Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №48 (897) → Денис Береснев: Если петь, – значит, про небеса

Денис Береснев: Если петь, – значит, про небеса

№48 (897) / 27 декабря ‘16

Канон

Великий композитор Людвиг ван Бетховен считал, что для человека с талантом и любовью к труду не существует преград. Сегодня у меня в гостях талантливый и трудолюбивый молодой человек – актер театра и кино, ведущий программы «Беседы с батюшкой» на нашем канале и музыкант Денис Береснев.

Денис, с одной стороны, сегодня для тебя вполне привычная обстановка – ты находишься в стенах родной студии телеканала «Союз». С другой – ты сегодня не задаешь вопросы, а будешь на них отвечать. Ты готов?

– Готов.

Как я уже сказал, большинство наших телезрителей знают тебя как ведущего программы «Беседы с батюшкой». Какая-то часть аудитории знает тебя как исполнителя главной роли в сериале «Кремлевские курсанты», кто-то видел тебя на театральных подмостках. Но совсем недавно я узнал, что помимо всего этого ты еще пишешь песни и сам их исполняешь. Как говорится, талантливый человек талантлив во всем. Давай поэтапно вспомним, с чего начался твой творческий путь. Семья была связана с искусством?

– Нет. Отец у меня военный, мама – бухгалтер. Отец всегда пел и поет под гитару. От него мне передалась любовь к песне, гитаре. Помню, что уже лет в 9 я пытался что-то петь, подбирать, потом уже сочинять, и это всегда было фоном моей жизни. В школе всегда что-то придумывал, сочинял – какие-то сценки вроде спектаклей, песни. Мне всегда это было интересно, всегда вдохновляло. И это все естественно развивалось. Потом в городе Ульяновске я занимался в театральной студии. После театральной студии поступил в Театральное училище имени Щепкина, курс Виктора Ивановича Коршунова. Потом стал сниматься, работать в театре.

Музыкой я сейчас занимаюсь параллельно. Наверное, я бы даже не стал называть это музыкой – скорее всего, это песни. Надо откровенно сказать: не считаю себя музыкантом, но я пишу песни. В моих песнях я делаю упор все-таки на текст, а музыка помогает. Как в театральном институте, когда нас учили, что текст дается автором, а интонации – это как музыка, которую актер пишет к тексту. Так и я сначала пишу текст...

Бардовское искусство?

– Скорее всего, ближе к этому.

Может быть, тогда не будем откладывать и послушаем? Расскажи, что ты нам исполнишь.

– Песня называется «Раненое сердце». Лучше я спою, чем говорить.

Большие дела мелких людей
И одиночество как норма.
Вянут крыла светлых идей,
Мир упрощается упорно.
Не мечты,
а просто навигация,
Не слова,
а просто информация.
Просто день опять прошел
Как будто бы во мгле,
На нулях по счетчику любви.
На коленях умоляю:
подними меня с колен,Раненое сердце оживи.
Стоит ли петь:
музыка – ложь,
Если не выросла из сердца.
Стоит ли плыть,
если плывешь
И все пытаешься согреться.
Не мечты,
а просто навигация,
Не слова,
а просто информация.
Самые великие
свершения на земле
Ничего не стоят без любви.
На коленях умоляю:
подними меня с колен,
Раненое сердце оживи.

Замечательные строчки в твоей песне: «Не мечты, а просто навигация»... Виктор Гюго говорил, что живы только те, кто предан возвышенной мечте. Твоей мечтой всегда было стать артистом; в одном из твоих интервью я читал, что в детстве ты мечтал стать певцом. Сегодня ты певец, автор-исполнитель, у тебя есть аудитория, ты выходишь на сцену. Говоря актерским языком, мне кажется, надо иметь сверхзадачу, чтобы что-то нести людям. Ты ведь не просто выходишь на сцену, а с какой-то миссией. В чем для тебя заключена миссия твоего творчества, песен?

– В двух словах сказать сложно. Наверное, в том, чтобы возвыситься самому и возвысить людей. Это если говорить глобально. Как можно сказать другими словами? Пронести ту высокую ноту, которая мне очень дорога и кажется мне необходимой людям. Прочитаю стихотворение, которое, может быть, ответит на этот вопрос:

Спасибо вам
от самого от сердца,
Не разменявшие
таланта по рублю,
Прекрасные
мои самосожженцы,
Я вас люблю,
я очень вас люблю.
Я вас люблю за то,
что в вас есть что-то
Жестокое,
как танец на ноже,
За вашу неизбежную работу
Стоять у истины
всегда настороже.
За то, что вы
состаритесь едва ли,
Апостолы той радиоволны,
Которую забыли, заболтали,
Вы мне нужны,
вы очень мне нужны.
Я слышу голоса
из дали дальней,
Спасибо вам.
Я снова слышу путь,
Что надо жить
и петь исповедально.
Что «жить» и «петь» –
неразделимы суть.
Не важно как,
а важно лишь – во имя.
Не важно, как
за это заплачу,
Хочу быть с вами,
с бедными моими.
Я так хочу,
я только так хочу.

Прекрасные строки. Это твои?

– Да, мои.

Они пронизаны христианским чувством, в них чувствуется христианская глубина и любовь. В связи с этим я хотел бы задать вопрос. Я прочитал очень интересное интервью православному журналу «Фома» 7–8-летней давности, в котором ты признался, что, начав воцерковляться, впал в одну из крайностей неофитства, попав в состояние, когда, как ты сам говоришь, ты надорвался, то есть «перестарался» в вере. Как ты преодолел тот период жизни, очень непростой для духовного становления?

– Непростой период. Может быть, как раз благодаря передаче «Беседы с батюшкой»: «надорвался» я потому, что рядом со мной не было живых примеров и мне не на кого было опереться. У меня было огромное желание ходить в храм, молиться, читать духовную литературу, но я не знал, что читать, не знал меры, и поэтому все было через пень колоду. В конце концов и произошло то, что произошло.

А начав вести передачу, я, может быть, и не стал сразу снова ходить в храм, интересоваться, но как-то подспудно стал обращать больше внимания на духовные вопросы, снова к ним возвращаться, заходить в храм. Сначала просто заходить, потом посещать, и все стало постепенно, естественно и мягко возвращаться к тому, что было у меня в юности. И от юности у меня остался опыт, что лучше иногда себя остановить, лучше недостараться, чем перестараться. Поэтому иногда я даже себя останавливаю: если чего-то не понимаю, то не тороплюсь делать поспешные, категоричные выводы, а просто оставляю в стороне и делаю то, что для меня сейчас естественно, что у меня складывается. И этот естественный, мягкий путь мне кажется самым правильным.

Могу сказать на своем опыте, что работа на телеканале «Союз» действительно держит в форме – задает очень правильный вектор в жизни. Хочешь или не хочешь, но начинаешь в этом векторе двигаться. И таких примеров много на нашем канале. Большое спасибо ему! Денис, в программу «Беседы с батюшкой» приходят разные священники. Наверняка среди вопросов, что задавали телезрители, ты находил что-то родное для себя?

– В начале моей работы на телеканале «Союз» встречались вопросы, которые были мне очень близки. Скорее всего, это касалось моей профессии: вопросы, относящиеся к тщеславию, мнению окружающих людей. Меня это трогало тогда – и трогает сейчас.

Мне понравился ответ одного батюшки на вопрос, что человек не находит признания окружающих, а для актеров это очень актуально. Он ответил одной фразой, которую я помню до сих пор, и она как бы живет со мной: «Был бы огонь, а мотыльки налетят». Такая установка освобождает от тщеславия и ориентации на мнение окружающих людей: актер – говорю про себя, о том, что я увидел в себе и стараюсь это искоренять, – сыграет и думает: «Как на меня посмотрели? Хорошо или плохо?». И это такая зависимость. Если человек культивирует в себе независимость от мнения людей и хочет послужить Богу своей работой, творчеством, это освобождает его от раздерганности. И если он свой огонь культивирует, то мотыльки налетят, и их будет ровно столько, сколько нужно (если их не будет, то это будет только лучше для человека).

Да, действительно, хорошая мысль. Давай вернемся к актерской деятельности чуть позже: послушаем еще одну песню.

– Хорошо. Песня называется «Случайное счастье».

Случайное солнце
полоской по снегу,
Случайное счастье
с тобой мы нашли
На маленьком этом
кусочке планеты,
На этом кусочке земли.
Оставим дороги:
в скитаньях по свету
Тепла не обрящешь,
кружись не кружись.
Простим же друг другу
всю нашу разлуку,
Простим же друг другу
разбитую жизнь.
За мной моя память
шагает по следу,
И некуда деться
от первой любви
На маленьком этом
кусочке планеты,
На маленьком этом
кусочке земли.
Как после сеанса
измятый билетик,
С тобой нам остался
растраченный век,
Но вешнее утро
из детства как будто,
И наши печали –
лишь мартовский снег.

Прекрасная теплая песня. В зимние деньки этого как раз не хватает… Денис, профессия актера не диссонирует у тебя с образом православного актера?

– Иногда да. Я над этим думаю, этим мучаюсь, честно говоря, и ищу свой, именно свой путь. Иногда, особенно в последнее время, так складывается, что приходится отказываться: какие-то слова я уже просто не могу произносить, в каких-то работах не могу участвовать – происходит именно такой, как ты сказал, диссонанс. Думаю, этот процесс будет иметь продолжение, это должно выводить меня на какие-то другие рельсы. Не так, как было раньше, когда я включался в любую работу – все было интересно, а потом порой даже локти кусал, что поучаствовал; была такая бесшабашность.

Сейчас я понимаю, что надо быть очень избирательным к работе, к словам, которые ты произносишь, тем более со сцены или в кадре, – это коды, программы, которые мы пускаем в мир. Актер должен знать цену словам, которые он говорит со сцены.

В связи с этим – вопрос о твоей роли в фильме «Рядом с нами», где ты сыграл сектанта: трудно было перевоплотиться в этот образ и не жалеешь ли ты о нем?

– Естественно, не жалею, потому что это колоссальный опыт, и огромное спасибо отцу Александру Новопашину, который пригласил меня в эту работу. Работа по замыслу очень благородная и имела своей целью поставить вопрос ребром: «Ребята, мы живем в очень страшное время и не замечаем, что происходит рядом с нами».

Фокус этого фильма сконцентрирован на проблеме сектантства. И когда начались съемки, я об этом думал, читал, что-то прикидывал на себя и стал замечать, что рядом с нами действительно – название фильма «Рядом с нами» – ходят эти странные люди, которые зовут на всевозможные лекции, тренинги, практики. Все это, наверное, очень опасно. Надо очень осторожно к этому относиться.

Если ты попал в эту паутину, как из нее выбраться?

– Отец Александр не дает в своем фильме прямого ответа, а как бы намекает, что человек должен сам понять возникшую в нем пустоту: каждый человек, не живущий духовной жизнью, если посмотрит глубоко в себя, увидит, что там пустота. Если он просто сядет один на один с собой и честно ответит на вопрос: «Счастлив ли я? Наполнена ли моя жизнь? Имеет ли она смысл?»…

Когда у человека есть духовные ориентиры, он духовно закален, естественно, он не попадет в секту: туда попадают люди, внутренне не устоявшиеся, не имеющие человеческих связей, рядом с которыми нет – как я сейчас говорил – живых примеров. Поэтому рядом с нами возникают всякие альтернативы, очень опасные, и об этом надо знать – и знать, куда это может привести. Этот фильм как раз показывает: «Ребята, будьте очень осторожны!».

Давай послушаем что-нибудь еще из твоего творчества.

– Песня называется «Простите».

Простите меня:
я с три короба наговорил,
Все, что я вам сказал,
не важней тишины.
Простите меня: видит Бог,
я не знал, что творил.
Причинял вам добро,
убегал от вины.
Пора стоять
перед зеркалом честно,
Пора отвечать
за слова и за песни.
Пора решать: если петь, –
значит, про небеса.
Если путь,
значит – взлетная полоса.
Простите меня:
я с три короба наобещал.
Кто затеплил огонь,
тот не вправе уйти.
Простите меня, видит Бог,
я не ведал, не знал,
Что до собственных слов
нужно долго расти.
Пора стоять
перед зеркалом честно,
Пора отвечать
за слова и за песни,
Пора решать: если петь, –
значит, про небеса.
Если путь, –
значит, взлетная полоса.

Денис, современные композиторы очень часто выбирают тернистый путь коммерческой музыки. Твой путь, наоборот, глубокий, духовный. С чего начался твой путь сочинителя?

– Путь сочинителя начался со школьной группы, которая называлась и называется «Фауст». Название придумали еще в 10-м классе – еще Гете придумал это название. В юности кажется: чем звучнее, забористее и сложнее, тем лучше. Поэтому у нас и было название «Фауст». Оно до сих пор сохранилось, и мы до сих пор играем. Потом я уже узнал, что «Faust», оказывается, по-немецки означает «кулак». Сейчас у нас пять человек – и мы как уверенная пятерня. Мы играем до сих пор, а началось это давно – лет 15 назад. Мы то собирались, то распадались, у нас менялся состав, но так или иначе мы живы до сих пор, играем, даем концерты.

Пишешь в основном ты?

– Некоторые песни пишут ребята – мои друзья, но в основном пишу я. Музыку, аранжировку мы делаем вместе, а само зерно песни приношу я – стихотворение и мелодию.

Для меня было открытием, что те мысли, открытия, метания, впечатления, которые варятся у меня внутри, могут оказаться строчками песни. Если я что-то прочитал, меня что-то волнует, беспокоит, я сажусь с гитарой, начинаю просто что-то «пиликать» – и вдруг появляется что-то, похожее на песню. Для меня это правда было удивительно, – да и до сих пор удивительно.

Это чудо.

– Да, получается, это чудо. Каждый раз, написав новую песню, думаю: «Ну все, больше я, наверное, ничего не напишу». Но проходит время: новые впечатления, встречи... «Беседы с батюшкой», кстати, тоже становятся стимулом и имеют значение для песен. И как-то отовсюду появляются разные впечатления, слова, и все это варится где-то на неведомой кухне внутри меня – и получаются песни.

Почерк со временем меняется?

– Меняется. Но есть песня, написанная одной из первых, которая до сих пор актуальна для меня, и я пою ее до сих пор. Эта песня похожа на то, что я пишу сейчас, хотя написана мной в 15 лет. Прошло много лет, но я ее пою, и она очень органична для меня (единственная разница, что сейчас у меня ниже голос).

Спрятались от жизни
в омут городов,
Позабыли то,
что это лишь игра.
Пролетает время зря,
и вот уже пора
На небеса, на небеса,
на небеса.
Кроме расписаний,
есть еще весна,
Кроме насаждений,
есть еще цветы.
Кроме отношений,
есть еще любовь, и ты
Смотри же на небеса,
на небеса, на небеса.

Твой духовный вектор был заложен с 15 лет...

– Потом очень многое менялось, и песни были другие и разные. Но со временем, с возрастом, может быть, стали волновать не сиюминутные вопросы, а более устремленные в перспективу.

Где-то можно послушать выступления вашего коллектива?

– Да, мы играем почти каждый месяц. Сейчас у нас будет презентация диска. Мы понемногу писали песни, но не планировали включать их в альбом. И так получилось, что накопилось много песен, мы их упорядочили – и появился диск, который хотим представить вниманию наших слушателей.

У вас есть продюсеры?

– Это горький опыт, о котором я могу долго рассказывать. Раньше у меня было представление, что группе обязательно нужен продюсер. Я думал так по какому-то западному шаблону. Директор и администратор, наверное, нужны, но продюсер, диктующий свою волю, – беда для группы: начинается шлифовка под определенный формат, и самобытность пропадает, мысль пропадает – смысл творчества пропадает.

Получается продукт.

– «Продукт» – то слово, которое меня раньше просто пугало, когда у меня были разговоры с продюсерами, произносившими: «Ну, это хороший продукт». Так цинично о том, что я писал: «это продукт, не более того», – конечно, это пугает. И на какое-то время я поверил, что так и должно быть, что это я такой «наивный чукотский мальчик», который приехал со своими песнями в Москву, а здесь все иначе – другие законы, и нужно играть по ним. Но Бог миловал, я не ввязался в долгие отношения с продюсерами, и даже на первоначальных этапах сердце подсказывало мне: «Это не то, Денис, не то – птица в клетке не поет». Пусть лучше у нас не будет стадионов, поклонниц, фан-клубов, но свою, пусть маленькую, тихую песню мы будем петь. (Окончание в следующем номере)

Записала:
Юлия Подзолова

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз»:
http://tv-soyuz.ru/peredachi/kanon-vstrecha-s-akterom-i-muzykantom-denisom-beresnevym-chast-1;
http://tv-soyuz.ru/peredachi/kanon-vstrecha-s-akterom-i-muzykantom-denisom-beresnevym-chast-2

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс