Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №1 (706) → Боже, Царя храни!

Боже, Царя храни!

№1 (706) / 1 января ‘13

Наследие

К 180-летию создания государственного гимна Российской Империи

Гимн был исполнен 25 декабря (ст. ст.)1833 г., в день Рождества Христова и годовщины изгнания войск Наполеона из России, во всех залах Зимнего дворца в Санкт-Петербурге при освящении знамен и в присутствии высоких воинских чинов. Этот день по праву является днем рождения первого истинно национального Российского Государственного гимна.


После Отечественной войны 1812 года и заграничных походов русской армии, в сентябре 1814 года открылся Венский конгресс. 14 сентября 1815 года Александр I подписал акт об основании Священного союза. Вскоре был создан Четверной союз – России, Великобритании, Австрии и Пруссии. Целью обоих союзов было противодействие революционным движениям в странах Европы.

Дабы подчеркнуть единство и согласие членов Священного и Четверного союзов, было предложено ввести в странах-участницах единый Государственный гимн. Таким гимном в России был избран один из старейших европейских государственных гимнов, гимн Великобритании «God Save the King» («Боже, спаси Короля»)4 , переделанный Г. Кери и обработанный Г.-Ф. Генделем. Гимн на русский вариант текста А.Х. Востокова был посвящен императору Александру I по случаю победы над Наполеоном.

Первое появление гимна в печати относится к 1813 году, спустя несколько дней после концерта, устроенного Филармоническим обществом в Петербурге в пользу инвалидов. На титульном листе нотного издания напечатано: «Песнь русскому царю «Прими побед венец» на голос английской народной песни «Боже! Спаси царя»:

Прими побед венец
Отечества Отец.
Хвала ТЕБЕ!
Престола с высоты
Почувствуй сладость ТЫ,
От всех любиму быть
Хвала ТЕБЕ!

В 1816г. на параде в Варшаве – по приказанию цесаревича и Великого князя Константина Павловича для встречи императора Александра I – «Боже, царя...» был исполнен официально. После чего он был введен для исполнения в русских войсках; было дано Высочайшее повеление военной музыке всегда играть этот гимн для встречи государя императора. В таком качестве он просуществовал, пока В.А. Жуковский не написал к той же музыке новый текст:

Боже, Царя храни!
Славному долги дни
Дай на земли!
Гордых Смирителю,
Слабых Хранителю,
Всех Утешителю –
Все ниспошли!
Перводержавную
Русь Православную,
Боже, храни!
Царство ей стройное,
В силе спокойное!
Все ж недостойное
Прочь отжени!
Воинство бранное,
Славой избранное,
Боже, храни!
Воинам-мстителям,
Чести спасителям,
Миротворителям –
Долгие дни!
Мирных воителей,
Правды блюстителей,
Боже, храни!
Жизнь их примерную,
Нелицемерную,
Доблестям верную
Ты помяни!

Стихи эти были написаны Жуковским еще в 1814 году (автограф хранится в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки в фонде В.А. Жуковского). В 1815г. поэт опубликовал это стихотворение в журнале «Сын Отечества» под названием «Молитва русских».

Примечательно, что в 1816 году к строфе Жуковского было присоединено еще две. Автором этих строф стал лицеист А.С. Пушкин. По воспоминаниям М.А. Корфа: «К лету 1816г. уже существовал русский перевод-вариация первой строфы – «Молитва русских» Жуковского... По-видимому, накануне торжеств по случаю основания Лицея возникла мысль о полном русском тексте для публичного хорового исполнения... Торжества состоялись 14 октября, в день рождения вдовствующей императрицы Марии Федоровны; на них был исполнен гимн...» К лицейскому торжеству Пушкин сочинил следующий текст:

Там громкой славою,
Сильной державою
Мир он покрыл –
Здесь безмятежною
Нас осенил.
Брани в ужасный час
Мирно хранила нас
Верная длань –
Глас умиления,
Сенью надежною
Благодарения,
Сердца стремления –
Вот наша дань.

Таким образом, текст «Молитвы русского народа», текст нового музыкально-поэтического государственного символа нашего Отечества, был практически создан, но при его исполнении музыка с 1816-го по 1833 год оставалась английской, что при изменении отношений с Англией не могло не восприниматься как умаление чести России.

Со время визита Николая I в Австрию и Пруссию императора повсюду приветствовали звуками английского марша. Царь выслушивал мелодию монархической солидарности без энтузиазма и по возвращении поручил сопровождавшему его Алексею Федоровичу Львову (1798–1870) сочинить новый гимн, чтобы для русского народного гимна существовала и русская самобытная мелодия.

«В 1833г., – пишет А.Ф. Львов, – я сопутствовал государю в Австрию и Пруссию. По возвращении в Россию граф Бенкендорф сказал мне, что государь, сожалея, что мы не имеем народного гимна, и, скучая слушать музыку английскую, столько лет употребляемую, поручает мне попробовать написать гимн русский. Задача эта показалась мне весьма трудною, когда я вспоминал о величественном гимне английском, об оригинальном гимне французском и умилительном гимне австрийском. Несколько времени мысль эта бродила у меня в голове. Я чувствовал надобность написать гимн величественный, сильный, чувствительный, для всякого понятный, имеющий отпечаток национальности, годный для Церкви, годный для войска, годный для народа, от ученого до невежи. Все эти условия меня пугали, и я ничего написать не мог. В один вечер, возвратясь домой поздно, я сел к столу, и в несколько минут гимн был написан».

Поставленная императором задача была очень и очень непроста. Всякому музыканту понятно, в чем состояла главнейшая трудность задачи: мелодия такого рода должна удовлетворять условиям, почти противоположным: быть оригинальною, но с тем вместе изысканною; быть музыкальною, – и способною к исполнению большими массами, а с тем вместе, содержать столь простое, можно сказать, безыскусственное последование звуков, чтобы они удобно врезывались в памяти, и чтобы каждый простолюдин мог повторить их без затруднения. Итак, художническое борение продолжалось несколько недель, и за тем, внезапно, – как почти всегда бывает в таких случаях, – по неизвестному психологическому процессу, который называется минутой вдохновения, мелодия гимна образовалась в душе сочинителя разом, вполне, и в том самом виде, как она доныне существует.

Затем А.Ф. Львов обратился к В.А. Жуковскому с просьбой написать слова к уже готовой музыке. Жуковский предоставил практически уже имеющиеся слова, «подогнав» их под мелодию. Так появился шедевр Жуковского – Львова. Гениальность львовской находки состояла в простоте формы и силе идеи. Русский гимн был самым кратким в мире. Всего 6 строк текста и 16 тактов мелодии легко западали в душу, без труда запоминались абсолютно всеми и были рассчитаны на куплетный повтор – трижды. Официальный текст первоначально состоял всего из 6 строчек:

Боже, Царя храни!
Сильный, державный,
Царствуй на славу нам;
Царствуй на страх врагам,
Царь православный!
Боже, Царя храни!

– однако благодаря возвышенной, хоральной мелодии он звучал исключительно мощно.

Как только Львов доложил, что гимн написан, Государь пожелал немедленно выслушать его. После нескольких подготовительных репетиций 23 ноября 1833 г. назначено было первое исполнение гимна полным хором придворной музыки при двух оркестрах военной музыки – трубном и деревянных инструментов. Это было как бы пробное исполнение.

Присутствовали император с супругой, Великий князь Михаил Павлович, а также ряд высших сановников империи и представители духовенства. При входе их зала огласилась торжественными звуками впервые исполняемого русского народного гимна. Прослушав его несколько раз, то в исполнении одним только хором певчих, то оркестра той или другой музыки и, наконец, всею массою тех и других, августейшие слушатели с восторгом приняли это действительно художественное произведение Львова. Выслушав новый гимн, император подошел к А.Ф. Львову, обнял его, и крепко поцеловав, сказал: «Спасибо, спасибо, прелестно; ты совершенно понял меня». Другой очевидец исполнения записал почти те же слова императора: «Лучше нельзя, ты совершенно понял меня». Государь, несколько раз повторив: «C’est superbe!» («Это великолепно!» – фр.), приказал Бенкендорфу сообщить военному министру графу Чернышеву о немедленном введении этого гимна по военному ведомству, о чем и последовало официальное распоряжение в приказе 4 декабря 1833 г. Глубоко растроганный государь пожаловал А.Ф. Львову золотую, осыпанную бриллиантами табакерку с собственным портретом.

Первое публичное исполнение Народного гимна происходило в Москве в Большом театре 6 декабря 1833 г. Оркестр и вся труппа театра участвовали в представлении «Русской народной песни» (так был назван в афише гимн «Боже, Царя храни»). На следующий день в газетах появились восторженные отзывы. Вот что сообщает об исторической премьере директор Московских Императорских театров М.П. Загоскин: «Сначала слова были пропеты одним из актеров Бантышевым, потом повторены всем хором. Не могу вам описать впечатление, которое произвела на зрителей сия национальная песнь; все мужчины и дамы слушали ее стоя; сначала «ура», а потом «форо» загремели в театре, когда ее пропели. Разумеется, она была повторена...»

Вот как описывает один московский очевидец этот памятный театральный вечер:

«Я возвращаюсь сейчас из Большого театра, восхищенный и тронутый тем, что видел и слышал. Всем известна русская народная песня Жуковского «Боже, Царя храни!». Львов сочинил на эти слова музыку.

Едва раздались слова напева «Боже, Царя храни!», как вслед за представителями знати поднялись со своих мест все три тысячи зрителей, наполнявших театр, и оставались в таком положении до окончания пения.

Картина была необыкновенная; тишина, царствовавшая в огромном здании, дышала величественностью, слова и музыка так глубоко подействовали на чувства всех присутствовавших, что многие из них прослезились от избытка волнения.

Все безмолвствовали во время исполнения нового гимна; видно было только, что каждый сдерживал ощущение свое в глубине души; но когда оркестр театральный, хоры, полковые музыканты числом до 500 человек начали повторять все вместе драгоценный обет всех русских, когда Небесного Царя молили о земном, тут уже шумным восторгам не было удержу; рукоплескания восхищенных зрителей и крики «ура!», смешавшись с хором, оркестром и с бывшею на сцене духовою музыкою, произвели гул, колебавший как бы самые стены театра. Эти одушевленные восторги преданных своему государю москвитян только тогда прекратились, когда по единодушному всеобщему требованию зрителей народная молитва была повторена несколько раз. Долго, долго останется в памяти всех жителей Белокаменной этот день в декабре 1833 года!»

Вторично гимн был исполнен 25 декабря 1833 г., в день Рождества Христова и годовщины изгнания войск Наполеона из России, во всех залах Зимнего дворца в Санкт-Петербурге при освящении знамен и в присутствии высоких воинских чинов. Этот день по праву является Днем рождения первого истинно национального Российского Государственного гимна. 31 декабря уходящего года командир Отдельного гвардейского корпуса Великий князь Михаил Павлович отдал приказ: «Государю императору благоугодно было изъявить свое соизволение, чтобы на парадах, смотрах, разводах и прочих случаях вместо употребляемого ныне гимна, взятого с национального английского, играть вновь сочиненную музыку».

30 августа 1834 г. на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге был открыт монумент – Александровская колонна – в честь победы над Наполеоном в войне 1812 г. Торжественное открытие монумента сопровождалось парадом войск, перед которым впервые в столь официальной обстановке исполнялся Гимн России «Боже, Царя храни».

С этого дня «русская народная песня», так император Николай Павлович любил называть российский гимн, начала свою самостоятельную жизнь и исполнялась при любом подходящем случае. Гимн подлежал обязательному исполнению на всех парадах, на разводах, при освящении знамен, на утренних и вечерних молитвах Русской армии, встречах императорской четы войсками, во время принятия присяги, а также в гражданских учебных заведениях. Гимн пели при встречах императора на балах, при официальных въездах в города и на торжественных застольях после здравиц за императора. Музыка гимна «Боже, Царя храни» стала быстро известна и в Европе. Музыкальная тема гимна варьируется в нескольких произведениях немецких и австрийских композиторов. В России П.И. Чайковский «цитирует» его в двух музыкальных произведениях – «Славянском марше» и увертюре «1812 год», написанной в 1880 г. и исполнявшейся по случаю освящения Храма Христа Спасителя в Москве (всего Чайковский использовал музыку гимна в шести своих произведениях). А.Ф. Львов поистине навсегда вошел в плеяду русских композиторов, о чем свидетельствует, в частности, картина И.Е. Репина, висящая на площадке лестницы в Московской консерватории. Картина называется «Славянские композиторы», и на ней, вместе с Глинкой, Шопеном, Римским-Корсаковым и другими, в расшитом придворном мундире изображен А.Ф. Львов.

В глазах русских людей царь был священным общенациональным символом, воплощавшим идею независимости и величия страны. Царь после Бога считался первым хранителем Русской земли, защитником «простого» народа и Православия, «спасителем веры и царства», высшим идеалом и средоточием «Святой Руси». Через осмысление роли государя, воплощающего чаяния народа, в новом тексте русского гимна роль самодержца как выразителя воли Бога проступает явственнее. Гимн 1833 г. сконцентрирован именно на идее самодержавия. В тексте гимна смысловое ядро составляет идея царской власти, продолжающая древнюю идею отеческого самодержавия. Недаром в статье «О происшествиях 1848 года» В.А. Жуковский связывает монархическое государство с семейством и домом. Он пишет о европейских народах, отвергших монархическую власть: «Я смотрел на них, как на сирот, без имени, без семейства, собранных под одною кровлею приюта, которая не есть для них отеческий дом», – и далее размышляет «о своем великом семействе, о нашей России», где сохранилось «благоговение перед святыней власти державной».

Соположение текстов «Молитвы русских» (1814 г.) и гимна «Боже, царя храни!» (1833 г.) со всей очевидностью обнаруживает разницу в акцентах, ведущую в конечном итоге к концептуальной разнице:

Боже, Царя храни!
Славному долги дни
Дай на земли!
Гордых смирителю,
Слабых хранителю,
Всех утешителю –
Все ниспошли!

и

Боже, Царя храни!
Сильный, державный,
Царствуй на славу нам,
Царствуй на страх врагам,
Царь православный!
Боже, Царя храни!

Все эпитеты в тексте («сильный», «державный», «православный») – это не эмоциональные характеристики, а отсылки к сути царской власти. Слава, победоносность, равно как великодушие и гуманность – постоянные и неизменные характеристики русского царя. Сила, мощь, харизма власти, слава и «страх врагам» теперь ассоциируются с идеей царя и его великого служения. Эпитет «православный», имевшийся и в «Молитве», получает в гимне дополнительный оттенок. В гимне ореол эпитета «православный» меняется от того, что он отнесен к другому слову – «царь православный». Здесь эпитет становится обозначением царя, как хранителя веры, исповедуемой его страной.

Вместе с тем гимн, в котором примат духовного над светским оставался основополагающим моментом, становится все более универсальным, отражая идеал государственного устройства России в целом. Гимн «Боже, Царя храни» является своеобразным «кратким» сводом основных государственных законов Российской империи, выражающим всего в шести строках суть исконной русской державности.

При всем этом гимн не стал сухой декларацией. Слова гимна, чтобы они могли вызвать длительный отклик в сердцах тех, от чьего имени писались, не должны были звучать казенно, в них должна была чувствоваться лирическая нота. Был необходим искренний энтузиазм, поэтическое одушевление. По замыслу автора, гимн – это излияние чувства, которое рассчитано на со-чувствие, т.е. на чувствительную душу.

Незадолго перед смертью В.А. Жуковский написал А.Ф. Львову: «Наша совместная двойная работа переживет нас долго. Народная песня, раз раздавшись, получив право гражданства, останется навсегда живою, пока будет жив народ, который ее присвоил. Из всех моих стихов, эти смиренные пять, благодаря Вашей музыке, переживут всех братий своих. Где не слышал я этого пения? В Перми, в Тобольске, у подошвы Чатырдага, в Стокгольме, в Лондоне, в Риме!».

Так сто восемьдесят лет назад Василий Андреевич Жуковский и Алексей Федорович Львов, в фамильные гербы которых был в 1848 г. внесен девиз «Боже, Царя храни», правильно уловив чувства народные, сумели создать красивейший образец молитвенного песнопения и один из лучших в мире государственных гимнов.

Боже, царя храни!

 

В других номерах:

№8 (713) / 18 февраля ‘13

Наследие

«Польза Родине прежде всего»

Денис Борисович Солодовников, директор фонда Великого Князя Сергея Александровича

№41 (698) / 29 октября ‘12

Наследие

Казачья икона

Иван Статьев, казак, представитель фонда им. Ермака Тимофеевича

 
Беседы с батюшкой

Протоиерей Димитрий Смирнов: Нужно стать человеком в глазах Божиих

Беседовал протоиерей Александр Березовский

Гость программы «Беседы с батюшкой» – протоиерей Димитрий Смирнов, председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными органами. Разница в календаре – Батюшка, давайте поздравим наших слушателей, зрителей с праздником.

 
Исследуйте писания

Когда Господь слышит наши молитвы

Константин Корепанов, преподаватель миссионерского института, Екатеринбург

Мы заканчиваем беседы по Первому соборному Посланию апостола Иоанна Богослова. Рассмотрим окончание пятой главы. Начнем с ее 10 стиха: «Верующий в Сына Божиего имеет свидетельство в себе самом, неверующий Богу представляет его лживым

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс