Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №40 (937) → Крестный путь отца Арсения

Крестный путь отца Арсения

№40 (937) / 24 октября ‘17

История

С давних времен деревенька Неделька в Вятской губернии привлекала много страждущего люда к своему святому источнику. В 1901 г. сельчане поставили здесь часовню. В 1917 г. успели преобразовать ее в храм, пристроив алтарь. Молодая, но духовно крепкая община не уклонялась в обновленчество, за что и пострадала от властей. Настоятель храма иеромонах Трифиллий (Морозов) в 1931 г. был осужден на 3 года заключения.

Затем настоятелем храма стал Анатолий Иванович Головин. Родился он в 1877 г. в семье псаломщика в той же Вятской губернии. Но и он прослужил только до 19 марта 1932 г., был арестован и приговорен к трем годам ссылки «за антиколхозную агитацию, организацию контрреволюционной группы, распространение слухов о скорой гибели советской власти». На допросах вины своей о.Анатолий Головин не признал.

В семье о. Анатолия было 8 сыновей и 2 дочери. Один из них, Арсений, продолжил, как и отец, путь служения Богу.

Арсений Анатольевич Головин родился 25 июня 1900 г. в с. Санчурск (Царевосанчурск) Вятской губернии. Он окончил Яранское духовное училище и только один курс Вятской духовной семинарии, потому что в 1917 г. семинарию закрыли.

С 19 лет Арсений стал служить в церкви: псаломщиком, регентом, диаконом. Но церкви закрывались и ему приходилось переезжать из одного села в другое. Наконец, когда в 1938г. закрыли Спасскую церковь в селе Матвинур Санчурского района, диакон остался вне церковного клира.

Чтобы прокормить семью, в которой у 40-летнего о. Арсения с матушкой Серафимой Васильевной было четверо детей, он стал работать пастухом в колхозе.

Началась война, и сразу в 1941 году о. Арсений пошел воевать. Участвовал в сражениях на Харьковском направлении до августа 1943 г., получил тяжелое ранение в грудь и в оба плеча. Санитарный поезд привез его на Урал, где он лечился в госпитале в Свердловске. В 1944 г. вернулся в свои края, в Спасскую церковь.

В следующем году о. Арсений вновь на Урале. 20 мая 1945г. указом архиепископа Свердловского и Челябинского Товии (Остроумова) он был определен штатным диаконом в г. Троицк к Александро-Невской церкви.

В ноябре 1945 г. он съездил за семьей. В Троицке приняли их две сестры в своем домике на берегу реки: Анна Георгиевна Молчанова и Мария Георгиевна Смирнова. Дом состоял из 2-х комнат: в одной жили хозяйки, а в другой семья Головиных из 6-ти человек. Наконец, они были вместе после волнений и долгих разлук. Отец служил, дети учились. Он приходил домой окрыленный: большой храм, в клире два маститых протоиерея, благоговейные службы! Что еще нужно диакону? Жизнь наладилась.

Однако, впереди были новые жестокие испытания. 28 июля 1949 г. под покровом ночи раздался властный стук в дверь. Диакона Арсения Головина арестовали и увезли. Дочь его Лидия вспоминает: сколько они в ту ночь стояли на коленях, ревели в голос и молились!..

25 февраля 1950 г. диакона осудили по ст. 58-10, ч. 2. Статья эта содержит обвинение в пропаганде и агитации, призыве к свержению советской власти, а часть 2-я – это те же действия, но с использованием «религиозных предрассудков». Его осудили на 8 лет ИТЛ (исправительно-трудовой лагерь) и отправили в ИвдельЛАГ.

В Челябинском государственном архиве имеются документы следственного дела на Арсения Анатольевича Головина. Что же следователи нашли необходимым занести в протокол из допросов «свидетелей», якобы обличающее церковнослужителя? Вот о чем он говорил с людьми.

«Религию надо расширять и укреплять среди народа, так как она в будущем будет господствовать, а советской власти с ее порядками скоро придет конец, она недолговечна».

«Все должны делать для того, чтобы не пойти на уступки советской власти. Советы хотят завоевать весь мир, но это им сделать не удастся, все равно им придет конец».

«Советская власть не дает полностью развернуться религии, притесняет ее, нам же надо укреплять религию и церковь».

В обвинительном заключении записали: «Работая диаконом в Александро-Невской церкви, среди верующих и своего окружения вел антисоветскую агитацию клеветнического характера… выражал недовольство мероприятиями советского государства по подписке на госзаем…высказывал недовольство налоговой политикой… клеветнические измышления по адресу колхозного строя».

Ситуация в стране изменилась, и о. Арсений был освобожден в сентябре 1954 г., отбыв в лагере 5 лет. Дело прекратили «по реабилитирующим основаниям» – то есть как не имевшего никакой вины.

Диакон вернулся в церковный алтарь, вышел на амвон и вновь зазвучал его призыв к молитве. Никакие репрессии не могли запугать верного Божиего служителя. Хотя церковная жизнь все еще находилась под прессом безбожной власти. Выживать было нелегко, донимали налогами. Вновь о. Арсений переезжает с семьей из прихода в приход, но служения не оставляет.

Теперь уже в сане иерея священнодействует он в Свято-Никольском храме Верхнеуральска, в храме Первоверховных Апостолов Петра и Павла в г.Коркино, в Покровском храме г. Южноуральска.

В с. Савино к храму Святой Великомученицы Параскевы о. Арсений Головин прибыл в 1959 г. для своего последнего служения на земле.

Во время пребывания о.Арсения в Савино произошел знаменательный случай. В 60-е годы единичные служители не выдерживали создаваемых для них трудностей в бытовой жизни и отказывались от сана. Вот как доносил о подобном событии уполномоченный по делам религий:

«В феврале 1959 года снял сан и отрекся от религии священник Оплеснин Ю.И., рождения 1929 г. Он сразу же был трудоустроен и приобщен к лекционной работе по атеизму, писал статьи и брошюры. Оплеснин является членом общества по распространению политических и научных знаний. Отдел пропаганды обкома КПСС оказывал ему помощь в переезде из Н.Серег на работу в Н.Тагил».

Так вот, этот Оплеснин в 1959 г. приехал в Савино, чтобы прочитать жителям лекцию «Почему я отрекся от религии». Старожилы рассказывают: «Зал на 250 мест был полон. А в зале был молодой псаломщик, которого и имени-то сейчас не помнят. Вот он и вступил в поединок с этим предателем. Каждый довод Оплеснина эрудированный парень разбивал ссылками на работы религиозных просветителей. Понятно, что после такой «миссии» верующих меньше в Савино не стало».

Сопоставив установленные даты в летописи храма, мы сейчас можем утверждать, что этим «эрудированным парнем» был никто иной, как ставший позднее митрофорным протоиереем Геннадий Брагин в Нижнем Тагиле. А именно, в 1959 г. он был принят в Свято-Параскевиевский храм псаломщиком, в 1960-м стал диаконом, то есть был здесь как раз в тот период, когда приезжал с «лекцией» отступник.

Достойными продолжателями его, так по-боевому начавшему богослужебный путь, дела стали его сын протоиерей Иоанн Брагин в Нижнем Тагиле и внук Андрей Брагин, который руководит отделом религиозного образования и катехизации в Нижнетагильской епархии.

Всего около 3-х лет довелось о. Арсению послужить в Савино в храме Святой Параскевы, когда произошла трагедия. Он шел по сельской улице, и тут его сбил на мотоцикле пьяный житель села. Случилось это 26 февраля 1962 г.

В журнале Московской Патриархии за 1962 г., в №4, под заголовком «Вечная память почившим» было напечатано: «Священник Арсений Анатолиевич Головин, настоятель храма в с. Савино Свердловской епархии, скончался 26 февраля 1962г. на 62-м г. жизни, прослужив в священном сане 34 года».

В ограде Иоанно-Предтеченского кафедрального собора Екатеринбурга, с южной его стороны есть рядышком два захоронения, два могильных креста. Здесь покоятся иерей Арсений Головин и его сын протодиакон Анатолий Головин.

Вторая главная сторона жизни человека, кроме основной деятельности, – какое он воспитает потомство. Душа о. Арсения покоилась на его детях. А в долгие периоды его отсутствия матушка Серафима вела по тому же направлению своих двух мальчиков и двух девочек. Сама она служила в храмах псаломщицей и регентом.

Дети, которые не имели беспечного детства, бытового комфорта, материального достатка, учились, переезжая из одной школы в другую, состоялись в жизни, выросли достойными людьми. И это был жизненный подвиг матушки Серафимы, ведь отец 2 года был на войне, потом в лазарете и 5 лет в лагере.

Старший, Анатолий родился в 1928 г. Рос он в семье не только религиозной, но музыкально одаренной. Родители пели дуэтом церковные песнопения, духовные канты. У мальчика оказался абсолютный музыкальный слух и прекрасный голос, поэтому вскоре он стал участвовать в клиросном пении. Челябинский епископ Ювеналий (Килин) пригласил его в качестве келейника и иподиакона. В 1952 г. Анатолий окончил Московскую духовную семинарию.

9 августа 1953 г. Анатолий был рукоположен во диакона к Иоанно-Предтеченскому собору Свердловска, где окончил свой путь в сане протодиакона в 2004 г.

Сын Игорь (1934 – 2006) был кандидатом медицинских наук, работал на кафедре эпидемиологии в медицинском институте.

Дочь Мария Арсеньевна (в замужестве Миронова) родилась в 1936 г. По семейной традиции, посвятила свою жизнь церкви – пела в церковном хоре Иоанно-Предтеченского собора. Когда Владыка Платон (Удовенко) был переведен в Ярославль, она уехала туда, чтобы и там помогать ему.

Дочь Лидия Арсеньевна (в замужестве Склярова) родилась в 1939 г. Закончила горно-металлургический техникум.

В Лазареву субботу (было это Великим постом в 2017 г.) стояли мы с Лидией Арсеньевной и ее мужем Георгием Николаевичем Скляровыми в ограде Иоанно-Предтеченского собора в Екатеринбурге. Здесь у южной стороны храма могилы Головиных: иерея Арсения и его сына протодиакона Анатолия. Когда договаривались о встрече, Лидия Арсеньевна сама назначила место: – У папиной могилки.

Поводом для встречи стала удивительная фотография, сохранившаяся в архиве храма в Савино. На ней в группе людей о. Арсений. Возник вопрос: кто эти люди с ним, когда и где сделан снимок?

– Эта фотография у меня на стенке висит, – сказала Лидия Арсеньевна. – А вот и я рядом с батюшкой.

В этом же среднем ряду – крайняя справа – матушка Серафима Головина. Слева вверху старший сын Анатолий. Впереди в белой рубашке 13-летний сын Игорь. Рядом в белом платье 11-летняя Мария.

Две женщины в верхнем ряду – это приютившие их сестры (слева направо) Анна Георгиевна Молчанова (в правом нижнем углу снимка – ее дочь Галина) и Мария Георгиевна Смирнова.

И вот чем особенно знаменательна эта фотография: в центре, рядом с м. Серафимой запечатлена известная подвижница Евдокия Чудиновская. Под ее духовным покровительством находилась в те годы многострадальная семья Головиных. Подвижнической христианской жизнью она стяжала у современников любовь к себе и веру в действенную силу ее молитв. Ездила тогда старица Евдокия по всему Южному Уралу и те, кто были знакомы с ней, считались все «Дунюшкина родня».

20 лет назад была издана книжечка «Сказание о Дунюшке». Среди воспоминаний очевидцев есть рассказ Анатолия Головина, сына о. Арсения.

«Было мне тогда 16 лет. Мать послала меня пригласить Дунюшку на обед, а отец мой Арсений (он служил диаконом) и говорит матери: «Я не буду на обеде, скажешь, что я заболел».

Дунюшка с послушницами пришла в дом и говорит: «Матушка Серафима, где тут твой больной?» Пошла в чулан, где лежал отец, и говорит: «Пришла навестить притворно больного и сказать, чтобы ты готовил ризу, хочешь не хочешь, а будешь священником, а умрешь мученической смертью».

Отец быстро встал и сказал: «Прости меня, Дунюшка, за обман». И стал помогать матери готовить обед и подавать на стол.

Восемь лет отец прослужил священником. Потом мотоцикл сбил его и от ран отец умер».

Можно предположить, что когда в июле 1949 г. о. Арсения арестовали, близкие могли подумать, что вот сбывается только вторая часть предсказания Евдокии и ему предстоит мученическая смерть в лагере, а священником он не успел стать. Однако все произошло по слову прозорливой старицы. Земной путь он завершил в Савино, в сане иерея.

Савино… Что могло бы значить это слово для 4-летнего мальчика, побывавшего здесь один раз в далеком 1965 г.? Казалось бы, откуда взяться этим неосознанным теплым чувствам на всю жизнь? Олицетворение деревенской глубинки: слякоть, отсутствие света, комары, от которых невозможно отбиться. Вася даже поплакал по этому поводу. Всенощная при свечах, во время которой он все-таки уснул.

Но как пели на клиросе бабушки в белых платочках! Он и сейчас знает их имена: Марфа, Ольга, Люба, Татьяна. Подтверждением этих детских воспоминаний пусть будет письмо автору этих строк митрофорного протоиерея Анатолия Кривоногова из Златоуста, в котором такие строчки: «Когда я служил в Савино, при мне старостой была Марфа Федосеевна Обоскалова… службу вели (пели на клиросе. – Авт.) Любовь Ивановна Васина и Татьяна Александровна Жукова».

Среди них была и бабушка маленького Васи м. Серафима Головина, и приехавшая навестить дорогой храм мама Мария Миронова, которая с детства пела на службах. Про погибшего здесь 3 года назад своего деда Арсения Головина Василий Миронов узнает позднее.

Отложилось в детской душе духовное родство этих солдаток в христианской общине. Ему было очень хорошо в этой среде – в их мирном, целомудренном общении.

А ведь после тех дней прошла целая жизнь. Василий после учебы работал топографом в Нижневартовске, на Самотлоре. Мама написала ему, чтобы приехал в Ярославль на восстановление Толгского монастыря. Василий Анатольевич окунулся в самую черновую работу среди разрушенных стен. Сейчас он занимается выпуском православных книг в Тутаеве.

Родились правнуки иерея Арсения Головина. Незримое сияние и благословение священника и музыкально одаренной матушки Серафимы достигает и до них. Все они закончили православную школу в Ярославле.

Правнук Сергей Миронов – регент на клиросе, его жена Анна – певчая. Елизавета окончила Собиновское музыкальное училище. Церковной певчей стала и старшая, Елена. Гордится Василий Анатольевич ее мужем Алексеем Шуваловым, своим зятем. Служит он церкви еще на одном поприще: художник при изготовлении колоколов в знаменитой фирме «Шуваловские колокола» в г.Тутаеве. Кстати, в июле 2017 г. из Тутаева 5 колоколов были доставлены на Донбасс, в город Амвросиевку.

В Екатеринбурге живет младший брат Иван Анатольевич Миронов (1968 г. р.).

В Царские дни в июле 2017 г. участвовали в торжествах в Екатеринбурге два внука о. Арсения – Василий и Иван Мироновы Вот какое письмо прислал Василий Анатольевич, вернувшись домой, в Тутаев.

«Царские дни в Екатеринбурге всегда незабываемы. В эти дни сюда стекается народ со всей России. Идешь вдоль вереницы автобусов и дивишься на номера: ну что за регион – 182-й? Потом уж мне сказали, что это Крым.

Тысячи юношей и девушек, мужчин и женщин, детей в походной одежде – это Екатеринбург 16 – 17 июля. Где такое еще увидишь? И это мой родной город. Здесь я прожил 29 лет в микрорайоне ВИЗа, ровно половину своей жизни.

Грандиозная служба на месте убиения Святых Царственных Страстотерпцев! Ночная Божественная литургия: духовенства – сонм, святое Причащение – 100 Чаш! Пасха среди лета!

В 2017 г. я впервые приехал на это святое торжество с женой. Пока звучал отпуст, слова проповеди, мы поспешили пристроиться к голове колонны. Тяжело идти крестным ходом, но когда видишь хоругви и знамена – это придает силы.

Нас притиснули к ограждениям, защищающим от людского потока иконы на носилках. Вижу Казанскую «Державный Покров», резную на дереве святую Матрону Московскую. Вокруг икон дюжие молодцы не юного возраста (под 40 лет). Все в штормовках удивительных: на них Путин в пилотке, дальше во всю спину карта России до Охотского моря и надпись «Магадан».

Один из них, уловив мое внимание, подошел и протянул мне иконочку Божией Матери Казанской.

– Что, правда из Магадана? – не удержался я.

– Ну, что мы врать будем? – попросту подтвердил он. – Мы на машинах. Вот крестным ходом пройдем, и дальше. Мы на Донбасс.

Я понимающе кивнул: «Помоги, Господи!» Как-то мне спокойно стало. Если серьезные мужики из Магадана идут с молитвенной миссией, с иконами и «Путиным в пилотке» на Донбасс, то все будет нормально.

«Боже, Царя храни» мы со своего места почти не слышали, надеюсь, на следующий год погромче будет. Наконец, море людское заколыхалось, и мы нестройно тронулись в путь. Крестный ход в монастырь на Ганиной Яме принято совершать без передышки, трудно, но идти надо. Идти и молиться: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!»

Этот крестный ход делает нас единым народом Божиим, здесь проявляется наша Россия, ее истинное лицо. В этом молитвенном подвиге наш православный народ черпает благодатные силы, чтобы нам, немощным и грешным, идти крестным путем за Царем к Богу».

Тамара Бортникова,
журналист

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс