Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №12 (104) → О средствах религиозного воспитания

О средствах религиозного воспитания

№12 (104) / 8 июня ‘99

Проповедь

(Окончание. Начало в №10, 11)

К практическим средствам религиозного воспитания следует отнести затем праздники православной Церкви — как общие, так и местные, отличающиеся обыкновенно торжественностью. Дети с особенной живостью предаются предаются насказанным радостям религиозных торжеств, в которые все вообще люди невольно обнаруживают радостное, светлое настроение духа; внешний вид всех вполне соответствует этому настроению, ибо все стараются нарядиться в чистые праздничные одежды; о каких-либо обыденных заботах нет в семье и помину, а все идут в храм Божий насладиться церковным торжеством, где еще сильнее возвышается то светлое настроение духа, которое с раннего утра уже светится на лице каждого. Самое богослужение праздничное производит на всех, в особенности же на детей, более сильное действие, чем обычные дневные церковные службы. Что может глубже и сильнее возбуждать религиозные чувства в неиспорченных сердцах детей, как, например, на крестный ход с иконами и хоругвиями куда-нибудь на источник (1-го августа или в Богоявление) или по полям крестьян после литургии в праздник? Всюду слышатся возгласы: «Пречистую несут» и т. п.; многие кладут земные поклоны, стараются пройти под несомыми иконами, матери отирают лица грудных детей полотенцами, которыми в виде дара украшают особенно чтимые иконы… Во всех этих действиях обнаруживается истинное, глубокое религиозное чувство простых людей, ибо они чувствуют в этом случае, так сказать, особенную близость к себе высших существ: Бога, Его Пресвятой Матери и угодников Божиих. Очевидно, что подобные религиозные торжества лучше всяких объяснений тех или других религиозных понятий действуют на детей в религиозно-воспитательном отношении. Поэтому священник должен заботиться непременно о том, чтобы школьники всегда присутствовали на торжественных крестных ходах. И еще лучше было бы, если бы им давали нести в крестном ходе те или другие иконы, церковный фонарь, церковные принадлежности (например, кропило, кадило и проч.), ибо самое прикосновение к церковным вещам, которые простой народ зовет священными, возбуждает чувство благоговейного трепета в тех, кто к ним прикасается, — и подобное действие церковных вещей на детей-школьников в религиозно-воспитательном отношении решительно ничем не заменимо.

Так как все средства религиозного воспитания в основе своей должны иметь истинное понимание религии, которая есть не что иное, как теснейший союз человека с Богом, и таковое же понимание назначения человека на земле, которое (назначение) должно состоять в прославлении Бога в душах и телесах наших, то воспитателям следует чаще поставлять детей в такое положение, в котором они чувствовали бы себя ближе к Богу, и доставлять им возможность совершать такие дела, которые бы прямо представлялись детям делами для Бога, совершаемыми во славу Божию. В этом отношении весьма действенным оказывается одно средство, которое, к сожалению, едва ли практикуется в видах религиозного воспитания. Средство это следующее. Перед праздниками, особенно перед Рождеством Христовым и св. Пасхою, происходит обыкновенно чистка внутренности храмов; сюда относится мытье полов в церкви, вытирание стен, чистка металлических риз на иконах и всего иконостаса от пыли, чистка церковных вещей, каковы: кадила, подсвечники, лампады, тарелки и проч. По нашему мнению, всю подобную работу, под руководством причетников или церковного сторожа, следовало бы поручать исключительно, в видах религиозного воспитания, ученикам церковно-приходских и других начальных школ. Вышеуказанные работы в сущности так просты и легки сами по себе, что для детей школьного возраста решительно не представят никаких затруднений, а между тем совершение их приближает, так сказать, детей к Богу, да и сами эти работы суть дело во славу Божию, ибо производятся для благолепия храма Божия.

В виде иллюстрации практикования этого средства, приведу картинку из действительной жизни, которая весьма яркими красками рисует силу влияния на детей тех работ в церкви, которые мы рекомендуем. Лет двадцать пять тому назад, знал я одного церковного сторожа, отставного солдата, человека, по своему, глубоко религиозного; и он-то практиковал рекомендуемое нами средство, хотя главным образом не в видах религиозного воспитания детей, а в видах собственно святости церковных вещей, чтобы сии последние не осквернялись во время чистки их от прикосновения людей грешных (взрослых); поэтому он каждый раз перед праздниками испрашивал у священника благословение чистить церковные вещи и присовокуплял: «так уж я, батюшка, приглашу мальчишек к себе на помощь, все — дитя безгрешное будет брать в руки Божии вещи». Помощников сторожу в этом деле, которое он называл службою Божией, находилось много — именно дети всего села от 10 до 15 лет; охотники приходили и из ближайших деревень. Как только сторож скажет, бывало, кому-либо из детей, чтобы завтра являлся после обеда на службу Божию, эта весть быстро разносится по всему селу между подрастающим поколением, у которого приготовление к службе Божией, благодаря урокам того же сторожа, начинается с вечера. Дети обыкновенно обращаются к матерям: «мама, мне завтра надо белую (чистую) рубаху». — Да что ты, возражает мать, — ведь завтра баню не будем топить. — Завтра надо идти на службу Божию», отвечает дитя — и этим разрешается всякое недоумение матери, ибо с давних пор всему селу известно, что такое служба Божия, на которую должны идти только дети, и неприменно в чистых рубахах. На другой день, в назначенное время дети являются в церковь и чинно ждут, кому какую работу назначит сторож. Вот, наконец, работа распределена, и всем сторож дает наставление, что «ты дело-то делай, да непременно молитвы читай, какие там знаешь». И действительно — картина расположившихся на полу в церкви детей и исполняющих назначенное каждому дело производит такое впечатление, что у всякого слезу вышибает. Вот например, сидит мальчик перед доскою, которому только и поручено, что мел растирать для чистки металлических вещей; он сосредоточенно делает свое дело и то же время произносит: «Господи, помилуй», ибо сторож заранее объявил, что кто не знает никакой молитвы или знает, да не твердо, тот за работою только и говори, что «Господи, помилуй». Вот другой, на корточках, усердно трет суконкою кадило, время от времени приговаривая: «да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою». Там кто-нибудь читает: «Богородице, Дево, радуйся…» в другом месте: «Пресвятая Троице…» и т. д., а все это жужжание детей покрывает пение сторожа в полголоса, который на Страстной неделе обязательно поет во время указанных работ в церкви ирмосы Великой субботы. Все с полным благоговением занимаются своим делом; только время от времени сторож, оставляя свою собственную работу, справляется, как идет работа у того или другого мальчика, и если кто уже исполнил порученную работу, то такому сторож дает новое дело. Мне в детстве самому приходилось не раз справлять эту службу Божию, а затем и наблюдать, как справляют ее дети, когда я был уже взрослым; так что я могу по собственному опыту судить о том, какое влияние эта детская служба Божия оказывает на всю их последующую жизнь. Я помню, как во время этих работ в церкви у кого-либо из детей навертывались на глазах слезы. Сторож, заметя это, обыкновенно спросит: «чего ты, Васютка?» — «А хорошо, дядюшка», отвечает тот. И сторож понимает, что значит это хорошо. По моему же, это — хорошо, т. е. хорошее душевное состояние означает приблизительно то состояние души, которое испытывал апостол Петр на Фаворе, вследствие чего и сказал: «Господи, хорошо нам здесь быть!»

Рекомендуемое нами средство религиозного воспитания детей иметь весьма важное практическое значение и с другой стороны. Церковные вещи (подсвечники, кадила, лампады, тарелки и про.) в деревнях чистятся обыкновенно раз, много два раза в год — перед Рождеством Христовым или перед Пасхою, а между тем эти вещи — одни от постоянного употребления, другие просто от времени — скоро тускнеют; да кроме того, на иконостасе и на стенах в церкви скоро появляется пыль и копоть, так что храм Божий большую часть года по необходимости находится не в чистоте и опрятности, какая ему подобала бы, а в пыли и производить в иных молящихся грустное чувство. Примеров искать не далеко, их каждый знает. Стоит зайти в церковь в будничный день, и вы увидите в руках священника или диакона кадило (в обыкновенные дни употребляется простенькое — медное) до того закопченное, что оно скорее походит на железное. Даже и в большие праздники, и притом и в городах, нередко можно заметить подобного рода явление: перед величанием сторож или причетник ставит на средине церкви аналой и на нем полагает икону праздника, при чем, захватив в алтарь полотенце, тут же и обтирает с иконы пыль, которой оказывается так много, что полотенце положительно от одного раза становится грязным. А все эти явления, очевидно, происходят от того, что одному сторожу чистить церковные вещи возможно чаще не приходится, нанимать же для этого посторонних людей несколько раз в год — убыточно для церкви. Совсем другое дело было бы, если бы для этой цели священник, в видах религиозного воспитания, приглашал детей; тогда все в церкви чистилось бы не раз или два в год, а по крайней мере раз в месяц, вследствие чего храм Божий производил бы впечатление надлежащего благолепия не только в большие праздники, но и в будничные дни, ибо и простенькое медное кадило, употребляемое в эти дни, все же был бы чистым и издавало бы свойственный ему блеск. Каких либо затруднений относительно того, когда именно школьникам чистить вещи в церкви, быть не может; в какую либо субботу, в послеобеденное время, они успеют и пыль смести в церкви на стенах и иконостасах, да и вещи все перечистить, потому что если чистка будет происходить каждый месяц, то вещи не успеют сильно потускнеть и время на чистку потребуется очень немного. Словом цель религиозного воспитания учеников церковно-приходской или иной школы и благолепие храма Божия должна быть для каждого священника достаточно сильными побудителями к применению на практике рассматриваемого средства религиозного воспитания. С целью же религиозного воспитания следовало бы поручать школьникам и просушку в летнее время церковных облачений (пелены и покрывала) и одежд, употребляемых священно-церковно-служителями при богослужениях (ризы, стихари, епитрахили, поручи и проч.); ибо одному церковному сторожу, который обыкновенно этим делом занимается, неудобно справляться с просушкою указанных вещей. Развесит сторож в церковной ограде различные облачения, уйдет за чем-либо в церковь или сторожку, а в это время птицы на церковной колокольне и под крышей церкви, садятся на развешенные облачения и могут их же попортить. Для школьников же развешивание церковных облачений и наблюдение за ними во время просушки составит опять службу Божию, которая даст им лишний раз чувствовать себя, так сказать, ближе к Богу, и сама оп себе есть дело во славу Божию, следовательно прямо ведет к целям религиозного воспитания. Кроме того, школьникам непременно следует поручать по очереди (по двое или по трое за один раз) прислуживание во время богослужений в алтаре и в церкви (приготовлять и подавать кадило, теплоту, выносить подсвечник и проч.). Чтение и пение на клиросе для школьников должно быть обязательным, и учительствующие должны смотреть на это дело тоже, как на средство религиозного воспитания детей, ибо чтение и пение в церкви, как непосредственно возбуждают религиозные чувствования, так и сами по себе совершаются во славу Божию и, следовательно, с одной стороны приближают к Богу, а с другой — отвечают прямому назначению человека — прославлению своего Творца. В этих видах следует поставить дело так, чтобы собственно ни одни школьник не вышел из церкви, не совершив какого-либо дела во славу Божию (прислуживание в алтаре, чтение и пение). На это скажут, что не все мальчики могут читать и петь в церкви или прислуживать в алтаре, ибо первогодники петь и читать совсем не умеют. Мы же на это скажем, что нельзя себе и представить, чтобы хоть один школьник, даже только что поступивший в школу, не мог бы в церкви петь, например, «господи, помилуй». Разумеется, для этого нужны спевки, чтобы пение выходило стройно; но это уже дело учителя, — и дело, нужно сказать, весьма не трудное (т. е. научить петь, например «Господи, помилуй»). Все школьники должны стоять у правого клироса (разумеется, за исключением тех, которые составляют хор и стоят на клиросе, и очередных школьников, назначенных для чтения, которые тоже во время чтения стоят на клиросе) и подпевать хору, кто что может; иные, например, умеют петь:»Богородице, Дево, радуйся», другие могут пропеть: «Хвалите имя Господне» И т. п.; а «Господи, помилуй» и на просительной ектении «подай, Господи» могут петь решительно все. При этом условии каждый школьник выйдет из церкви с сознанием того, что и он пел, т.е. во всеуслышание славословил Господа. Таким образом, одни ученики прислуживают в церкви, другие читают, а прочие принимают участие в пении того, кто что может. На это обстоятельство очень мало обращается внимания, а между тем оно в воспитательном отношении весьма важно, ибо для школьника стоять в церкви и молиться далеко не одно и то же, что вместе с этим принимать участие в пении или прислуживании в церкви; — это последнее наполняет душу детей искреннею радостью — и при этом без примеси какой бы то ни было тени чувства самолюбия, ибо в этом случае они бессознательно чувствуют себя ближе к Богу, служа ему не только умственно, как в молитве, но устами, и делами (чтение и пение, прислуживание), что не всякому доступно. Заканчивая речь о средствах религиозного воспитания, мы должны заметить, что рассматривали здесь только такие средства, которыми каждый священник и воспитатель может удобно воспользоваться для влияния на детей, посещающих школу, и что эти средства, если ими пользоваться, должны быть практикуемы постоянно, без каких бы то ни было перерывов. Таким образом, решительно ни один урок Закона Божия не должен пройти без того, чтобы своим содержание не повлиять на все способности детей (ум, волю и сердце); законоучитель должен решительно всегда показывать собою добрый пример религиозной благочестивой жизни; священник раз в месяц, — или, как найдет лучшим, только не очень редко, — должен приглашать учеников для чистки церковных вещей и вытирания пыли на иконостасе и на стенах в церкви; наконец, священник должен принять за правило, чтобы школьники поочередно прислуживали в алтаре и в цервки, чтобы пели и читали на клиросе, а кто не может еще участвовать на клиросном пении, пел бы вместе с клирошанами то, что может и к чему заранее приготовил учеников учитель.

Х. Белков
(«Прибавления к Церковным ведомостям», 1910 г.)

 

В других номерах:

Проповедь

Брак и современное общество

(Продолжение. Начало в №9–11) Одновременно с ростом разводов социологи отмечают рост добрачных связей, добрачных зачатий и фактических супружеств.

 
Российская голгофа

Могилы моей не ищите

(Продолжение. Начало в N 11) В свою очередь я спросил у Ельцина, где же это место может быть, о чем поведал тот старый посетитель? На что Борис Николаевич уже мне ответил: «Точно он не поинтересовался, а может, и не запомнил.

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс