Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №36 (453) → В честь кого называется область?

В честь кого называется область?

№36 (453) / 15 сентября ‘07

Социальное служение

В этой теме:

Социальное служение
Гибель Византии — урок для России
Социальное служение
Твори, выдумывай, пробуй!

Кем для вас, читатель, является человек, который:
 - создал группу единомышленников для получения денежных средств путем грабежа;

 - установил связи с аналогичными группами и использовал это сначала для захвата власти в стране, а затем для жесточайшего подавления даже возможности сопротивления новому режиму и уничтожения не только его потенциальных противников, но и членов их семей?
 Тут-то и происходит размежевание. Конечно, те, кто пользуется или пользовался итогами этих деяний, назовут множество оправданий происшедшему насилию (например, всего-навсего историческая целесообразность).
 Вот официальная биография того, чей «героический» жизненный путь только что схематически очерчен:
 Яков Михайлович Свердлов (партийные псевдонимы — Андрей, Макс и др.) [22. 5. (3. 6.) 1885, Нижний Новгород — 16.3.1919, Москва], деятель Коммуни-стической партии и Советского государства. Член Коммунистической партии с 1901 г.
 Родился в семье ремесленника-гравера. С 1900 г. работал учеником в аптеке; вел пропаганду среди рабочих Канавина и Сормова.
 В 1901 г. арестован за участие в демонстрации против высылки М. Горького из Нижнего Новгорода.
 Профессиональный революционер; вел работу в Нижнем Новгороде, Костроме, Ярославле, Казани и др.
 В 1902–1903 гг. неоднократно подвергался арестам, тюремному заключению, высылкам.
 В 1904 г., по решению Северного комитета РСДРП, перешел на нелегальное положение.
 В 1905 г. послан ЦК РСДРП на укрепление Уральской партийной организации; в декабре возглавил комитет РСДРП в Екатеринбурге (с 1924 г. Екатеринбург переименован в Свердловск).
 В январе 1906 г. вел работу по восстановлению партийной организации Перми, разгромленной полицией; в феврале руководил в Екатеринбурге 2-й Уральской областной партийной конференцией, избран членом областного комитета РСДРП; в июне арестован, а в 1907 г. приговорен к двухлетнему тюремному заключению.
 В ноябре 1909 г. направлен ЦК РСДРП на восстановление Московской партийной организации; в декабре арестован, а в 1910 г. выслан в Нарымский край, откуда в июле бежал.
 Как уполномоченный ЦК РСДРП работал в Петербургской партийной организации; участвовал в подготовке издания газеты «Звезда».
 В ноябре 1910 г. арестован, а в 1911 г. вновь выслан в Нарым. Был инициатором создания Центрального бюро по руко-водству партийной работой среди ссыльных края. После 6-й (Пражской) Всероссийской конференции РСДРП (1912 г.) заочно кооптирован в ЦК и введен в Русское бюро ЦК РСДРП.
 В декабре 1912 г. бежал из ссылки; в Петербурге был одним из руководителей газеты «Правда» и большевистской фракции 4-й Государственной думы.
 В 1913 г. арестован, выслан в Туруханский край, где продолжал революционную деятельность.
 После Февральской революции 1917 г. приехал в Петроград; в апреле направлен ЦК РСДРП(б) на Урал, руководил в Екатеринбурге Уральской областной партийной конференцией. Делегат 7-й (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б), избран членом ЦК.
 После конференции избран секретарем ЦК, делегирован во ВЦИК. Руководил организационным бюро по созыву 6-го съезда РСДРП(б), на котором вновь избран членом ЦК.
 После съезда возгла-вил секретариат ЦК РСДРП(б), участвовал в руководстве Военной организацией при ЦК, налаживал связи с местными партийными организациями, поддерживал постоянную связь с В.И. Лениным, находившимся в подполье.
 Был председателем на заседаниях ЦК РСДРП(б) 10 (23) и 16 (29) октября 1917 г., принявших решение о вооруженном вос-стании; избран членом Военно-революционного центра по руководству восстанием. Делегат 2-го Всероссийского съезда Советов, руководитель большевистской фракции съезда.
 8 (21) ноября 1917 г. по предложению Ленина избран председателем ВЦИК, продолжая оставаться секретарем ЦК РСДРП(б). Был председателем комиссии по выработке первой Конституции РСФСР.
 В 1918 г. был инициатором создания Школы агитаторов и инструкторов при ВЦИК (с июля 1919 г. преобразована в Коммунистический университет им. Я.М. Свердлова).
 Участвовал в подготовке 1-го конгресса Коминтерна; в январе-феврале 1919 г. – в работе первых съездов Советов Латвии, Литвы и Белоруссии, в марте — 3-го съезда КП(б) Украины и 3-го Всеукраинского съезда Советов.
 Свердлов похоронен на Красной площади у Кремлевской стены.

 Уверен, личность и деятельность одного из главных основателей первого в мире советского социалистического государства и сегодня не может не интересовать уральцев: это в его честь по сей день называется наша область.
 И все чаще раздается вопрос: доколе? Восторжествует ли здесь историческая справедливость?
 Почти семь десятилетий факты жизни Свердлова были подвержены тщательнейшей чистке и лакировке, чтоб существовал мифологизированный образ «пламенного борца за народное дело». Но с рассекречиванием архивных материалов перед нами предстал принципиально другой человек. И наша схема его биографии полностью соответствует истине…
 Теперь начнем с происхождения.
 Так, по одним сведениям Свердлов от рождения звался Ешуа-Соломон Мовшевич, а по другим – Янкель Мираимович.
 И уж совершенно точно, что был он из семьи не просто ремесленника, а владельца граверной мастерской, затем и типографии.
 Предки, носившие фамилию Розенфельд, переселились из белорусского местечкового Полоцка в Поволжье, где и поменяли фамилию. Дед был уже саратовским купцом Свердловым.
 Там, в Саратове, родился отец, который звался все-таки Мираим Израилевич, а в общении – Мишка, Михаил, вследствие чего, наверное, дети и стали Михайловичами.
 Мать Елизавета Соломоновна скончалась в 1900 году, и отец вторично женился. Семья была многодетная: от первой жены — Зиновий, Яков, Вениамин, Лев, Софья и Сара, от второй – Александр и Герман.
 Мираим Израилевич Свердлов дал детям приличное по тем временам образование – гимназическое.
 Правда, Яков гимназию не окончил: был исключен из пятого класса за неуспеваемость, прогулы и плохое поведение… Его биограф младший брат Герман сообщает, что «Яков с детства отличался непосед-ливостью и склонностью к самым головоломным шалостям». Недаром, значит, он получил кличку «Яшка-хулиган», которая сопрово-ждала его много лет.
 Почти все братья и сестры связали свою судьбу с революцией или оказывали помощь ее участникам.
 Даже Софья, не принимавшая никакого участия в революционной деятельности, материально поддерживала Якова, который, надо сказать, никогда не зарабатывал на жизнь честным трудом.
 (Зато после Октября уже Я.М. Свердлов активно помогал в продвижении по службе своим родственникам, в числе которых нельзя не назвать небезызвестного Генриха Ягоду).
 Не забудем и о старшем из братьев – Зиновии, являвшемся исключением в семье: и от семьи, и от большевизма он отгородился рано и навсегда. Ради поступления в филармоническое училище он принял православие (кстати, сам Я.М. Свердлов в графе «вероисповедание» всегда указывал: иудейское), и Максим Горький стал его крестным. А позднее Зиновий считался усыновленным и официально звался Зиновий Максимович Пешков.
 Он был участником двух мировых войн в составе французской армии, а в российскую гражданскую войну состоял в чине капитана в штабе генерала П.М. Жанена (главнокомандующий союзных войск на востоке России) и правительством А.В. Колчака был награжден орденом.
 О своем кровном родстве с Яковом Свердловым Зиновий Пешков никогда даже не упоминал.
 Все-таки по меньшей мере странная была эта семья…
 В социал-демократическую партию Яков вошел через свою любовницу О.И. Чачину, бывшую старше его на 15 лет: в 1901 году она была в Нижнем Новгороде секретарем местного комитета РСДРП.
 А 12 ноября 1901-го шестнадцатилетний Свердлов за накопившиеся правонарушения попал под гласный надзор полиции на два года, и в течение этих двух лет он вел себя совершенно незаметно. Только 24 ноября уже 1903 года Яков участвует в похоронах А.В. Яровицкого, а 7 декабря – в похоронах А.В. Панова, тоже состоявших в Нижнем Новгороде под надзором полиции. Затем снова почти двухлетний перерыв в революци-онной деятельности.
 Историк Герман Назаров документально показывает, что на деле стояло за громкими фразами «профессиональный революционер: вел работу в Нижнем Новгороде, Костроме, Ярославле, Казани… В 1902–1903 гг. неоднократно подвергался арестам, тюремному заключению, высылкам».
 В 1903 году Свердлов подозревался в убийстве, но вскоре его освободили; 17 июня 1905-го он выступил на собрании приказчиков с призывом добиваться удовлетворения требований «силой и оружием»… Выражаясь сегодняшним политическим языком, Яков занимал «активную общественную позицию», хотя нигде не говорится о его какой-то особой роли.
 В протоколе полицейского допроса Свердлова от 12 января 1910 года, подписанного им, сообщается в графе «Привлекался ли ранее к дознаниям, каким, чем они окончились»: «Привлекался в 1902 и 1903 гг. в Нижнем Новгороде, за принадлежность к тайному сообществу, дознания были пре-кращены». Но в связи с чем они были прекращены? Очевидно, что не нашли доказательств принадлежности к подполью.
 Множество вопросов вызывает и «революционная работа» Якова в Костроме и других городах.
 Что же в таком случае вознесло молодого малограмотного партийного работника на самые высокие посты в создаваемом большевиками государстве?
 Ответ найдем, познакомившись с екатеринбургским периодом деятельности Свердлова.
 На Урал двадцатилетний Яков прибыл 28 сентября 1905 года с паспортом на некоего Андрея Бабаева, т.е. нелегально.
 Здесь он вскоре познакомился с Клавдией Тимофеевной Новгородцевой — дочерью екатеринбургского купца, которая была старше его на девять лет; официального брака между ними не было, но именно эта Клавдия считается женой Свердлова.
 Она оставила о нем восторженные малосодержательные воспоминания. Такие фразы, как: «Подъем революционного движения использовался в полной мере, новые силы непрерывно вливались в организацию… Новые мероприятия расширяли работу» мало о чем говорят.
 А вспоминая о стычке боевиков с «черной сотней», Новгородцева даже проговорилась: «Дружинники, окружавшие трибуну, стали отстреливаться, но делали это недружно, не по-боевому».
 Что же в таком случае имел в виду Свердлов, когда спрашивал Константина Алексеевича Яковлева (настоящая фамилия — Мячин, 1886–1938): «Ты заветы уральских боевиков не забыл еще?!»
 Тот в своих воспоминаниях сообщает, что этот их разговор начался с другого вопроса Свердлова: «Ну, много народу перестрелял?» – после чего оба вволю посмеялись.
 А в воспоминаниях старых большевиков (это широко публиковалось в советское время) прямо указывается, что членов Екатеринбургской организации РСДРП, поначалу выступавших против кровавых методов ведения революционной борьбы, Свердлов учил:
 «Революцию в белых перчатках не делают…»
 « Революции не может быть без крови, без выстрелов…»
 «Кто думает иначе, тому с нами не по пути…»
 Несомненное влияние Свердлова на аудиторию можно объяснить его ораторскими способностями. Тщедушный, малорослый, он обладал громовым голосищем. Когда выступал, – увлекался, входил в раж.
 Лидер уральских кадетов Л.А. Кроль вспоминал (его мемуары «Три года»):
 «Вне трибуны Свердлов сильно терялся; политический багаж был весьма невелик; недостаточная эрудиция в частной беседе сильно сказывалась; чувствовалась чрезвычайная чисто партийная узость взглядов».
 Он также отмечал, что Свердлов был «крайне нетерпим к социалистам всех толков, раз они не большевики»…
 А его дружинники-боевики, охотно вбиравшие в свои ряды уголовников, культивировали и нетерпимость, и жестокость, и бесчеловечность. Так, один из будущих убийц царской семьи Ермаков «по заданию партии» еще в 1907 году убил полицейского агента и отрезал ему голову. Революционер Смирнов, которого выдала полиции жена, после революции публично расстрелял ее. Тот же Мячин-Яковлев в 1905-м кидал бомбы в казаков; в 1906-м подготавливал к взрыву казармы, метнул бомбу в квартиру «черносотенцев»; в 1907-м бросил бомбу в помещение полиции, участвовал в захвате оружия и динамита, в ограблении почтового поезда (взято 25 тыс. рублей) и самарских артельщиков (взято 200 тыс. рублей); в 1908-м – в нападении на Уфимское казначейство и в первом миасском ограблении (взято 40 тыс. рублей), а затем и во втором (взято 95 тыс. рублей)… В 1917-м этот террорист стал одним из организаторов Всероссийской ЧК, в дальнейшем – начальником группы лагерей ГУЛаг, но в конце концов машина репрессий смолола и его самого.
 Так что у Свердлова были благодарные слушатели, которые претворяли его призывы в дело.
 На Урале практика экстремизма получила, несомненно, наибольшее распространение.
 Она продолжалась и после формального осуждения IV и V съездами РСДРП «эксов» и террора, ибо Ленин, его окружение и ЦК большевиков награбленные деньги продолжали принимать.
 Интересное свидетельство находим в воспоминаниях А.Ф. Керенского, который был адвокатом на процессе по делу об ограблении миасского казначейства:  «Официально Ленин и большевистская печать заклеймили экспроприации как «мелкобуржуазную практику» левых социалистов-революционеров и максималистов. «Как же так? – спросил я Алексеева (главарь боевой группы). – Выходит, вы проводите экспроприации, хотя это противоречит взглядам вашей партии?!» «Очень просто, – ответил он. – По этому вопросу у нас в партии имеется специальная договоренность. Перед тем, как проводить экспроприацию – примерно за две недели, – мы выходим из партии, заявляя о своем несогласии с ее политикой. Это дает нам полную свободу для проведения акции… Через две недели мы подаем заявление о восстановлении в рядах партии, «осуждая» свои ошибки, и нас немедленно восстанавливают».
 Именно деньги, поступавшие с Урала в партийную кассу на содержание уже нарождавшегося административного и репре-ссивного аппарата и, как правило, запачканные кровью, обеспечили Свердлову авторитет и высокое положение.
 Уральский социал-демократ Н.А. Чердынцев в 1909 году находился вместе со Свердловым в екатеринбургской тюрьме, и в своем дневнике, который хранится в Пермском госархиве, он описывает тамошнюю «революционную атмосферу». В частности, Николай Александрович рассказывает о тесном общении Свердлова с уголовниками и совместных хулиганских выходках. Например, они ловили крыс, которые были одной из неприятных сторон тюремного быта, и мучили их: кидали в парашу и сапогами отталкивали от краев, вешали. И при этом от души смеялись: бессмысленная жестокость доставляла им даже не удовольствие, а наслаждение.
 В тюрьме процветала откровенная групповщина. Верховодили Свердлов и Иван Адольфович Теодорович (впоследствии нарком по продовольствию в первом советском правительстве), которые поддерживали только своих, даже если те совершали подлости.
 Из этих людей и подобных им Свердлов создавал группы, чтобы использовать в своих целях.
 В тюрьме он вел себя как власть имущий: еще бы – через него другие заключенные получали деньги и передачи. Даже здесь Свердлов продолжал оставаться главой всесильной беспощадной боевой организации (подобно крестному отцу мафии в наши дни). Хотя ему в то время было лишь чуть больше 20 лет.
Ленин сознательно окружал себя такими людьми и во многом благодаря им прорвался к власти: один стоил другого!
 В марте 1910 года Свердлов был сослан в Нарымский край, где познакомился с Филиппом Исаевичем (Шаей Исааковичем) Голощекиным, который в недалеком будущем станет исполнителем его директив на Урале.
 После Февральской революции Свердлов уже открыто, не таясь прибыл в Екатеринбург; поселился он в доме большевика Якова Михайловича (Янкеля Хаимовича) Юровского.
 И снова собрались верные ему боевики.
 Постепенно, но целеустремленно эти боевики заняли все ключевые позиции в городе, после чего начались новые экспроприации: под разными предлогами реквизировались оружие и транспорт, конфисковывались личное имущество, деньги, дома. Так, Юровский в своих воспоминаниях, хранящихся в Центре документации общественных организаций Свердловской области, рассказывает, как шло изъятие золота и драгоценностей в ювелирном магазине Берга, в особняке купцов Агафуровых, в домах других состоятельных граждан, как управляющих банками арестовывали и мучили до тех пор, пока те не отдавали ключи от банковских хранилищ.
Это уже тогда началось на Урале массовое ограбление церквей.
 Немало людей пропало без следа: после прихода белых были обнаружены захоронения расстрелянных – в основном близ 11-го километра Московского тракта, где в советские годы стрельбище НКВД и было устроено, наверное, для того, чтоб скрыть первые расстрельные рвы.
 Рабочие обкладывались данью. Например, в Таватуе два процента от заработной платы каждый раз передавались казначею Совета.
 Вспыхивавшие восстания (на ВИЗе, в Невьянске и других местах) жестоко подавлялись. А их руководителей П.З. Ермаков самолично расстреливал, о чем он гордо сообщает в своих воспоминаниях, хранящихся в том же Центре документации.
 Так Свердлов руками своих боевиков вводил в Екатеринбурге уже тоталитарную форму правления.
 Похоже, он верил, истово верил в реальную возможность свершения мировой социалистической революции в ближайшей перспективе. А Россия должна была послужить «зерном» для этого.
 Уже известный нам Кроль в своих мемуарах приводит такие высказывания Свердлова:
 - Риска у нас нет никакого: мы, большевики, выиграем во всех случаях;
 - что значит «погибнет Россия»? Ведь территория не погибнет, да и население не все погибнет.
 И это было позицией большевиков-интернационалистов.
 Из Екатеринбурга Свердлов с Мячиным-Яковлевым и другими боевиками отбыл в Петроград, где принял самое деятельное участие в захвате власти.
 Напомню, что общее руководство Октябрьским переворотом осуществлял Л.Д. Троцкий (Бронштейн), а Свердлов был не только членом Военно-революционного центра по руководству восстанием, но и председательствовал на заседаниях ЦК РСДРП(б) 10 (23) и 16 (29) октября, принявших решение о вооруженном восстании.
 Его готовность достигать цели любой ценой, убежденность, что «революции не может быть без крови, без выстрелов», вскоре сделали Свердлова и самой подходящей фигурой на пост председателя Всероссийского центрального исполнительного комитета: первый председатель Л.Б. Каменев (Розенфельд) Ленина не устраивал.
 Став председателем ВЦИК — официальным главой Советского государства, Свердлов сохранил за собой место секретаря ЦК партии.
 И его государственная роль стремительно росла.
 Что нес он?
 Например, писатель В.Е. Шамбаров, посвятивший несколько десятилетий изучению начального советского периода, сообщает: «Именно Свердлов заложил основу функционирования советского механизма и использовал его сначала для того, чтобы взять в свои руки контроль в партии над самой партией, потом – чтобы взять Советы под партийный контроль.
 И использовал эту систему внутри государства, когда надо было провести нужные решения. Например, по крестьянскому вопросу при попытках осуществить советизацию крестьянства.
 В коммунах обобществлялось все – ничего собственного не было. Жили в казармах, детей сдавали куда-то в детские сады. Питание — в общей столовой.
 Было мнение: женщин тоже обобществлять, — но Свердлов до этого не успел дойти, хотя всю жизнь старался жить именно коммуной.
 Это было заложено в нем со времен ночлежек, в которых он годами жил, со времен тюрем, где он был всегда паханом и держателем общака. Все блатные – под ним, и все это – как бы коммуна. В подполье, в ссылках, в Питере, даже в Кремле – всюду у него была коммуна».
 Укоренилось мнение, что в обстановке обострения борьбы в партийных верхах, расхождений со многими старыми соратниками Ленин полагался только на Свердлова, выделял именно его (даже считал, что Яков Михайлович сможет возглавить руководство революционным и партийно-государственным процессами. Правда, вместе с Н.И. Бухариным: сам он был уж чересчур слаб в теории).
 Но как председатель ВЦИК и секретарь ЦК Свердлов уже сосредотачивал в своих руках практически все реальные рычаги власти.
 Вплоть до конца 1918 года Совнарком – Советское правительство – не имел на местах никаких структур; наркомы принимали решения, однако проводили в жизнь эти решения местные советы депутатов, подчинявшиеся председателю ВЦИК.
 Ленин имел только один аппарат для проведения принятых им решений в жизнь – секретариат. И его возглавлял тоже Свердлов.
 А секретариат этот занимался и расстановкой партийных кадров (как в Москве, так и на местах), и всеми финансами партии.
 Свердлов не только влиял на то, как проводить в жизнь те или иные решения Ленина, но и решал, что проводить, а что – нет. И он мог осуществить любое свое личное решение, и никто не был способен помешать ему в этом.
 Даже среди сподвижников Ленина Свердлов отличался жестокостью.
 Он всегда был сторонником самых крутых мер.

(Окончание в следующем номере)

И.Ф. Плотников.
Доктор исторических наук, профессор Уральского Государственного Университета.

(Вестник Уральского отделения РАН «Наука, общество, человек»)

© При использовании информации ссылка на СМИ
«Информационное агентство Екатеринбургской Епархии»
(свидетельство о регистрации ИА №11–1492 от 29.05.2003) ОБЯЗАТЕЛЬНА.

 
Социальное служение

Твори, выдумывай, пробуй!

 По благословению Его Высокопреосвященства Высокопреосвященнейшего Викентия, архиепископа Екатеринбургского и Верхотурского, при Отделе культурного наследия Екатеринбургской епархии создано Товарищество «Передвижные выставки». Оно является неформальной общественной благотворительной организацией.

 
Социальное служение

Гибель Византии — урок для России

 «Москва — Третий Рим». Мы воспринимаем эти слова в качестве привычной, хорошо всем знакомой поговорки и редко задумываемся о содержании.

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс