Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №40 (409) → Руководитель Информационно-издательского центра Екатеринбургской епархии игумен Димитрий (Байбаков): «Задача православных СМИ – помочь человеку правильно расслышать обращенный к нему призыв Божий»

Руководитель Информационно-издательского центра Екатеринбургской епархии игумен Димитрий (Байбаков): «Задача православных СМИ – помочь человеку правильно расслышать обращенный к нему призыв Божий»

№40 (409) / 22 октября ‘06

Епархия

Информационно-издательский отдел Екатеринбургской епархии был создан по Указу Преосвященного Никона (Миронова) 1 апреля 1994 года. Этим же Указом возглавлявший тогда Екатеринбургскую кафедру Владыка Никон (ныне настоятель московского храма Успения Пресвятой Богородицы в Вешняках) назначил руководителем новосозданного отдела священника Димитрия Байбакова.

 

С тех пор прошло 12 лет. Отец Димитрий был возведен в сан игумена, а епархиальный отдел превратился в настоящий церковный медиа-холдинг. Сегодня это не только «Православная газета» и ряд других периодических изданий, но и книжное издательство, типография, информационное агентство, несколько интернет-сайтов, а также круглосуточные телеканал «Союз» и радиостанция «Воскресение». О деятельности православной радиостанции Екатеринбургской епархии мы и беседуем сегодня с игуменом Димитрием (Байбаковым).

- Отец Димитрий, какой была первоначальная концепция радиостанции, и изменилась ли она впоследствии?

- Вы знаете, несмотря на некоторую, может быть, сухость этого вопроса по форме, он, на самом деле, чрезвычайно интересен по содержанию. Потому что затрагивает проблему того, какими должны быть конфессиональные СМИ вообще. Для России, Русской Православной Церкви – это проблема очень значимая. Ведь, по сути, тем церковным труженикам, кто работает в православных изданиях, на православных радиостанциях, а теперь и телеканалах, на самом деле приходится идти в своем развитии почти на ощупь. Отечественного опыта в этом плане практически нет, а зарубежный — малоприемлем. Вот взять, к примеру, наш телеканал. Когда мы его создавали, я очень слабо представлял, куда вообще двигаться. Напросился в гости к знакомым, которые принимают спутниковые каналы с «Хотберда», давай изучать. Из шестисот примерно каналов там десятка два, или около того, религиозных. Но все они исключительно религиозные в прямом смысле этого слова. То есть, по содержанию это либо богослужения 24 часа в сутки, либо проповеди – тоже 24 часа в сутки. Естественно, что нам при нашем богатстве культуры, истории, неразрывно связанных с Православием, копировать подобный опыт – наверное, худший из всех вариантов. Не лучше и создавать просто хороший такой радио- или телеканал, почти светский, но без насилия, эротики, политики, с каким-то количеством православного контента – ну будет это пятый, десятый или пятнадцатый канал в городе, и что? Он просто затеряется среди всех других прочих, а на рейтинги никогда никаких денег не хватит. Так вот в самом начале, когда мы только запустили радио «Воскресение», 7 июля 2003 года, мы пошли именно по этому пути… Помню одно из первых, если не первое, собрание наших сотрудников, на котором я поставил перед ними именно такую задачу: сделать хорошее, нормальное радио, на котором были бы представлены все стороны жизни человека. Музыка, здоровье, сельское хозяйство, воспитание, техника, литература – в жизни человека это все есть, значит и у нас должно быть. Сколько времени в день вы молитесь? Час? Вот столько должно быть и чисто религиозных программ – ну, может, чуть больше… Чтобы не испугать людей, не оттолкнуть клерикализмом, а наоборот привлечь разнообразием добрых и светлых программ обо всем. Примерно так я рассуждал в 2003 году, такой была первоначальная концепция. Жизнь доказала ее полную несостоятельность. Наши радиослушатели стали звонить и сначала просить, а потом – требовать: убрать из эфира светскую музыку («мы ее и на других волнах послушаем, если захотим, а церковной больше нигде нет»), рассказы о том, что когда садить («для этого есть специальные газеты и журналы, а на слух мы все равно не запомним»), уроки английского языка (не спас даже уклон в христианскую терминологию и объяснения, что «вам это пригодится для паломничества»). В общем, где-то в течение года мы пришли к тому, что, имея разные по форме программы – вплоть до театральных постановок, по содержанию выжили только православные. Даже если это медицинская программа, то в ней выступает православный врач, который говорит, что любое лечение, не пренебрегая медицинскими средствами, надо начинать все же с исповеди. Вот так вот получилось. Именно такое содержание – клерикальное, по сути, оказалось наиболее востребованным.

- Кто работает на радио?

- Наш штат, не только радио, где работает 20 человек, а всего Информационно-издательского центра, в котором трудятся около 200 различных специалистов, состоит из очень разных людей. Если брать возрастно-профессиональные качества, то часть наших сотрудников – это «зубры» — люди, проработавшие несколько десятилетий на Свердловской государственной телерадиокомпании, но несколько лет назад сокращенные в ходе ее реорганизации, а другая часть – молодежь. Либо недавно отучившаяся в различных вузах, либо — еще проходящая обучение. Это очень полезная такая и продуктивная смычка. Что касается церковности, вернее – степени воцерковленности, то тут тоже весь спектр: от глубоко воцерковленных, посещающих все воскресные богослужения, людей до «просто хороших» и даже, надеюсь что только пока, некрещеных. Для меня критерием отбора сотрудников является либо профессионализм, либо горячее желание работать – это касается мало что умеющей сегодня, но желающей учиться молодежи. Вопросы веры я не ставлю во главу угла, за исключением единичных случаев, когда человека начинает «корежить» от церковной тематики… Такое редко, но, к сожалению, бывает. Естественно, что невоцерковленность допускается у технического персонала, рядовых журналистов. Но руководители программ, выпускающие редакторы – это люди, конечно, верующие, разбирающиеся в «теме», ведь иначе вместо научения и просвещения слушателей, зрителей, читателей, можно ввести их в соблазн и заблуждения. Что, естественно, недопустимо.

- В начале каждого часа на радио «Воскресение» звучит довольно большой новостной блок. Как происходит отбор новостей? В каком ракурсе затрагиваются политические события? Говорите ли вы о новостях, касающихся иных конфессий и вероисповеданий?

- Когда я говорил про медиа-холдинг, то говорил не для «красного словца». Такое организационное построение наиболее эффективно и в творческом плане, и в экономическом. Наше «Информационное агентство Екатеринбургской епархии» работает одновременно и для ленты новостей на интернет-сайте, и для газеты, и для телевидения, и для радио. Конечно, тексты несколько правятся под ту или иную форму подачи, но основной труд выполняется все же изначально «Информационным агентством». Его сотрудники обзванивают приходы епархии, отделы, какие-то общественные организации, сотрудничающие с Церковью, и готовят ленту новостей. А ею уже пользуются все остальные журналисты. Это что касается епархиальных событий. Что касается общецерковных, то, «не мудрствуя лукаво», мы доводим до наших слушателей сообщения «Седмицы» и «Патриархии» (все с «точкой» и «ру»). Излишне говорить, что их информационные продукты почти всегда безупречны и духовно безопасны. В том числе и в части интерпретации политических каких-то событий. А вот что касается освящения жизни «иных конфессий», то эти сообщения мы с некоторых пор перестали брать даже с вышеуказанных новостийных лент. Реакция слушателей на них, мягко говоря, крайне негативна. А если буквально, то люди, – а звонят нам очень много, мы постоянно доводим до слушателей наши телефоны, чтобы иметь обратную связь, – так вот, они говорят: «нам не интересно, куда поехал Папа Римский и как дела в англиканской Церкви. Для нас есть одна конфессия – Православие. Остальные пусть живут, как хотят, но нам это неинтересно и не нужно». Хочу отметить, что это не «религиозная нетерпимость», а… Ну, в общем, люди не видят в этой информации для себя ничего душеполезного и потому считают ненужным.

- Как Вы относитесь к лозунгу «только позитив», — должен ли он быть поднят на знамена православной журналистики?

- Ответ на этот вопрос я начну с того, чем закончил предыдущий. Не «позитив» или «негатив», а душеполезность – вот что должно быть мерилом. Говорить, к примеру, о том, что на православных выставках-ярмарках немало встречается шарлатанов и просто больных людей, – нужно. Нужно в целях духовной безопасности. А вот что душеполезного можно извлечь из смакования небезгрешной личной жизни какого-нибудь настоятеля? На мой взгляд — это просто удовлетворение греховных страстей автора и разжигание греховных страстей у читателей, слушателей… Это такой советский подход: «а вот мы тебя сейчас через газету пропесочим». Подобные вопросы должны решаться Епархиальным советом, Правящим Архиереем, а никак не мирянами через прессу… То же относится и к каким-то общественным проблемам. Можно сколько угодно клеймить «запад», который нас «разлагает и спаивает», но кроме страсти гнева, осуждения, раздражения, уныния это ничего не даст. Надо обращаться к душе, каждой душе: никакой «запад» нас не «споит» и не «разложит», если я сам не буду пить и разлагаться. Вот об этом надо говорить! Не просто страшные проценты алкоголизации, смертности, абортов и прочую статистику печатать, перепечатывать и снова перепечатывать и говорить – вот куда нас ведут! А пробуждать самосознание людей. Самоосознание. Осо-знание себя – как образа и подобия Божия, к затмению которого никакая «Америка» и «мировое правительство» на самом деле никакого отношения не имеют. А имеем только мы сами. Только я сам. Вот о чем надо говорить: я не буду пить, я не буду делать аборты, я не буду обманывать, я не буду коррупционером… Вот это надо воспитывать. А не заниматься пустым разоблачительством – хотя оно, конечно, и легче, и приятнее. Православным СМИ этого, увы, не хватает. Разговор о недостатках – любых — должен быть к пользе души. Если нет такого умения, то, на мой взгляд, лучше за «острые» темы просто не браться, чтобы не умножать зло. И к слову сказать, это очень относится и к так называемым «антисектантским» материалам. Почитаешь, послушаешь – и эти плохие, и те, и вон те… А чем Православие-то хорошо? И это ведь не мой вопрос! А обычных наших людей с той стороны церковной ограды: вот вы секты ругаете, а чем вы вообще от сект отличаетесь, – это ведь просто конкуренция за прихожан. Так и говорят! Потому и в этом нужно следовать принципу душеполезности: рассказывая об опасности сект, не делать из этого самоцель и не забывать, что наша вера не «антисектантская», а все-таки Православная, – а это значительно больше и шире.

- На вашем радио звучит не только духовная, но и классическая, и народная музыка. Ее основное назначение — только заполнить эфир, или вы вкладываете в свой выбор особый замысел, проводите передачи, касающиеся этой музыки? Какие современные жанры и исполнители звучат в вашем эфире?

- Конечно, мы стараемся прививать вкус и к классической, и к народной музыке, потому что послушать такую музыку, к сожалению, можно мало где. Особенно народные песни, фольклор. Это такая отдушина для сердца. Иногда они просто звучат, иногда сопровождаются рассказом о каких-то фольклорных коллективах, традициях народных. Что касается современных жанров и исполнителей… Конечно, «хэви металл» у нас нет в эфире… Но… что вообще считать современным и несовременным? Я знаю многих молодых людей, которые «западают» на голос Людмилы Зыкиной, впервые его услышав… Это ведь все, на самом деле, просто штампы… Найдись завтра заинтересованный человек с деньгами, который бы устроил широкую пиар-акцию под лозунгом «Зыкина – это современно! Зыкина – это круто!», и вы думаете, молодежь не «повелась» бы на это? Ну, может быть, часть и не «повелась» бы, если бы параллельно велась пиар-акция «Только тот по-настоящему крут, кто слушает Кобзона! Слушай Кобзона – и ты будешь крут!». Ну и все эти слоганы, естественно, в стиле рэп… Увы, реалии сегодняшних методов промывания мозгов именно таковы. Если бы у нас были такие же пропагандистские возможности, как у светского медиа-бизнеса… По-крайней мере, знаменное пение молодежь бы точно увлекло. У нас один монастырь выпустил компакт-диск с песнопениями знаменного распева, очень далекого от «современности», так вот молодежь была от него в полном восторге. Дословно это звучало так: «Клёво! Даже «Энигма» отдыхает». Потому, мы считаем важным показывать, в меру наших сил, открывать людям красоту церковной, классической и народной музыки.

- Не является ли профанацией трансляция богослужебных песнопений, в первую очередь Литургии? Есть ли в этом насущная необходимость?

- Ваши вопросы для меня прямо, как какая-то «работа над ошибками»! Собственными, разумеется. Я именно так и считал, что радио- и телевизионные трансляции богослужений – это профанация, граничащая с кощунством! Однако, на Рождество 2004 года, я, не скрою, что скрепя сердце, дал благословение на трансляцию Рождественского богослужения из Кафедрального собора. Почему? А сам не знаю – просто махнул рукой… Уговорили сотрудники, для которых чисто техническая и организационная сторона была интересной, новой, необычной… Но вышло все очень промыслительно… Мы получили такой шквал звонков со слезами… Что… Нормальный, обычный, среднестатистический человек даже представить себе не может, сколько у нас одиноких, престарелых, больных, немощных людей, запертых в каменных мешках пяти- девяти-шестнадцатиэтажек! Которых в храм в лучшем случае на Пасху родственники вывозят. И вот они одни-одинешеньки целыми днями в четырех стенах! Вот для них и предназначены эти трансляции. Это, по сути, социальный проект. Он ориентирован на больных и немощных людей. Для многих из них – это единственное утешение и единственная отрада в жизни. Кроме того, есть отдаленные деревни, где вообще нет храмов поблизости. Да и для просто пока невоцерковленных людей это полезно: раз посмотрят, два посмотрят… Лучше будут понимать, что происходит. Меньше будут бояться заходить в храм из-за своего незнания, непонимания того, что там происходит, как себя в храме вести. Так что, «насущная необходимость» — да, есть. Но мы всегда подчеркиваем, что никогда телевизионная трансляция богослужения не заменит верующему человеку живого участия в службе и, тем более, в таинствах. Поэтому тот, кому силы позволяют и пока позволяют, в субботу и воскресенье, безусловно, должен быть в храме. Это мы всегда говорим.

- Нашим современникам приходится жить «в ритме вальса», а то и еще быстрее. Каким образом ваше радио вписывается в этот ритм, может ли современный работающий человек внимательно слушать богословские рассуждения?

- Никак не вписывается. Мы наоборот стараемся вырвать человека из этого нездорового темпоритма. Согласитесь, что весь темпоритм православного богослужения, всего церковного — он невероятно диссонирует с темпоритмом современной жизни. Но это не значит, что надо вековой устав богослужения модернизировать под хаос расцерковленного общества. Напротив! Все в Церкви, и церковное радио тоже, должно останавливать человека в его беге сломя голову и даже без осознания того, а куда и зачем, собственно, бежим?! Темпоритм православного богослужения, да и всей жизни церковной, призван гармонизировать жизнь человека, его внутренний мир. Об этом очень хорошо, просто великолепно, писал отец Павел Флоренский в своей работе, кажется, «Иконостас»… Другое дело, что, как вы выражаетесь, «богословские рассуждения» должны быть адекватны для восприятия их обычными людьми – не богословами. А то ведь иногда придет, вроде бы и сельский батюшка, а такие сентенции загибать начинает, что думаешь… Что не знаешь, что и думать…Просто дураком себя чувствуешь… С другой стороны, посмотрите, вернее, послушайте лекции Алексея Ильича Осипова! Это же невероятная простота изложения при такой же невероятной глубине, содержательности, мудрости, кругозоре… «Современный работающий человек» просто не может не заслушаться его «богословскими рассуждениями»… И заслушиваются! И звонят, и пишут, и просят повторить: в третий, в пятый, в десятый раз! Люди питаются, напояются этими лекциями! Конечно, повторюсь, все зависит от лектора… Но, в целом, я считаю, что аудитория готова к такой форме подачи материала. Люди устали уже от шоу, от фейерверков, от отсутствия и мысли, и смысла… А «богословские рассуждения» восполняют этот голод. Мы ведь говорим, что наш «мозг должен плавать в Священном Писании» — это и очень хорошее лекарство от греха, между прочим. Возьмите исламские страны – там же из мечетей муэдзины чуть ли не все время читают Коран через динамики. Мусульманин, таким образом, все время помнит о Коране. Я уже не говорю, что в государственных университетах на вполне светских факультетах изучают Коран чуть ли не на десятке предметов! И как мусульмане чтут свою веру! Возьмите карикатурный скандал – экономика страны, опубликовавшей кощунственные рисунки, пострадала! А у нас? В школах не дают знакомиться с православной культурой, даже тем, кто этого хочет, – а у нас возле минобра пикетик из двух десятков почти уже профессиональных пикетчиков… В Москве 500 приходов. Да если бы даже сотрудники храмов пришли, по 10 человек от храма – это бы 5 тысяч было! Где они? Чем таким более важным заняты в то время, когда их детей лишают собственной культуры? Только не говорите, что молятся! Где маститые протоиереи, седовласые, уважаемые? Не по чину, не по сану – детей отстоять? Лучше будем сетовать на то, как нас Америка развращает, да на качество софринских митр и крестов – плоховатое стало, надо в частных мастерских заказывать…Где миряне? Не хочу обидеть Москву – это так, для примера, и у нас не намного лучше, и в других местах… Но если будет так и дальше – у нас просто не будет будущего: исламский юг и языческо-атеистический Китай… Они нас просто поглотят, растворят в себе… Православие сегодня должно быть активным и деятельным, а православная общественность – клерикальной, как никогда. И не единичные ее представители (честь и хвала тем же двадцати пикетчикам минобра), а массово. Потому что это просто вопрос выживания – и даже не Православия, а и русской нации вообще. Простите, отвлекся…

- Отчего так невысок процент молодежи среди ваших слушателей?

- Да, по некоторым данным наша возрастная аудитория выглядит примерно следующим образом: слушатели до 18 лет — 6, 3%, от 18 до 30 лет — 19%, от 30 до 60 лет — 54, 5%, старше 60 лет — 20, 2%. Но, наверное, это, с одной стороны, и возрастной срез современной Церкви – наверное, прихожане храмов сегодня где-то так и выглядят… С другой стороны – особенности возрастной психологии. Попробуйте спросить молодежь в возрасте до 18 лет о чтении газет – любых, – сколько процентов вы думаете получить? Я ожидаю примерно так же, как с нашим радио, – процентов 6. Ну не читает современная молодежь газет – это объективная реальность. Их, потому, кстати, и нет – полноценных молодежных газет. Потому что этот формат СМИ – не молодежный. Молодежь сегодня в интернете, а не с газетой и не с радиоприемником. Даже ТВ отошло… боюсь, что уже и не на второй план, а куда-то дальше… Но это не значит, что надо ликвидировать радио как явление… Просто учитывать, что его аудитория – люди от 30… С уже несколько «устаканившимся» темпоритмом… А с молодежью работать через интернет, через всякие мультимедиапримочки… Но лучше всего, конечно, вовлекая их в реальные какие-то мероприятия: походы, концерты, спорт, вечера… Молодежь, к этому, в общем-то, готова. Мне кажется, даже ждет, чтобы на нее уже обратили, наконец, внимание и перешли от общих слов о духовности и воспитании к каким-то реальным и интересным делам… По данным недавнего опроса одной светской газеты среди шестисот старшеклассников двадцати пяти школ Екатеринбурга, 76% ребят назвали себя верующими, причем 62% позиционировали себя четко как православные. Интересно и то, что, 24% опрошенных согласны с тем, чтобы «Основы православной культуры» стали обязательным предметом. Так что, почва, я считаю, вполне благоприятная для того, чтобы проявлять больше активности и приходам, и духовенству – активнее идти в школы.

- «Воскресение» — первая радиостанция, которая начала вещать круглосуточно. Скажите, каковы особенности ночного эфира и кто слушает радио в это время?

- Да. Круглосуточно мы вещаем с первого дня своей работы. Но мы исходим из того, что есть люди, работающие в ночные смены (но имеющие возможность слушать радио), и есть люди, страдающие бессонницей. Поэтому никаких особенностей ночного эфира у нас нет. Идет повтор дневных программ для тех, кто их не слышал. Те, кто слышал, в это время сладко спят. Ну, либо, слушают еще раз: «повторение – мать учения»…. В общем, тут никаких особенностей нет.

- Есть ли истории обращения в Православие благодаря вашему радио?

- По моему глубокому убеждению, никакие СМИ «обратить в Православие» не смогут, если Сам Бог не коснется сердца человека – радостью ли, скорбью ли… Задача православных СМИ – помочь человеку правильно расслышать этот призыв Божий. Но не стоит полагать, что, послушав православное радио или почитав православную газету, человек «вдруг» станет верующим. Это хорошие семена… Но они должны ложиться на мягкую и удобренную почву, а не на камень… Поэтому, да – миссионерская функция у православных СМИ обязательно быть должна, однако, не стоит при этом замахиваться на мессианскую… Православные СМИ – один из многих инструментов воцерковления людей, впервые обративших к Богу свой взор, научения уже идущих, укрепления да и просто информирования верующих, но… Давайте посмотрим на реалии жизни: вот наши газеты, радио, ТВ показали ищущему красоту Православия. Объяснили, что в службе надо участвовать лично, а не смотреть на нее из кресла, прихлебывая кофе… В общем, привели человека в храм… А там его встречает уборщица словами: «Куда прешься, храм закрыт уже!». Или батюшка, небрежно и с сокращениями совершающий службу, зевающий, разговаривающий по телефону, все время куда-то выбегающий, который не в состоянии с любовью и грамотно ответить на, подчас, очень серьезные вопросы своих прихожан… И что? И все! Всем нашим СМИ – грош цена! Грош цена, если при этом у духовенства не будет высокого личного благочестия, искренности веры, ну и, конечно, «готовности дать ответ о своем уповании» вопрошающим. А вот если бы внешние усилия – наши СМИ — объединить с интенсивной и подлинной духовностью наших и духовенства, и мирян… Что, до революции не было церковных газет? Да полно! И газет, и журналов, и листков, и типографии свои, и много чего – огромная инфраструктура, и государственное финансирование, и особый статус, и даже Закон Божий в школах… А революции это не помешало никак. Потому что вера истощилась – и в самом духовенстве, прежде всего. Сердца охладели. Потому кровь новомучеников и пролилась… Важно снова не совершить ту же ошибку, идя по пути только внешнего делания. Впрочем, я слишком увлекся. И если вернуться к Вашему вопросу, о том, что наши слушатели возрастают духовно, слушая наши программы, – да, люди очень много звонят и благодарят. Но все же перед этим человек должен хоть в какой-то минимальной мере встать на путь поиска Истины – тогда радио и другие церковные СМИ ему будут настоящими и большими помощниками.

Беседовал Петр Королев,
главный редактор студенческого православного
журнала Московской духовной академии «Встреча»

 
 
Архипастырь

Ответы архиепископа Викентия на вопросы в прямом эфире телеканала «Союз» и радиостанции «Воскресение»

 – Владыка, обращается Сергий: «Задача православного христианина – это борьба со злом, т.е.

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс