Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №20 (245) → Святой архидиакон

Святой архидиакон

№20 (245) / 22 мая ‘03

Память

Архидиакон Вениамин родился в 1869 году в крестьянской семье, в Верхотурском уезде Нижнетагильской волости, в миру именовался Василием Иосифовичем Зыковым. Образование Василий получил домашнее, и по собственному признанию он “…как только встал на ноги, ушёл в монастырь…”. Но в ХIХ веке невозможно было просто так поступить в монастырь, и поэтому ему сначала пришлось уволиться из общества крестьян, и лишь после этого, 1 января 1896 года, он был принят в братию Верхотурского Николаевского монастыря.

Настоятелем обители в то время был архимандрит Иов (Брюхов) прибывший сюда из Валаамского монастыря и привёзший сюда ещё двух монахов: схимонаха Илию (Чеботарёва) и иеромонаха Арефу (Катаргина). Именно к ним обращался 27-летний послушник Василий за духовными советами и наставлениями. Однако ему недолго пришлось пребывать в сей славной обители, так как распоряжением епархиального начальства он был определён из Верхотурского монастыря в число братии при Екатеринбургском архиерейском доме.

Имея от рождения прекрасные голосовые данные, в 1899 году послушник Василий Зыков был пострижен в монашество с наречением имени Вениамин и 11 апреля того же года рукоположен в сан иеродиакона. В архиерейском доме иеродиакон Вениамин прослужил до 1903 года, но суетная городская жизнь тяготила отца Вениамина и он подал прошение на имя Правящего Архиерея о возвращении его в Верхотурский монастырь. Преосвященный епископ Владимир (Соколов) уважил прошение отца Вениамина, и 6 декабря 1903 года он вновь вернулся в свою родную и близкую его сердцу обитель. Живя в монастыре, отец Вениамин снискал к себе всеобщую любовь и уважение, и в его официальном послужном списке за 1913 год было отмечено, что иеродиакон Вениамин “качеств очень хороших, к послушаниям способен, и усерден”.

За ревностное и истинное служение Церкви Христовой 20 ноября 1907 года отец Вениамин был отмечен Архиерейским благословением с выдачею свидетельства, а 6 мая было преподано благословение Святейшего Правительствующего Синода. В том же году, 12 сентября, в день памяти перенесения мощей святого праведного Симеона, Верхотурского Чудотворца, в Верхотурский монастырь накануне прибыл Преосвященный епископ Екатеринбургский и Ирбитский Митрофан и передал в дар настоятелю монастыря игумену Ксенофонту (Медведеву) и иеродиакону Вениамину священническое и диаконское облачения сиреневого цвета. При этом, передавая облачения, Владыка Митрофан сказал о том, что эти дары им посылает Государыня Императрица Александра Фёдоровна, сама лично сшившая их из платья, ношенного ею в день священной её коронации на священный Российский престол.

Так мирно текла монашеская жизнь Верхотурского монастыря и его насельников, пока не настал роковой 1917 год и весь вековой уклад спокойной жизни был нарушен. В стране начались массовые аресты духовенства, вскрытия мощей и осквернения храмов, докатилась эта волна и до Верхотурья. 12 сентября 1920 года, в день памяти святого праведного Симеона Верхотурского, когда со всех сторон прибыло в обитель до 15 тысяч паломников, местные власти назначили вскрытие мощей Угодника Божия, праведного Симеона. По их приказу раку с мощами вынесли из Крестовоздвиженского собора на паперть, и святые мощи были кощунственно вытряхнуты из раки, а затем при нарастающей тишине вдруг раздался хохот нескольких людей. Единственным, кто осмелился возвысить свой голос на защиту праведника, был архидиакон Вениамин, провозгласивший на всю площадь перед собором: “А мы верили и будем верить Угоднику Божиему праведному Симеону и прошу вас не кощунствовать!”. В тот же день архимандрит Ксенофонт и архидиакон Вениамин были арестованы и доставлены в ГубЧК. Первый — по обвинению в активном соучастии белым, второй – по обвинению в сопротивлении при вскрытии мощей. На допросе отец Вениамин по этому поводу объяснил так: “…сопротивления я никакого не оказывал, а лишь в порыве религиозного чувства высказался против публики, которая хохотала и хлопала в ладоши, я и сказал: “…прошу не кощунствовать”.

Началось следствие, и в монастыре был немедленно произведён обыск, где обнаружили три трёхдюймовых снаряда, шесть гильз и несколько саженей телефонного кабеля. В результате всех этих событий, осуществлявший следствие помощник Уполномоченного Соковин в своём отчете напишет о том, что: “исходя из вышеизложенного и принимая во внимание перечисленное обвинение, доказано свидетельскими показаниями, что архимандрит Ксенофонт и архидиакон Зыков Вениамин являются непримиримыми контрреволюционерами, определённо ведущими классовую борьбу против освобождения человечества, а потому полагаю, что Ксенофонт Медведев и Вениамин Зыков вполне заслуживают применить высшую меру наказания РАССТРЕЛ”.

Но, по милости Божией, дело это попало к другому сотруднику ЧК, некоему Шатунову, который счёл возможным ограничиться для обвинения наказанием в виде двух лет принудительных работ в городе Екатеринбурге.

Архимандрит Ксенофонт и архидиакон Вениамин написали письмо члену комиссии по вскрытию мощей Старкову о том, что со своей стороны они никаких контрреволюционных выступлений не совершали. 2 октября 1920 года отцу Вениамину предъявили обвинения в контрреволюционной деятельности, неподчинении распоряжениям власти и ведении агитации против таковой для поднятия восстания. Спустя полтора месяца, 24 ноября этого же года, им было вменено в вину кроме контрреволюционной деятельности ещё и расхищение монастырского имущества, и дело было передано в Губревтрибунал, который вынес им приговор: два года принудительных работ без содержания под стражей.

После исполнения данного приговора, церковно-приходской совет при храмах Верхотурского монастыря обратился в ЧК с ходатайством об освобождении архимандрита Ксенофонта и архидиакона Вениамина от принудительных работ и разрешении им вернуться в Верхотурье.

28 ноября 1921 года Екатеринбургская Губернская Чрезвычайная Комиссия вновь заслушала дело о контрреволюционной деятельности священнослужителей и, принимая во внимание ходатайство церковного совета и то, что за свою контрреволюционную деятельность они понесли должное наказание, отбыв больше половины назначенного срока, вынесла постановление об их досрочном освобождении. При этом архимандрит Ксенофонт смог вновь приехать в Верхотурье и возродить монашескую общину. Насельники монастыря, лишенные к тому времени большей части своих келий, в основном проживали непосредственно в Крестовоздвиженском соборе на хорах.

Много бед и скорбей переживала оставшаяся в небольшом количестве братия, и им вновь пришлось в 1927 году отстаивать мощи святого праведного Симеона Верхотурского. Богоборческая власть в этот раз ограничилась только тем, что опечатала раку с мощами, велев прикрыть их стеклом во избежание “заразы”. В следующем 1925 году 15 августа в Верхотурье пришёл помолиться иеромонах уфимского монастыря Павел (Ильин), где, встретив в обители своих единомышленников, дал им прочитать копию письма епископа Сан-Францисского Николая, призывавшего хранить верность Святейшему Патриарху Тихону и не поддерживать обновленцев. Вскоре по доносу за распространение этого “контрреволюционного письма” были арестованы: архимандрит Ксенофонт (Медведев), иеромонах Кельсий (Мотов) и иеромонах Паисий (Снегирев), а Максимилиан (Медведев), Гурий (Кулезнёв) и Вениамин (Зыков) обвинялись в том, что знали о письме и не донесли.

Вновь началось следствие. Архидиакон Вениамин просидел в заключении в г. Нижнем Тагиле 5 месяцев. На заседании Уральского областного суда, которое проходило 20–22 октября 1925 года, отец Вениамин был оправдан по обвинению в антисоветской деятельности, но был лишён права проживания в течение года в пределах Кунгурского, Ирбитско-Туринского и Нижнетагильского округов Уральской области в качестве “социально-опасного” элемента. Отец Вениамин переехал на жительство в соседнюю Челябинскую область в город Касли, где стал служить при местной церкви. С архимандритом Ксенофонтом он вновь увиделся спустя пять лет в 1930 году и до 1932 года имел постоянную с ним переписку. Видимо, именно в этот период отец Вениамин был рукоположен в сан иеромонаха и впоследствии в сан архимандрита.

12 марта 1937 года он был вновь арестован за “контрреволюционную деятельность” и осуждён по ст. 58–10 УК РСФСР и по приговору был выслан на 5 лет в Казахстан. Находясь в ссылке, отец Вениамин поселился в Павлодарской области, Бескаргайском районе, в посёлке Майском. Но уже 11 ноября того же 1937 года его вновь арестовали, и на вопрос следователя о проводимой им контрреволюционной работе им был дан ответ: “В Майском трудовом посёлке я жил на одной квартире со ссыльными, также служителями религиозного культа… Часто пели божественные песни, вместе с заходившим к ним священником.… При разговорах мы всегда вспоминали Царскую власть, одновременно осуждали советскую власть”.

После таких откровений Вениамин, решением тройки при УНКВД по Восточно-Казахстанской области, 1 декабря 1937 года был опять осужден как “враг народа” и приговорён к высшей мере наказания – расстрелу. На следующий день 2 декабря за 68-летним старцем в 2 часа ночи пришёл конвой, и приговор был приведён в исполнение. Место погребения мученика неизвестно. Реабилитирован архимандрит Вениамин (Зыков) был по решению президиума Павлодарского областного суда 17 мая 1956 года.

В 2000 году Алма-Атинская епархия представила документы в Синодальную комиссию по канонизации, и на Архиерейском Соборе, состоявшемся 13–16 августа того же года, архимандрит Вениамин (Зыков) был прославлен в лике новомучеников. Дата памяти – Собор новомучеников и исповедников Российских.

Наместник Нижегородского
Вознесенского Печерского монастыря
игумен Тихон (Затёкин)

 
Батюшка

«Оглядываясь на прошлое». К 25-летию служения в священном сане протоиерея Владимира Поммера, благочинного Центрального церковного округа, настоятеля храма в честь Всех Святых г. Екатеринбурга

Отдыхать не умею… – Вроде бы так давно при храме, а вспомнить что-то особенное трудно. Оглянешься назад и видишь: труды, труды

 
Литературная страница

Петькино чудо

История эта произошла совсем недавно — в наши невеселые дни. Невеселые, потому что жить трудно, а жить хочется каждому хорошо, как жилось нашим предкам еще до революции. Хорошо жить хотелось и Петьке. О ней, хорошей жизни, ему рассказывали дедушка с бабушкой. Родителей у Петьки не было: отец запил и ушел из дома, по-видимому, где-то бомжуя, а мать еще до этого умерла. Петька остался на стариках. Пенсии стариков на прожитие не хватало, дед без дела не сидел и прирабатывал

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс