Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №17 (434) → «Мировоззрение современной молодежи: хаос или надежда»

«Мировоззрение современной молодежи: хаос или надежда»

№17 (434) / 1 мая ‘07

Образование и воспитание

 Такую тему диспута предложило православное молодежное движение Екатеринбургской епархии для обсуждения с преподавателями и студентами высших учебных заведений Екатеринбурга

 Диспут состоялся в актовом зале УрГУ 15 февраля, во Всемирный день православной молодежи. Ведущими дискуссии стали Александр Васильевич Медведев – доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой культурологии УрГУ, Надежда Ивановна Сивкова – руководитель социологической лаборатории университета, священник Екатеринбургской епархии Александр Сандырев.


 Совместима ли жизнь светская и духовная? Может ли Православие стать мировоззренческой основой современного общества? Помогает ли вера в Бога жизненному успеху? Эти и некоторые другие вопросы были предложены для рассмотрения и обсуждения. Состоялся живой и предметный разговор, в котором свою точку зрения на проблему высказали преподаватели и студенты.

 А.В. Медведев:
 - Мы живем в достаточно сложное, порой драматичное время; в последние 15–20 лет в нашем Отечестве происходит немало интересных процессов. Одна из тенденций, которая проявляется, о которой говорят, которая сама о себе заставляет говорить достаточно энергично, – тенденция, которая получила выражение в таком словосочетании, как возрождение религии.
 Надо сказать, что наше общество возлагает на религию определенные надежды: что мы преодолеем определенные трудности, разрешив очень многие проблемы нравственного характера, которые сегодня очевидны в нашем обществе. Эти надежды, которые мы возлагаем на религию, и позволяют нам говорить, что мы наблюдаем процесс ее возрождения.
 Сам этот термин при первом приближении, конечно, не очень очевиден и внятен, но здесь можно выделить, по крайней мере, два момента. Это – внешний и внутренний аспекты.
 Если рассматривать проблему возрождения религии с точки зрения внутреннего самочувствия религии и Церкви, то здесь чрезвычайно много факторов, фактов, событий, которые говорят о реальном процессе возрождения религии. Увеличивается количество людей, которые себя осознают членами Православной Церкви, открываются новые храмы, очевидна активная деятельность представителей Русской Православной Церкви во многих сферах общественной жизни страны.
 Но если посмотреть на эту проблему с точки зрения того, насколько оправданными оказались надежды общества на религию, насколько изменился образ жизни людей, поменялась их психология, насколько больше люди стали ориентироваться на те духовные и нравственные ценности, которые исповедует Русская Православная Церковь, видно, что здесь мы уже не можем однозначно говорить: идет процесс возрождения религии. Здесь возникает множество проблем, еще требующих дальнейшего обсуждения. И вот мы здесь, чтобы обменяться мнениями по поводу того, как сегодня сосуществуют светское государство (а мы живем в рамках светского государства, что зафиксировано в нашей Конституции, нашими правовыми актами) и определенные традиции нашего Отечества дореволюционного, послереволюционного, советского и постсоветского периода.
 Сегодня мы видим, что в нашем обществе есть две культуры: светская и религиозная, светское государство и Церковь. И, естественно, они живут в рамках единого государственного пространства.
 И вот здесь возникает очень много точек соприкосновения. Желательно поговорить по поводу границ светскости в светском государстве, о возможностях религии решать сегодня проблемы, которые стоят перед нашим обществом… Попытаться ответить на вопрос: сумеет ли религия «подарить» нам результаты, которые мы ожидаем получить, инвестируя свои надежды в русское Православие, в современную Церковь.

 Надежда Ивановна Сивкова:
 - Когда мы проводили социологическое обследование, на вопрос: «Может ли Православие стать мировоззренческой основой?», более 60 процентов респондентов ответили положительно. Когда мы задали второй вопрос: «Готово ли современное российское общество к тому, чтобы Православие стало государственной основой?», мы получили только 15 процентов положительных ответов.
 Мы видим, как меняется наш мир, что появляется в нем нового, как часто люди обращаются к духовной теме, как много работ писателей и кинематографистов, которые посвящены теме человеческого одиночества. По моему глубокому убеждению, обращение к вере поможет найти те базовые ценности, которые помогут человеку обрести подлинные свободу, смысл жизни, познать истину. Этой основой может выступать Православие.
 Я считаю себя верующим человеком, но мне очень сложно ответить на вопрос, считаю ли я себя православным верующим… Меня побуждает к вере поиск каких-то истин, может быть, даже в моем собственном духовном развитии…

 Иннокентий Николаевич Григорьев, руководитель Отдела по работе с молодежью Екатеринбургской епархии:
— Что такое Православие для светского общества? Православие – это мировоззрение, которое помогает жить в нравственном обществе и определять духовные ориентиры. В современном молодежном обществе те основы и смыслы, которые заложены в православной культуре, вере, не берутся в расчет как фундаментальные и подвергаются критике. Молодежь более тяготеет к поиску или созданию нового. Новое не осмысливается духовно – или берется из чуждой для России духовности.
 Когда у группы молодых людей спросили, стали ли мы сегодня жить лучше, 80 процентов ответили положительно. И даже когда мы обратили их внимание на низкий уровень зарплаты и пенсии, на повышение смертности и снижение рождаемости, на то, что многие живут в аварийных домах и не имеют возможности получить нормальное жилье, образование, медицинскую помощь, большая часть молодых людей осталась при своем мнении. Наша молодежь живет сейчас сиюминутными интересами, желаниями и потребностями.
 Светское общество намеренно не обращается к фундаментальным основам духовности исконного для России Православия, потому что это потребует каких-то изменений, пересмотра устоявшихся стереотипов, перераспределения собственности.
 На первых молодежных Рождественских чтениях, которые состоялись в нынешнем году, известный академик Львов сказал, что все богатства России, ее недра – принадлежат Богу, и они должны быть справедливо распределены между всеми членами общества. Он отмечал, что главная проблема XXI века – это справедливость и нравственность. Проблема справедливости, ее поиск в общественной жизни, понимание, относительно чего мы определяем эту справедливость в нашем обществе, – мне кажется, может стать связующим звеном поколений.

 Н.И. Сивкова:
 - Мое участие в этом диспуте заключается в том, чтобы посмотреть так называемые грани светского общества. Я исхожу из того, что, живя в этом обществе, взаимодействуя с этим обществом, религия и Православие, в частности, должны исходить из реального состояния общества: хорошее ли оно, плохое, нравственное ли или безнравственное. Мы можем до бесконечности его оценивать, но от этого ничего не изменится. Но мы можем его понять, и мы можем начать действовать в этом обществе, помогая ему, поддерживая его.
 Мы понимаем, что у нас светское государство, но все же задаемся вопросом: возможно ли какое-то взаимодействие между нашим светским обществом и Православием в решении хотя бы проблем воспитания духовно-нравственной культуры современной молодежи. Я думаю, нам пора ответить на один конкретный вопрос: что могут реально сегодняшнему нашему светскому государству дать сегодняшняя Русская Православная Церковь и русское Православие как вера?

 Даниил Валентинович Пивоваров, доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой религоведения УрГУ:
 - А разве надо возрождать Православие? Оно ведь не умирало, оно было и остается в России. А было ли у нас светское государство? Отвечаю, что не было. До революции 1917 годы была правящая Православная Церковь, после революции власть пришла к языческой религии, которая называется «религия советизма». Я в данном случае исхожу из точки зрения на религию не атеистической, как она понималась у нас в советское время  атеистами. Атеисты не относили себя к религиозному сознанию, а говорили, что религия – это вера в Бога, в некий Абсолют.
Вспомните, вся духовная базисная часть в системе образования была научным атеизмом, который входил в обязательную программу обучения, и не только в вузах. Затем произошла реформация, и в борьбе религий традиционные религии стали усиливаться, а когда была отменена шестая статья Конституции, атеизм потерял свою законодательную силу.
 Лишь только временно в нашей стране сейчас воцарилось то, что можно назвать светским обществом. Ни религия в традиционном смысле слова не берет вверх, ни атеизм. Но противостояние-то остается. Общество не может быть свободным от религии. Религия – это форма общественного сознания; атеизм, особенно тот воинствующий, который у нас был – это тоже форма религиозного создания. Таким образом, речь идет не об отмене какой-то религии, а о борьбе религий и о смещении акцентов. Сегодня у нас происходит настоящая борьба: временно отступив, атеизм собирает силы и вновь пытается наступать.
 Я переведу вопрос о взаимоотношении религии и государства на наш университет. Если у нас не будут ни то, ни другое преподавать – у нас будет светский университет, если будут преподавать и то, и другое – у нас будет борьба различных религий. Если они будут находиться в равновесии, если ни той, ни другой стороне не давать воли – тогда будет все в порядке. Скажем, как в семье. Есть ведь такие семьи, где есть верующий муж и неверующая жена, или муж – мусульманин, а жена – православная. И живут люди спокойно. У меня на кафедре религоведения то же самое: есть верующие, есть атеисты, но мы спокойно сосуществуем до тех пор, пока не вмешается политика.
 Когда начинается борьба между религиями? Когда религия используется как политическая сила. Я хотел бы сказать, что постановку вопроса надо формулировать иначе. Религия не может быть вне государства, религия и государство – это две противоположности, которые сосуществовали на протяжении всей истории. Религия отражает духовную сторону нашей жизни, а государство – материальную. Взаимодействие религии и государства очень динамично и сложно, но ставить вопрос абстрактно: «Есть ли у нас чисто светское государство, в котором нет и не может быть места религии?» – нельзя. Это – утопия. Речь должна идти только о расстановке акцентов и о соблюдении закона о свободе совести. И то, и другое должно быть.
 У нас людей, верующих в научный атеизм, не меньше, чем людей, верующих в Бога. Вообще неверующих людей быть не может. Вера – это атрибут человека. И ученые начинают свою работу с веры, что есть такой-то закон природы, а заканчивают проверкой. Вера есть везде – и в религии, и в науке. Я бы хотел, чтобы эту постановку вопроса имели в виду при обсуждении темы.

 Священник Александр СандЫрев:
 - Светское общество в нашей стране только начинает складываться. Если мы будем говорить о фашизме, о коммунизме, то при этих идеологиях светского общества не может быть как такового. А при Православии может быть светское общество, которое было в России до революции. И сегодня мы можем говорить о точках соприкосновения Православия и светского общества, потому что Православие является одной из самых терпеливых религий в мире.
 Некоторые пытаются обвинить Русскую Православную Церковь в том, что она пытается войти во властные структуры и управлять государством. На мой взгляд, государство само в настоящее время просит у Православия этого управления. Потому что в сердцах народа – вакуум, и ничто не может его заполнить. Государство и власть видят – этот вакуум на данный момент и в нашей исторической перспективе может заполнить только Православие.
Другое дело, как будут действовать православные люди. Вот это – очень важный момент. К сожалению, можно быть неосторожным, и, как слон в посудной лавке, «наворотить». А если светское общество в нашей стране только начинает формироваться, то и православные как часть этого общества, – со своими проблемами и немощами. Мы все выросли из «совка», так или иначе мы до сих пор чувствуем на себе влияние той идеологии. И поэтому в наше время надо говорить о том, как развивать интеллектуальную, духовную, нравственную культуру. Как православный священник я вижу задачу Церкви в том, чтобы обращаться к сердцам людей. С этой мыслью я и пришел. Я хочу засвидетельствовать, что главная точка соприкосновения Церкви и государства – сердца людей, их отношение друг к другу. От того, какое – плохое или хорошее впечатление я произвожу на людей, и зависят точки соприкосновения с ними. Это – наша задача. А если мы с нею не всегда хорошо справляемся, – это наша проблема. Будем работать над этим.
Церковь старается работать с людьми, правда, такие простые и добрые вещи не очень видны. В Екатеринбурге, например, есть больница, в которой лежат дети-отказники. И мало кто видит и знает, что туда ежедневно ходят наши простые православные братья и сестры, ухаживают за детьми, помогают санитаркам и нянечкам… Потому что действительно добро должно совершаться тайно, и не надо его афишировать.
 Может быть, именно это и приводит к тому, что современное общество еще не чувствует Православия как силы. Не как силы общественной, организационной, а как силы личностной. Общение православных священников с людьми чаще всего проходит на личностном уровне. Это очень принципиальный вопрос и лично для меня как для священника, и для всех православных людей.

 Владимир Валентинович Осетров, кафедра культурологии Уральского государственного педагогического университета:
 - Мне бы хотелось ответить на выступление молодого человека, который с таким пафосом говорил о каком-то давлении православия на общество. Мне иногда кажется, что происходит обратное, мы наблюдаем сегодня то, что происходило на протяжении почти двух тысячелетий.
 Блаженный Августин когда-то сказал, что «государство – это великий разбойник», и в XIX веке Иван Аксаков, обращаясь к Императору, повторил его, говоря о том, что государство – разбойник. Так вот этот разбойник, это государство, мне кажется, сегодня пытается воздействовать на Церковь как институт. Именно оно пытается обратиться к Церкви, а не наоборот.
 Здесь правильно прозвучало, что у нас есть Церковь, государство и гражданское общество. Именно гражданское общество, которое формирует общественное мнение, сегодня так болезненно относится к Церкви. Мне кажется, что государство сегодня, чтобы сохранить себя, использует определенные ценности, определенные традиции, принципы построения отношений, которые складывались на протяжении двух тысяч лет.
 Государство очень часто пытается привлечь к себе Церковь, чтобы прикрыться ею. Может быть, Церкви и не следует так доверчиво относиться к этому «разбойнику» и бросаться в его объятия? Отвечая на выступления молодых людей, хочу отметить важную вещь: Церковь как институт не может вам дать самого главного, она не может с вами поделиться верой. Давайте вспомним Ивана Александровича Ильина, который говорил, что вера есть фактически еще один орган чувств. Как способность видеть, слышать, осязать… И если кто-то не слышит — это не значит, что нет в мире звуков, если кто-то не видит – не значит, что нет в мире образов. Если кто-то не верит – то не надо говорить, что все остальные ошибаются.

 Лидия Яковлевна Баранова, факультет международных отношений УрГУ:
 - Я отношу себя к людям прагматичным, я – преподаватель, историк, и поэтому исхожу из своего личного опыта и хотела бы сказать по этому поводу несколько слов.
 На мой взгляд, попытки разделить светское общество и Православие или православных людей как отдельную какую-то общность – это искусственная ситуация, это толкает людей к какому-то противоестественному противостоянию. Я полностью согласна с профессором Пивоваровым в том, что неверующих людей нет. Человек просто не может быть человеком, если он во что-то не верит: в Бога, науку, в других людей… Просто есть люди, которые ближе к Церкви и церковной структуре, а есть люди, которые сами несут и осуществляют свою веру.
нас есть – общечеловеческие, нравственные ценности, воспитывать в которых мы должны прежде всего подрастающее поколение. Я считаю, что сейчас пора заняться и взрослыми людьми, потому что если нет воспитанных взрослых – мы получаем то поколение, которое приходит к нам.
 Нам нужно найти такие точки соприкосновения, чтобы Церковь помогала учебным заведениям, а мы помогали Церкви как структуре в проведении очень многих мероприятий. Я не вижу здесь никакого противоречия. Я могу привести очень много примеров, когда мы видим обращение Церкви или телевидения о проведении благотворительных акций, и студенты откликаются, собирают те же вещи, книги. И мне, собственно говоря, как человеку, безразлично, куда попадут эти вещи. Или мы отнесем их на «41 канал», и они передадут их в детский дом, или мы отнесем их в монастырь в Зеленую рощу, и они тоже доставят их по назначению. Тут мы решаем одну общую задачу.
Наверное, важно совместными усилиями пытаться объяснять людям главные нравственные критерии, и, исходя из этого, учитывать духовно-нравственные моменты и при обучении студентов. Например, понятие греха может быть и церковным, и светским: что это – неприлично, непорядочно. Я, например, на своих занятиях говорю: если вы – человек верующий, девушка должна понимать, что это грех, рожать ребенка и бросать его на произвол судьбы. Точно также это безнравственно человеку светскому, невоцерковленному: рожать ребенка и точно также оставлять его. В чем здесь разница? Я не вижу.
 Я бы хотела сказать, что в последнее время у нас в университете и философы, и историки, и гуманитарии очень осторожно и, на мой взгляд, очень правильно подходят к освещению роли Церкви и веры, и эти позиции, я думаю, делают большое общее дело.
 Я занимаюсь историй России; считаю, что в своем курсе мы довольно четко показываем роль Церкви в истории государства и отдаем ей должное за то, что на грани исчезновения государства, на грани распада гражданского общества Церковь всегда поднимала свой голос и спасала Отечество. Это и период смуты, и военные годы – как историк я могу приводить очень много примеров тому.
 Студенты всех факультетов университета в обязательном порядке участвуют в семинарах «Роль Русской Православной Церкви в образовании единого Российского государства в XII-XIV веках» – то есть почти с самого момента принятия христианства. Студенты знают: чтобы получить зачет, им надо изучить либо житие святого, либо историю монастыря и написать работу по этой теме. Для написания рефератов студентам предлагается много разнообразных тем, таких, как: «Судьба Церкви в советский период», «Церковь и власть», «Церковь в годы Великой Отечественной войны».
 Я хочу поддержать Надежду Ивановну Сивкову в ее оценке современной молодежи: я никогда не позволяю себе и своим старшим коллегам «нападать» на молодежь и студенчество. Не забывайте, что они выросли на развалинах, в условиях, когда рушились пусть плохие, но какие ни были, советские традиции. Когда не было никаких нравственных ориентиров. И то, что сейчас государство обращается к религии, понимая и зная, какую роль играли и играют в истории страны Православная Церковь, ее традиции и нравственные устои – это замечательно. Значит, нашлись там грамотные и умные люди, значит, хороших специалистов мы с вами подготовили.

 Выступившие молодые люди очень четко высказали свою позицию и поставили вопросы, волнующие их более всего. Будет ли Православие способствовать или препятствовать жизненному успеху? Для молодых ведь это очень важно – состояться в жизни, добиться успеха. И результаты социологических исследований показывают, что ценность успеха растет с каждым годом. Вот небольшие выдержки из выступлений студентов.
 «Батюшка говорил о том, что Православие может стать нравственной основой современного общества, и что человек приходит в Церковь заполнить определенный духовный вакуум. Но дело в том, что религия наша основана на притчах и заповедях, которые слишком далеки от современного времени, они слишком догматичны. Поэтому, наверное, молодежь и не обращается к ней.
 Однажды я побывала на исповеди… После исповеди человеку должно быть хорошо, мне же стало страшно и обидно, потому что батюшка мне сказал, что я – великая грешница, и что проще верблюду пройти в игольное ушко, нежели грешнику попасть в рай. Хотя я никого не убивала, проституцией не занималась, ничего ни у кого не украла. У меня – обычная студенческая жизнь, иногда я могу соврать, иногда повеселиться…
 Получается так, что человек, приходящий в Церковь, не может заполнить свой духовный вакуум, потому что он не может найти ответы на те вопросы, которые его волнуют. Это относится и к слову об успехе. Насколько я могу судить, в православной религии успех и духовность не связаны друг с другом, что успех – это, чаще всего, «ходьба по головам», и Православие это не приветствует. У меня в душе часто происходит очень сильная борьба между тем, что правильно по православным канонам, и тем, что правильно по меркам светского общества.
 Церкви не надо ждать, когда общество придет в храмы, может быть, ей надо сделать свой шаг к обществу, как-то переосмыслить некоторые заповеди, адаптировать их к современной жизни молодежи, к изменившейся экономической ситуации… И тогда молодежь потянется к Церкви, и Православие действительно сможет занять какую-то определенную нравственную платформу.
 Конечно, это не относится к Заповедям «не убий» и «не укради», это – общечеловеческие, общенравственные постулаты. А вот «не прелюбодействуй»… Если ты с вожделением посмотрел на жену своего друга, то уже согрешил. А если друг уже разошелся с ней? Суть в том, что, когда я прочитала эти сточки, я подумала: «Ну, с другом – понятно, с тобой – тоже, а бедная-то жена тут при чем? Если она полюбила другого человека и ушла к нему – что, она уже проклята и попадет в ад? В ад попадет и тот человек, который принял к себе любящую женщину?»
 Тут много таких противоречий, которые отталкивают молодежь от Церкви».
 «Я хочу ответить выступающей девушке. Во-первых, я не согласна, что притчи очень далеки от современной жизни, на мой взгляд, они, наоборот, и сегодня поражают своей актуальностью. Просто нужно их очень внимательно читать и правильно понимать. Во-вторых, нужно подумать о том, какие могут быть страшные последствия, если мы будем изменять догматы Церкви.
 Как уже отмечал отец Александр Сандырев, Православие – сама терпеливая религия. Почему у молодых людей складывается негативный образ Церкви? Большинство из них считают, что там – «все в платочках, и все какие-то странненькие». Это очень обидно. Вопрос к социологам: когда вы проводили социсследование среди молодежи, вы задавали им вопрос, почему о Церкви и верующих людях складывается такое впечатление?»

 Надежда Ивановна Сивкова:
 - Как социолог я скажу: вполне естественно, что такой образ Церкви очень активно живет в массовом общественном сознании, и нам трудно отказываться от прошлого. Я очень благодарна выступившим девушкам, они много и правильно говорили.
 У меня у самой была точно такая же ситуация: я пришла в храм и случайно оказалась на исповеди. А я в тот момент очень жутко позавидовала другому человеку, меня прямо черная зависть съедала изнутри. А для меня это чувство – в принципе чуждо. Потом священник задал мне вопрос о моем семейном положении – и пошли все мои грехи… Вышла и подумала: «А зачем я действительно пришла в Церковь?»
 Мой вопрос к вам, батюшка. Может быть, начав взаимодействовать с нашим обществом, вы начнете просто с подготовки тех людей, которые будут с ним общаться. Почему я провожу все время одну и ту же мысль о том, что наше общество быстро не изменится, ожидать каких-то изменений через пять, десять лет в лучшую, позитивную сторону – это сложно. Единственное, что можно сделать сегодня, – это начать менять самих себя. И тогда это общество к нам потянется. В какой-то степени я разделяю точку зрения выступающих по поводу актуальности и неактуальности каких-то церковных догматов, в то же время я поддерживаюсь позиции, что их нельзя пересматривать. В нашей жизни должно быть нечто устойчивое, то, что не поддается пересмотру.
 Следовательно, исходя из состояния современного общества, может быть, какие-то духовные ценности Православия в XXI веке будут наиболее значимыми, а вот через сто лет, может быть, будут актуальнее какие-то другие… То есть, мы говорим о доминировании или уменьшении значимости тех или иных ценностей в плане взаимодействия в современном обществе. Я всегда выступала за принцип постепенности, за принцип соответствия тому обществу, которое есть.

 Олег Яковлев, прихожанин Свято-Троицкого собора:
 - Я бы хотел заострить внимание на двух вопросах: надо или не надо пересматривать церковные догматы и о том, что человек чувствует во время исповеди. Надо обратиться к тексту Писания и посмотреть, что означает само слово догмат. Во втором послании апостола Петра сказано: догматон – это закон бытия Церкви, закон бытия Бога. Свои законы есть и в науке, если, например, существует закон всемирного тяготения, никто не собирается его оспаривать или пересматривать.
 Если вы попробуете прыгнуть с пятого этажа, вы можете переломать руки и ноги… И то же самое существует в духовной жизни, образно говоря, если вы будете заниматься пересмотром догматов, вы можете сломать себе шею. Что касается исповеди. Многие православные думают, что во время исповеди они должны ощущать какую-то благодать. Это не совсем верно, потому что на самом деле признаком благодати, по церковному учению, является наличие у человека смирения. Если нет смирения, нет и благодати.
Молодые люди сегодня предъявляют некоторые претензии к Церкви, в том смысле, что жизнь – меняется, и Церковь должна учитывать эти изменения и интересы молодых людей…

 Священник Александр Сандырев:
 - Я очень благодарен девушке за это выступление, такая искренность, такая честность, это прекрасно, они – словно елей на сердце.
 Это – обращение ко всем. Может быть, действительно, на территории храмов нужно писать обращение примерно такого содержания: братья и сестры, если вы в первый раз пришли в храм, и с вами произошло какое-то недоразумение, не останавливайтесь на этом, постарайтесь разобраться в происшедшем при помощи священника.
 Действительно, с ней произошло недоразумение, даже цитата, которую привел девушке священник, – неправильная. В Евангелии написано: «Легче верблюду войти в игольное ушко, чем богатому войти в Царствие Небесное». Не грешнику, а богатому. Вопрос в том, была ли это исповедь или просто беседа со священником? И это обоюдный вопрос как со стороны священника, так и с вашей стороны. Исповедь – это таинство, к которому нужно должным образом и готовиться.
 А по поводу пересмотра притчей и Заповедей, я хотел напомнить всем присутствующим, кто такие святые. Одно определение святых в Православии, святых учителей, богословов, тех, которые выразили церковное учение – это люди, которые смогли на современном языке передать Богооткровенные Заповеди, откровения Божии. Именно это и есть святость, только святость богословская, или можно сказать, святость философская, святость познания мира, Бога и человека.
 И поэтому сейчас, конечно, ощущается дефицит таких людей, которые бы смогли на современном уровне современному человеку открыть то же откровение Божие, которое записано в Библии, близким и понятным языком. Открыть ярко, полно, целостно… Но у нас в России сейчас активно развиваются и богословие, и философия, и недалеко то время, когда Церковь будет молодежной.

 Людмила Аркадьевна Шумихина, кафедра культурологии УрГУ:
 - Православие тем и ценно в христианстве, что оно очень дорожит своими истинами. Я когда-то читала рассказ американского фантаста. Суть его в том, что космический корабль летит в очень далекую галактику, на борту сменилось уже несколько поколений. Но преемственность поколений свято сохраняется, та форма культуры, с которой они стартовали и которую должны привнести в новую галактику, передается именно религиозным способом.
 То же можно сказать и о произведениях Павла Александровича Флоренского – священника, мыслителя, философа, ученого: физика и математика. Именно христианская религия несет особую информацию, и она хочет донести ее до грядущих поколений в неизменности, в целостности. Как Церкви решать проблему встречного движения к молодежи – для меня это вопрос номер один, хотя я сама занимаюсь проблемами русской культуры, проблемами нравственности и духовности. Но я думаю, что вопрос этот разрешимый.
 У одного испанского мыслителя есть такая мысль: человек обращается к Богу обычно только тогда, когда у него под ногами разверзается пропасть, когда случается какая-то беда, уходят определенные ценности, меняются смыслы. В горе человек идет к Богу – больше некуда. Нет больше ни в чем успокоения.
 Религия и Церковь как институт, это – единственный институт в обществе, который по-настоящему лечит душу. Психологи, психотерапевты, психоаналитики, особенно прозападной ориентации, в нашей русской ментальности мало чем могут помочь. А русское Православие способно помочь, когда разверзается пропасть, помочь человеку на что-то опереться в жизни. Вечные православные ценности существуют в христианстве в единстве: истина, добро и красота. Бог есть Путь, Истина и Жизнь, Бог есть добро.
 Как писал Евгений Николаевич Трубецкой, «та красота Божиего смысла мира, которую мы воспринимаем – красота от Бога». Красота духовности, которая созидается в Православии на нашей земле, никогда не умирала, даже в эпоху воинствующего атеизма. Православное христианское учение позволяет человеку держать в целостности свое сознание, свою душу. Само понятие духовности пришло из христианства – не просто от духа, а от Духа Святого, – и с этим не соглашаться нельзя.
 Я думаю, что над всем сказанным и услышанным молодым людям надо задуматься сейчас, а не ждать, когда у них разверзнется пропасть под ногами.

 Владимир Мусатов, руководитель Уральского отделения Всероссийского православного молодежного движения:
 - В Екатеринбурге при восьми храмах работают православные молодежные организации, которые объединяют около 400 молодых человек. Те недоразумения, о которых говорили выступающие, происходят с молодыми людьми потому, что, едва придя в Церковь, они сразу попадают в глубину церковной жизни, в то, что называется таинствами.
 Мне кажется, что то взаимодействие, которое может быть между обществом и Церковью, между молодежью и Церковью, можно и нужно обеспечивать через православные молодежные клубы и организации. Именно там молодые люди постепенно будут узнавать о церковной жизни, о том, зачем они идут в церковь, утверждаться в своих мыслях и делах.
 В этих клубах молодому человеку можно пообщаться со священниками, с воцерковленными сверстниками, познакомиться с жизнью церкви и решить для себя: нужно ли ему идти в храм или нет, готов он принять Бога в свое сердце или нет?

 Н.В. Сивкова:
 - Современные молодые люди ищут понимания, а не оценки. Светский мир только то и делает, что оценивает нас. Может быть, то, что могут сделать сейчас священнослужители, – они могут нас понять. А поняв нас, будут знать, как с нами разговаривать, как с нами общаться, знать, что действительно надо нашей душе, жизни нашей надо.
 Только в этом случае мы можем говорить о каком-то взаимодействии Церкви и общества. В своей жизни я очень благодарна отцу Александру, который был первым человеком, который попытался меня понять и который не осуждал.
 И если таких священников в наших храмах будет больше, больше и людей придут к церковной духовной жизни.

 Священник Александр Сандырев:
 - Все выступления подводят нас к основному тезису, что Церковь указывает людям прямой путь к нравственности, ко Христу, к Богу, прямой путь к смыслу жизни. Существует множество путей к Богу, существуют разные люди. И, я думаю, это как раз-таки задача общества – показать эти пути, в том числе явить их и Церкви.
 Действительно, сейчас, наверное, и в Церкви, и в обществе есть такие силы, такие возможности, есть такое понимание, чтобы корректно, осторожно, может быть, слегка поправляя друг друга, искать эти формы взаимодействия. Искать эти пути человека к Богу, и не пугаться, что путь обходной, долгий и кружной.

 

В других номерах:

Церковный календарь

Дни памяти Святых

 11 мая Апп. от 70-ти Иасона и Сосипатра, Керкиры девы и иных, с ними пострадавших (I). Мчч. Дады, Максима и Квинтилиана (286). Мц. Анны (1939).

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс