Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №10 (907) → Сектовед Александр Дворкин: Эту работу я воспринимаю как послушание

Сектовед Александр Дворкин: Эту работу я воспринимаю как послушание

№10 (907) / 7 марта ‘17

Душевная вечеря

Продолжение. Начало в №7 (904) – №9 (906)

Игумен Лука (Степанов): – Александр Леонидович, образование Вы получили не только в России. Насколько мне известно, Вы – обладатель научных степеней многих университетов мира и при этом у вас нет ученой степени российской. Не было необходимости? Хотелось бы поговорить не столько о Ваших ученых степенях, сколько о Вашем международном статусе, как труженика на ниве миссионерской деятельности.

Александр Дворкин: – Да, так получилось, что у меня нет российского образования. Я учился в России в пединституте на филологическом факультете, но стал хиппи, и в конце концов меня выгнали с 3-го курса, а потом я эмигрировал в Америку по настоятельному требованию соответствующих органов и университет закончил уже в Америке. Там поступил в Свято-Владимирскую духовную академию, закончил ее со степенью кандидата богословия. Получил степень доктора философии по истории Средних веков от Фордхемского университета Нью-Йорка (1988), где есть кафедра средневековой истории – она считается одной из лучших в Америке и лучшей на Восточном побережье. В 2016 году древний Прешовский университет в Словакии наградил меня степенью почетного доктора по православному богословию.

И.Л.: – От души поздравляю. Если Вы не возражаете, поговорим о Ваших впечатлениях от Америки, других каких-то стран. Америки – потому, что сейчас очень чувствуется полярность мира. И, для меня лично (я так понимаю), всякое зло движется с Запада, и то, чем мы обладаем – наши церковные сокровища, в какой-то мере даже статус Третьего Рима, духовной столицы Православия, – противостоит тому, что там происходит. И это при том, что у меня есть знакомые по моей жизни до Крещения, уехавшие в Америку, ставшие патриотами этой страны с чувством того, что самое прекрасное и великое совершается там, – кто-то снимает фильмы, кто-то занимается какими-то другими делами, искусством.

А.Д.: – Я не согласился бы с тем, что всякое зло приходит с Запада. Все-таки зло коренится в каждом человеке, и дальше уже весь вопрос в том, что мы с этим делаем и как поступаем. Мы говорили о сектах и, как я сказал, если в начале 90-х большая часть сект действительно была западного происхождения, то сейчас, по меньшей мере, половина сект – отечественного происхождения. Когда я начинал сектами заниматься, то, чтобы получить информацию по той или иной секте, связывался со специалистами за рубежом. Тогда еще иинтернет только-только начинался, и было сложно писать что-то, просить, чтобы отксерили или что-то прислали. Сейчас же зарубежные специалисты связываются со мной, чтобы получить информацию по нашим сектам, действующим у них. Так что они, как пострадавшие, могут сказать, что всякое зло приходит из России, поскольку именно в российскую секту попала чья-то жена или сын.

Ситуация сложнее, и говорить об Америке мне сейчас достаточно сложно – я все-таки уехал оттуда в 1991 году. И та Америка, из которой я уехал, очень отличается от Америки нынешней. Я даже не берусь себя объявлять специалистом по Америке: той Америки, что я знаю, уже нет. Я провел в Америке 15 лет своей жизни, и невозможно жить в стране 15 лет и не привыкнуть к ней, не приспособиться и даже не полюбить ее. И я действительно ту Америку, в которой жил, полюбил во многом, многие вещи мне очень нравились. Полюбил, но помнил, что у меня Родина другая. Поэтому я и вернулся и всегда говорил, что я – политический эмигрант, а не экономический переселенец. И я вернулся, когда обрушился Советский Союз, когда возможность вернуться предоставилась – при Советском Союзе это было невозможно. Я тогда вернулся одним из первых в последний день 1991 года. С 1992 года началась моя вторая жизнь в России – она была до 1977, потом с 1992 года.

Та Америка, которую я знал, которую застал, – это была в общем христианская страна. Протестантская, но все-таки христианская. Я приехал в Америку, в которой еще во всех школах была молитва перед уроками каждый день. При мне эту молитву отменили, и, собственно, при мне этот процесс и начался. Поначалу медленно-медленно все изменялось, а потом пошло семимильными шагами.

Та Америка, на которую я сейчас смотрю, – я просто даже не узнаю эту страну. Страна, где я жил, была свободной. А сейчас она если не тоталитарная, то все движется к тому, с жесткой диктатурой политкорректности, которая навязывает свои нормы всему населению. Большинство населения не принимает этих норм, тем не менее, настолько запугано, что практически ничего не делает.

Так случилось, что мы с женой были в Париже, когда там обсуждалась возможность так называемых гомосексуальных браков. Так называемых, потому что это браком никак назвать нельзя.

И в этот день у меня было много дел, мы с женой ездили на метро по разным концам Парижа. И всюду, куда бы мы ни выходили, были толпы народа, шедшие на демонстрацию протестовать против этого. На улицах были миллионы просто, я никогда не видел такого скопления протестующих. Но приняли, тем не менее, закон, несмотря на этот протест.

В 2015 году закон о гомосексуальных браках был принят Верховным Судом США. А я знаю много американцев, выступающих против этого, – люди этого не принимают, люди с этим не соглашаются. Демонстраций практически не было: настолько запуганы, что они могут потерять работу, что их могут привлечь к суду. Да, какие-то протесты были, но предпочитают уходить в подполье. Я знаю американцев, которые бегут из страны, говорят, что в этой стране жить невозможно и переселяются в другие страны.

У меня есть близкий друг, православный американец. О нем в нескольких моих книгах написано, он уехал православным миссионером в Албанию, где жизнь совсем не сладкая. Он, городской житель, живет в албанской деревне в очень стесненных условиях с тремя детьми (двое старших у него в университетах учатся, а трое младших с ним), и для детей достаточно сложно там быть. Но это лучше, чем если бы они были в Америке и учились неизвестно чему. Развращали бы просто, и он бы ничего не смог сделать.

И.Л.: – Прежде чем мы все-таки отойдем от христианской Америки, мы больше намеревались поговорить о международных Ваших впечатлениях, не могу такую тему не затронуть (я думаю, это интересно всем): Ваше научное сотрудничество с протопресвитером отцом Мейендорфом. Насколько Вы видите его носителем преемства высокого византийского богословия? Как Вы эту личность в богословском наследии ощущаете? Сейчас новая книга его трудов вышла.

А.Д.: – Отец Мейендорф был не только моим научным руководителем, он был моим духовным отцом. Я с ним очень-очень много общался, и в общем смысле он даже стал моим отцом. Очень был сердечный и теплый человек. Я еще был совсем молодым и в его семье чувствовал себя практически как дома. (Продолжение в следующем номере)

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс