиндин, работает его центр.

Казуистика иска, поданного Григорием Гиндиным против Ивана Лушникова, состоит в том, что именно Лушников должен доказывать, что рассказывая Н-летнему школьнику, будто онанизм и мастурбация — норма, в итоге его развращают. Видимо, Лушникову стоило бы теперь подать иск на Гиндина, чтобы тот доказывал, что половое просвещение, которое ведет центр, есть не что иное, как предусмотренная его уставом санитарно-гигиеническая пропаганда. Впрочем, остается ждать, что скажет вологодская Фемида, как отреагирует на происходящее уважаемый многими далеко за пределами области губернатор Вячеслав Позгалев, какой приговор Гиндину вынесет родительская общественность — оправдает, осудит, останется равнодушной?

Недавний призыв Патриарха Московского и всея Руси Алексия II помочь детям можно трактовать по-разному. Можно собирать вещи, можно собирать деньги, можно поддержать детей и собственным трудом. А можно, услышав слова Патриарха: «За эвфемизмом «планирования семьи» вполне может скрываться запланированное целенаправленное уничтожение народа», — еще и всерьез озаботиться судьбами детей, тем, как оградить их от тех, кто под призывом «просвещать», стремится просто «развращать».

Виктория МОЛОДЦОВА.
«Российская газета»,
10.06.1999 г.

 
Православная педагогика

Православная оценка педагогического конфликта

Современная педагогика знает много противоречий и конфликтов, которые особенно обострились в последние годы в связи с возникшими экономическими, политическими и идеологическими проблемами нашего общества.

 
Православная педагогика

Сторонники «полового воспитания» вновь наступают

20 мая 1999 г. состоялся круглый стол «Насущные проблемы духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения», организованный Екатеринбургской Городской думой и Управлением образования

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс