Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №28 (301) → Царские дни в Екатеринбурге

Царские дни в Екатеринбурге

№28 (301) / 22 июля ‘04

Царские дни

16–17 июля для Екатеринбурга и всей России особые дни — дни памяти Святых Царственных Страстотерпцев: Царя Николая, Царицы Александры, Царевича Алексия, Царевен Ольги, Татьяны, Марии, Анастасии. 16–17 июля мы вспоминаем те трагические события, когда июльской ночью 1918 года была расстреляна Царская Семья.

И по уже многолетней традиции, в эту ночь, на месте злодейского убиения, где сейчас возведен Храм-Памятник на Крови во имя Всех Святых, в Земле Российской Просиявших, было совершено Всенощное бдение и Божественная литургия. Службы возглавил архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий.

Святыми людьми Церковь Христова с самых ранних лет и веков своего существования называла тех, кто, очистившись от греха, стяжал Духа Святого и являл силу Его в окружающем нас мире. Большинство издревле почитавшихся святых были мучениками за Христа. К святым причисляли и исповедников, гонимых за Православие и претерпевших от язычников истязания, пытки или заключение и ссылку, но не пострадавших «даже до смерти», как мученики.

Чествование мучеников и в древние времена, и позже было несколько выше, чем святителей и иных святых, ибо они знаменовали славу Церкви. Мощи – честные останки их, «сокровище более ценное, чем все драгоценные камни и золото» – собирались Церковью с благоговением, как причастные действию Духа Божия.

Начиная с эпохи гонений, христиане сходились на молитву именно при мощах мучеников, при которых было засвидетельствовано много знамений и чудес. Нередко и сами храмы христианские строились на месте погребения или страдания («на крови») мучеников.

На протяжении девятисот лет со времени крещения Руси святым равноапостольным князем Владимиром, в истории Русской Церкви запечатлелись преимущественно подвиги святителей и преподобных, благочестивых государей и великих князей, Христа ради юродивых

В XX веке Русской земле было попущено небывалое антихристово нашествие. Соблазны свободы и социализма, устроения материального рая «в отдельно взятой стране» охватили души некогда православных христиан. Отступление от Бога привело к тому, что практически весь XX век для России стал веком великих страданий.

Плененный своими же генералами в поезде под Псковом 15 марта 1917 года, Николай II пишет в своем дневник: «Кругом измена, трусость и обман». Генералы Рузский, Алексеев, Эверт, Брусилов и думские масоны требовали тогда у Царя отречения от престола в пользу Наследника, угрожая в противном случае братоубийственным пролитием крови в неминуемой гражданской войне. После ночи молитв и мучительных раздумий Государь подписал не Манифест, а лишь телеграмму в Ставку с лаконичным, конкретным текстом и единственному адресату – начальнику штаба. Это потом ее назовут «Манифестом об отречении», но Государь, подписывая (карандашом) телеграмму, знал, как знало и его ближайшее окружение, что отречение самодержавного Государя, да еще с формулировкой «в согласии с Государственной Думой», не допускалось никакими законами Российской Империи. Кроме того, в телеграмме речь шла о передаче престола брату, минуя единственного законного наследника, Цесаревича Алексея. Можно ли было всерьез воспринимать этот документ?

Являясь свидетельством личного непротивления волеизъявлению подданных, государево послание тогда было и единственно возможным в тех обстоятельствах призывом к Армии. Прямой призыв вряд ли получил бы огласку, а телеграмма об отречении была спешно разослана в войска начальником штаба Ставки генералом Алексеевым. Всякому честному офицеру было ясно, что творится насилие, государственный переворот, и долг присягнувшего повелевал спасать Императора…

Но не поднялась Армия за Царя и свое Отечество, хотя никакой Манифест не освобождал воинство от присяги и крестоцелования.

По сей день не только историков озадачивают непостижимые факты: как могла Красная Армия, возглавляемая прапорщиком Крыленко, бывшим в Первую мировую редактором-крикуном «Окопной правды», руководимая беглым каторжником Троцким без какого-либо имевшегося у него военного опыта, предводительствуемая студентом-недоучкой Фрунзе, юнкером Антоновым-Овсеенко, лекарем Склянским, – как могла эта Красная Армия теснить Белую Гвардию, громить Корнилова, Деникина, Врангеля, Колчака – лучших выпускников лучших военных академий, опытнейших военачальников, умудренных победами и неудачами японской и германской войн, собравших под свои знамена боевых офицеров, солдат-фронтовиков?

Истина открылась не сразу, но одна из причин такой нелепой, в общем-то, ситуации, была такова: на каждом из предателей Императора лежал грех клятвопреступника, отдавшего Царя врагам его. Трагичные судьбы генерала Алексеева (это он держал в руках нити антимонархического заговора), генерала Рузского (пленившего Государя в псковском поезде), генерала Корнилова (явившегося в Царское Село арестовывать Августейшую семью), генерала Иванова (преступно не исполнившего Государев приказ о восстановлении порядка в Петрограде), адмирала Колчака (командовавшего Черноморским флотом и ничего не сделавшего для защиты Государя), а также многих других – свидетельствуют о скором и правом суде Божием. Рвавшиеся уйти из-под воли Государя в феврале 1917 года, жаждавшие от Временного правительства чинов и наград, уже через год-два они расстались не только с тридцатью полученными сребрениками, но с жизнью расстались – такова подлинная цена предательства.

Порушив закон и присягу, Русская армия вся – и в этом состоит ответственность всех за грехи многих – понесла наказание разделением на красных и белых, гибелью и отступничеством вождей, а в следующем поколении – сталинского террора, возобновлением германской войны, в горниле которых погибли десятки миллионов людей.

За трагедией Армии и народа встает трагедия Русской Православной Церкви. Почему ее, тысячелетнюю, великую, родившую на рубеже веков многих святых и только что прославившую новых угодников Божиих, открывавшую новые храмы, монастыри, училища – весь этот, казалось, нерушимый оплот Православной веры и Царства, – вдруг в одночасье поразил раскол, жестокие гонения со стороны безбожников и иноверцев? Что сталось с православными, не с новомучениками, исповедавшими Христа и верность Государю, а с массой русских христиан, «страха ради иудейска» отвергавшихся христианского имени и все-таки попадавших под мстительный вихрь репрессий? Где были их прежние духовные вожди и наставники, которые могли бы остановить народное богоотступничество? А произошло вот что.

Коренное зло было совершено в Церкви 6 марта 1917 года, когда Церковь в лице Святейшего Синода не усомнилась в законности царского отречения, «молча глядела она на то, как заносился злодейский меч над священною главою Помазанника Божия и над Россией».

5 марта 1917 года в Могилеве, не убоявшись гнева Божия, не устыдившись присутствия Государя, штабное и придворное духовенство осмелилось служить литургию без возношения Самодержавного царского имени. Уже на следующий день самовольный почин был закреплен решением Святейшего Синода: «принять к сведению и исполнению» «акты» об отречении и возглашать в храмах многолетие «Богохранимой державе Российской и благоверному Временному Правительству ея».

Пастыри поставили себя над Помазанником. Архиереи же по-мирскому рассудили, что Царь грешен, немощен, недалек, и для «завоевания гражданской свободы» призвали христиан «довериться Временному Правительству», безрассудно приняв никогда не существовавшее отречение Царя. Фактически они благословили народ на цареотступничество.

И не встала Православная Русь спасать своего белого Царя. Протопресвитер придворных соборов Александр Дернов смиренно испрашивал указаний Синода «относительно того, как будет в дальнейшее время существовать все придворное духовенство», чем ему кормиться и кому подчиняться. Из 136 человек причта придворных соборов и церквей ни один не последовал за Государем в заточение. Среди тех, кто пошел за ним на мученический крест, были дворяне, мещане, крестьяне, были слуги-иностранцы и иноверцы, но духовных лиц среди них не было.

Как затмение нашло на этих облеченных долгом пастырей, воспринявших революционную пропаганду, начитавшихся газетной травли, напитавшихся крамольным духом «демократии» и не отдававших себе отчета в том, что нарушают принесенную ими на Евангелии при поставлении в священнический сан присягу.

Стоит ли удивляться размерам бедствий, что исцеляющая Десница послала на Церковь, возвращая ей забытый страх Господень…

Март 1918. Убит священник станицы Усть-Лабинской Михаил Лисицын. Три дня водили его с петлей на шее, глумились, били. На теле оказалось более десяти ран, и голова изрублена в куски. (Это отсюда, из Лабинской, неслось в Синод приветствие новому строю!).

Апрель 1918. В Пасху, под Святую заутреню, священнику Иоанну Пригоровскому станицы Незамаевской, что рядом с Екатеринодаром, выкололи глаза, отрезали язык и уши, связавши живого, закопали в навозной яме. (Духовенство Екатеринодара всего год назад выражало радость от наступления «новой эры в жизни Церкви»).

Весной 1918 в Туле большевики расстреляли Крестный ход из пулеметов. (Совсем недавно тульское духовенство «в тесном единении с мирянами» надеялось на возрождение Церкви «на началах свободы и соборности»).

Март 1920. В Омской тюрьме убит архиепископ Сильвестр Омский и Павлодарский. (Это его духовенство одобряло «условия новой жизни Отечества»).

Армия и Церковь – две организованные русские силы, согласно клятве, обязаны были защищать Государя и его Наследника до последней капли крови. Но оказалось, что в большинстве своем православные лишь формально относились к присяге. Утратив веру, они легко впали в массовый грех отступничества.

Наказание последовало незамедлительно — оно содержалось в преступлении. Вслед за Царем, Всевышний просто «не противился» жажде свободы, оставив людей наедине с ней. Тогда обнажилась безбожная, а значит, и бесчеловечная суть этой жажды «счастья» и «славы» без Царя, ибо самодержавие хранило древнее Таинство Помазания, то есть «договор» с Богом, что Он Сам будет управлять Своим народом через законного властителя.

Период объявленного большевиками «красного террора», годы гражданской войны 1918–1922 отмечены бесчисленными жертвами «чрезвычайки». Синодик с их именами, печальный и в то же время достославный, содержит скупые свидетельства о святых подвижниках: «умучен», «распят на церковных вратах собора вниз головой», «сожжен в топке паровоза», «живым закопан в землю», «сам рыл себе могилу», «привязан к хвосту лошади и пущен в степь», «зарублен шашками», «утоплен в проруби», «облит ледяной водой и так заморожен» или «просто» «расстрелян» – вот далеко не полный перечень истязаний и пыток за исповедание веры.

В истории Русской Церкви XX века навечно запечатлен подвиг Святых Царственных Страстотерпцев, новомучеников и исповедников, который учит строгой вере и служит для нас спасительным уроком.

Об этом в своей проповеди напомнил по окончании богослужения в Храме-на-Крови тысячам собравшихся прихожан архиепископ Викентий. Владыка также поблагодарил паломников из Владивостока, Иркутска, Омска, Челябинска, Владимира, Москвы и других городов за их ревность в почитании Святых Царственных Страстотерпцев.

А затем состоялся многотысячный двадцатикилометровый крестный ход от Храма-на-Крови в монастырь Царственных Страстотерпцев на Ганиной яме, где честные останки Царской Семьи были уничтожены и где вся земля пропитана их святыми мощами.

Здесь Владыка совершил молебен и благословил всех паломников на «добрые труды по возрождению нашего Отечества в духе нравственности, чистоты и страха Божия».

Святые мученики и исповедники, молите Бога о нас!

 
Царские дни

Последние дни Царской семьи

17 июля – память Святых Царственных Страстотерпцев. (Продолжение. Начало в № 27) По прибытии во дворец, мы были встречены комендантом и дежурным караулом. Войдя в коридор нижнего этажа, где расположены покои Его Величества, ко мне подошел камердинер Государя и сказал: «Его Величество вас просит зайти в его комнату.

 
Царские дни

«Царские дни — 2004» собрали в Екатеринбурге более 10 тысяч уральцев и паломников из других регионов России

Екатеринбург, 19 июля, «Информационное агентство Екатеринбургской епархии». «Царские дни — 2004» собрали в Екатеринбурге более 10 тысяч уральцев и паломников из других регионов России. Все они приняли участие во Всенощном бдении и Божественной литургии в ночь с 16 на 17 июля, которые совершил в Храме-на-Крови архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий.

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс