Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №10 (907) → Иерей Александр Дубасов: Как правильно провести Великий пост?

Иерей Александр Дубасов: Как правильно провести Великий пост?

№10 (907) / 7 марта ‘17

Беседы с батюшкой

Отец Александр, конечно, эта тема обсуждается достаточно много, но и вопросов по этой теме тоже возникает достаточно много. И недаром Церковь каждый раз предлагает какие-то поучения в Недели перед Великим постом, из года в год повторяя их, возобновляя в памяти верующих какие-то моменты, аспекты поста.

Отец Александр, позвольте начать вот с какого момента. Современный человек, уж так сложилось, к церковному уставу и предписаниям относится достаточно настороженно и видит в этом большую сложность. Можно ли как-то для себя самому определить ту строгость поста, которую человек будет соблюдать?

– Я в таких моментах стараюсь всегда отвечать следующим образом. Очень хорошо, если человек подойдет к священнику, и если не получит от него четкие указания, то по крайней мере, какие-то рекомендации. Такой личный контакт человека, когда он расскажет какие-то свои сложности, свой определенный опыт, а священник может всегда подсказать именно то, что человеку необходимо. Если же по каким-то причинам пока еще не сложилось так, что человек может дойти до храма, или дойдя до храма, не решается почему-то подойти к священнику, то можно дать общие рекомендации следующего характера.

Пост – это есть воздержание. И для человека начинающего, или может быть, уже какое-то время живущего жизнью христианской, но имеющего еще не очень большой опыт, хорошо понять, что это воздержание должно быть посильное, именно то воздержание, которое поможет человеку (собственно одна из задач поста) увидеть свои слабости. А может быть эти слабости узреть и постараться их преодолеть. Посильное воздержание – то есть человек встает на страже своего сердца: с одной стороны смотрит, что там плохо, а с другой стороны, то плохое, что туда пытается проникнуть, не пускает.

Мне одно время приходилось читать лекции перед работниками милиции, и там очень удачно удавалось приводить вот этот образ: что есть участковый милиционер, или есть пост, за который милиционер отвечает. Собственно давайте посмотрим, с этой стороны пост – тоже как воздержание и такой охранительный момент: то есть человек встает на страже своего сердца и пытается что-то сделать.

При слове «пост» многие современные люди понимают, что, значит, нельзя есть мясо. С одной стороны, в Церкви слово «нельзя» вообще по-хорошему-то и не употребляется. То есть человек воздерживается. При этом конечно в пост обязательно входит воздержание от пищи. Почему? Потому что это хороший помощник. Бывают разные обстоятельства: человек болеет, или находится в таких условиях, что он не распоряжается своим столом, своими возможностями, или возраст у человека. Часто я разговаривал с маленькими ребятками, читал им уроки, лекции и говорил им, что если вы скажете: «Мама, я хочу поститься, и не буду есть мясо», то не все родители это воспримут на «ура» и наверное будут действительно правы. Потому что для родителей здоровье ребенка в первую очередь сопряжено с тем, как он ест. Отчего вы можете отказаться, будучи в таком возрасте? От конфет. Вряд ли какая-то мама будет пичкать вас конфетами. От компьютера, от телевизора. И уже перед современным человеком разворачивается такая картина, когда если он хочет потрудиться постом, то он должен взять на себя посильную меру воздержания.

Еще я часто говорю таким образом: пост – это некое аскетическое упражнение. Вот сейчас милостью Божией на Урале, где мы живем (может быть, не во всех уголках нашей страны или мира существует такое благоденствие), сегодня нет голода, разрухи, войны, нет каких-то внешних обстоятельств, которые поневоле бы заставляли нас относиться к себе более строго. Поэтому, пост – это всегда аскетическое упражнение, это возможность устроить себе проверку. При том изобилии, которое вокруг нас сегодня существует, и той свободе, которая нам навязывается, и порой эта свобода не самая хорошая, пост очень полезен любому человеку.

Вопросы телезрительницы: «Поможет ли Господь по моей молитве человеку неверующему и некрещеному? И второй вопрос: могу ли я идти на Причастие, если уже долгое время свое сердце и душу не могу освободить от обиды на человека?»

– Когда возникают такие вопросы, всегда поневоле человеку все-таки хочется сказать, что надо идти к священнику. Потому что, с одной стороны, вопрос как бы конкретный, но что в него вложено, неизвестно. Поможет ли Бог по моей молитве человеку некрещеному и неверующему? Во-первых, что мы просим? Господь помогает всякому человеку. А если еще есть какое-то молитвенное предстательство, молитвенное ходатайство, то конечно все усиливается. Господь это видит и зрит. Но ведь мы молимся как? «Господи, я прошу Тебя, чтобы было так. Но не как я хочу, а как Ты». Господь нам Сам заповедовал образ молитвы. Мы просим, но при этом всегда сверяемся: Господи, а как Ты это видишь?

Поэтому конечно когда мы просим человеку неверующему, некрещеному обрести веру и стать истинным служителем Богу, то есть стать христианином, то вряд ли этот вопрос может иметь какое-то двузначное значение. Конечно, Господь хочет всемерно этому человеку такого обращения.

Что касается второго вопроса. Собственно для чего мы участвуем в таинствах? Для того, чтобы укрепиться и преодолеть какие-то свои невзгоды: может быть, мы имеем какую-то сложность в своей душе, может быть, это действительно характерная сложность, которая характерна именно нашему сердцу. То есть так мы воспитались, в такой обстановке жили, от природы через родителей унаследовали какие-то такие характерные особенности, что кто-то легко в обиду впадает, кто-то злость не может просто забыть и ее преодолеть, кто-то, наоборот, равнодушный, что на чужую беду не особо реагирует. И Господь нас вводит в Церковь, чтобы нам все это увидеть и по возможности максимально это преодолеть. Неизвестно, пройдет ли эта обида после того, как человек приступит к таинству Причащения. Но то, что человек действительно приложит усилия, и эти усилия Богом будут учтены – это без всяких сомнений.

Другое дело, опасным тут может быть следующий момент: что человек подходит к Причастию как к некоему магическому действу: я сделаю то-то и то-то, выполню ряд требований, которые предъявляются, и у меня должно что-то произойти. Нет. Опять же: «Не знаю, Господи, как мне полезно. Может, мне полезно с этим состоянием какое-то время пожить, долго его преодолевая, долго прилагая усилия, и с Твоей помощью выйти в наиболее благодатное, благостное состояние сердца, мирное состояние сердца». Поэтому, безусловно, человек должен жить таинственной жизнью Церкви и тогда все будет по тому, как Господь промышляет.

Вопрос телезрительницы: «Батюшка, у меня такой вопрос: какой на мне грех и просить ли мне прощения? Я не посещала болящего человека (у него рак сильно прогрессирующий). И будущей вдове я решила по телефону передать соболезнования еще в болезни и сказала: «Скорбим с вами и разделяем вашу боль». Она на это ответила: «Скорбеть еще рано» и бросила трубку. На следующий день этот человек умер. Виновата ли я как-то и просить ли мне прощения? Мне кажется, она держит обиду на меня».

– Хороший вопрос. Знаете, попросить прощения в этой ситуации, я думаю, конечно, нужно, но сделать это надо очень деликатно. Современный мир являет для нас очень часто то, что человеческая душа очень ранима. Человек остается без Бога, и оставшись без Бога, он очень подвержен любым каким-то движениям извне. Надо быть очень-очень утонченным и чувствовать другого, быть тончайшим психологом, чтобы понимать, какое слово когда можно сказать, какое полезно, а какое неполезно. Порой бывает для нас это слово понятное, и оно идет из глубины нашего сердца, и мы действительно хотим как-то поучаствовать, помочь, а для другого это слово становится раной, то есть оно ранит его. Поэтому такой призыв: будем осторожны друг к другу, будем понимать, что не всегда наше внутреннее мировоззрение, внутреннее миросозерцание также адекватно и для другого человека. Поэтому надо быть осторожным.

Здесь попросить прощения нужно. Но форму этого прощения, как к этому подойти – нужно подумать, помолиться, попросить у Господа, чтобы Господь так расположил и тому сердцу помог. Потому что смерть ближнего – это всегда переживание, всегда горе, поэтому тут надо быть, еще раз повторюсь, очень деликатным. В таком вопросе надо многое проверить, перепроверить, в первую очередь у Господа попросить: «Господи, пусть мои слова человеку как-то помогут, пусть они будут для него сегодня искренним участием».

Хотя у древних, еще даже дохристианских философов, я читал, есть такое выражение, что тот, кто больше всех скорбит, тот и более равнодушен. Поэтому это тоже не нужно забывать. Нужно всегда обращаться к Богу, нужно научиться не лицемерить, внутреннее состояние стараться довести до идеала (возможного идеала), чтобы действительно от полноты сердца говорили уста. Это непростая задача, конечно.

Отец Александр, что привносит пост в нашу бытность, в нашу повседневную жизнь? Ведь если разобраться, время вне поста – это ведь тоже не время для расслабления. А получается, что пост особенным образом выделяется у христианина. В чем тогда грань? Что нового он привносит? И в чем различие повседневной жизни и движения поста?

– Отчасти я уже пытался сказать в начале передачи, что всякий пост – это некое аскетическое упражнение. Порой кажется удачным такое сравнение, что среда и пятница почти круглый год у христиан (за исключением буквально некоторых недель) – это пост, и по уставу именно со всей строгостью Великого поста. И вот христиане имеют возможность весь год каждую седмицу поститься и, будем так говорить, учиться это делать, то есть учиться воздержанию, учиться эти аскетические упражнения выполнять. А когда приходит пост, мы как бы сдаем экзамен: чему мы научились за тот период времени, когда не было поста, что для нас стало особенным? И соответственно когда приходит пост, мы этот экзамен сдаем.

Постом, Великим особенно, если распространять пост не только на гастрономию, на питание, все-таки мы должны сказать, – это особые богослужения, особые молитвы, молитвы коленопреклоненные, молитва Ефрема Сирина в частности, это особое настроение. То есть мы идем к событию воскресения Христова, то есть мы себя особым образом возделываем. «Аскетика» переводится как возделывание, выделывание, и если до тонкостей переводить – выделывание шкуры. То есть мы должны себя так выделать, чтобы наша жизнь, наша душа была удобная. Как шкура животного, которой при правильной обработке можно укрываться, одеваться, ее можно использовать. То есть наша душа должна стать такой, чтобы Господь ее мог использовать правильно; она должна впитывать все Божие.

Поэтому это особое усилие. Мы учились, а сейчас мы сдаем экзамен, то есть прилагаем особое усилие. Поэтому вся совокупность: воздержание, стремление, внутреннее настроение, богослужение – и создает общую картину особенного времени. Кто из христиан поствовал, проходил пост, и потом радовался на празднике, на пасхальном богослужении, то, как говорит апостол Павел, это словами нельзя передать. Да, мы можем говорить, что нам радостно, нам хорошо, нам весело, но то, что происходит внутри – это что-то особое, особое посещение Божие. Конечно, мы это делаем не для того, чтобы попоститься, а потом отходить на предыдущие позиции, опять заниматься тем же самым. Нет, постившись, мы научаемся, вбираем в себя все возможное, и потом в течение времени вне больших постов, установленных Церковью, мы реализуем весь этот опыт. Примерно так.

Вопросы телезрителя: «Можно ли во время Великого поста употреблять в пищу суши или другие продукты китайской, японской кухни, ведь там нет компонентов животного происхождения? И второй вопрос: не является ли грехом находиться на сайте знакомств?»

– Если честно, я не очень знаком, что такое суши.

Это японская кухня: суши, роллы.

– Насколько я понимаю, это продукты моря?

Да.

– Не очень у меня большой опыт, точнее опыта вкушения этих продуктов вообще нет. А вот что касается продуктов моря, то они допускаются Великим постом в определенные дни. Но я слышал от врачей, что в этих суши вроде бы не совсем достаточно правильная обработка происходит и что после их употребления возникает много каких-то инфекций. Могу ошибаться, но я как-то слышал такой разговор, врачи между собой говорили, что «пока люди вот это употребляют, мы без работы не останемся». Поэтому вот с этой точки зрения надо проконсультироваться у врача. А что касается морских продуктов, они в пищу употребляются. Но, с другой стороны, есть такое, пожалуй, известное выражение святителя Иоанна Златоуста, что пост можно измерить еще следующим образом: скоромная пища минус постная пища и разницу надо отдать человеку нуждающемуся, нищему.

Поэтому если действительно суши стоят каких-то небольших денег, и они от скоромной трапезы будут отличаться какой-то существенной разницей, то тогда при консультации с врачом, чтобы это было безопасно, наверное, можно употреблять. Если это не так, если это лишь замена одного продукта другим, то такой пост может и не принести пользы. Если скоромный пост стоит, грубо говоря, сто рублей, а нескоромный – сто пятьдесят, то это уже не пост, а какая-то диета. Тут надо очень осторожно к этому вопросу подойти.

И второй вопрос о сайте знакомств. Я один раз из-за плеча видел сайт знакомств, там и православные люди участвуют. В общем-то, не думаю, что в этом есть какие-то моменты... Если при этом соблюдаются какие-то рамки приличия, если это не сайт, через который человек хочет познакомиться и впоследствии сотворить какой-то грех блуда или прелюбодеяния, какого-то разврата, растления. Да, мы пользуемся современными средствами, чтобы общаться: телефонами, еще чем-то, в том числе и сайтом знакомств. Но постом, если человек хочет попоститься серьезно, думается лучше все-таки воздержаться. По крайней мере, выделить особые времена: первая седмица поста, Крестопоклонная, Страстная седмица. Если уж полный пост человеку будет сложно выдержать, можно хотя бы так. Хотя, если это православный сайт знакомств, там, я думаю, люди поймут, почему воздерживается человек и почему сейчас не общается. Опять же, если подойти к священнику в храме, с которым установлены какие-то взаимоотношения, то я думаю, можно получить исчерпывающую информацию.

Отец Александр, у нас остается совсем немного времени до окончания эфира, и хотелось бы задать Вам, может быть, последний вопрос. Почему порой во время поста отношения между близкими людьми обостряются, возникают какие-то сложные ситуации, даже порой конфликты? Что бы Вы посоветовали, чтобы преодолеть подобного рода искушения?

– Наверное, могу попытаться как-то исследовать этот процесс. Да, человек действительно начинает себя в чем-то ущемлять. И не всякий человек легко это выдерживает, конечно, это сложно. Внутреннее состояние человека порой, бывает, истощается. Если, скажем, человек вне поста что-то употребляет, что-то делает, а тут вдруг он этого лишается, и порой возникает внутреннее состояние протеста. И когда человек видит вокруг себя какую-то несостоятельность, порой он на это реагирует очень остро. Если раньше он бы не заметил то, что делает другой, то сейчас он начинает на это сильно, болезненно реагировать.

Далее. Человек постом порой бывает очень требователен. То есть, если пост, то постные блюда должны быть у всех в семье. Если он не смотрит телевизор, значит, и вся семья не должна смотреть телевизор. Если он что-то не делает, то и все… Это замечательно, если так. Но все-таки пост предполагает определенное добровольное начало, по крайней мере, для взрослых членов семьи. Для детей особый разговор: если родитель считает, то дело ребенка – исполнять послушание. А что касается другого взрослого члена семьи, тут надо подходить осторожно.

Лучше в пост продемонстрировать, что ты постом становишься веселее, добрее. Как есть евангельский текст, и мы о нем говорим, вспоминаем, когда Господь говорит, что пост – это не сумрачное лицо, не суровый взгляд, не такое состояние, когда человек очень обозленный. А наоборот, это светлое, открытое лицо, это чистый взгляд. Вот к этому и надо стремиться, чтобы пост на другого человека не особенно влиял. Пост – это упражнение для человека, который постится. А для другого пост ближнего не должен становиться состоянием ссор, бед, еще чего-то.

Поэтому надо понимать, что пост дает возможность человеку бороться со своими страстями. Этим и надо заниматься, на это и надо налегать. То есть не бороться со страстями другого, тем более еще более опасно бороться с другим человеком, а со своими страстями: их выявлять, их в свое сердце не впускать, прилагать к этому усилия. Воздержание в пище этому помощник, отсутствие развлечений также. Вся эта совокупность. И когда человек приходит на богослужение, он все это в полной мере воспринимает. А когда он, потрудившись, потом приходит на Пасху, то как он благодарит Господа, что прошел этот путь!

Отец Александр, время нашего эфира подошло к концу. Я благодарю Вас за сегодняшнюю беседу. Спасибо Вам еще раз! Благословите наших телезрителей.

– Бог благословит всех нас! Всех телезрителей, кто нас слушал, позвольте поблагодарить и поздравить, что мы вступаем в это доброе дело; всех призвать на богослужениях по возможности быть, и пост провести хорошо, довольно, духовно радостно и получить добрые плоды поста.

Записала:
Нина Кирсанова

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс