Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №45 (942) → Протоиерей Андрей Канев: Все начинается с приобретения греховных «песчинок»

Протоиерей Андрей Канев: Все начинается с приобретения греховных «песчинок»

№45 (942) / 1 декабря ‘17

Уроки Православия

Продолжение. Начало в №11 (860) 2016 – №44 (941) 2017

– Сегодня вновь учебником у нас станет «Слово о смерти» святителя Игнатия (Брянчанинова). Но давайте задумаемся вот над чем. Почему у некоторых из нас – много читающих и слушающих о духовной жизни – душа остается бесплодной? Живой потребности молиться нет, перемен в отношениях с ближними тоже, реакции на происходящее остаются страстными, а добродетели продолжают быть лишь теорией – почему? Быть может, духовные книги и беседы воспринимаются нами лишь как некий поток информации? Попадаешь в него – и вроде бы все понятно. Но когда выходишь из него, вновь не понятно ничего.

Происходит так потому, что на самом деле понятными для нас оказываются лишь слова, но не знания, которые скрыты за ними. А ведь именно эти духовные знания и есть наша цель, и святитель Игнатий помогает нам ее достичь. Он не информирует о той или иной духовной стороне жизни, а передает нам знания, что есть внутреннее делание и как его нужно выполнять. Так, говоря о грехах простительных и их последствиях, святитель приводит пример с Евангельским богачом, который, по сути, ничего худого и не делал – предавался увеселениям, пиршествовал каждый день блистательно. Была возможность, вот и позволял себе… Однако святитель Игнатий помогает нам увидеть причину гибели богача, а может быть, и нашу. Он поясняет, что именно такая веселая, но рассеянная жизнь и приводит человека к совершенному забвению и добродетелей, и вечной участи. Вот, оказывается, какими опасными бывают песчинки простительных грехов!

Протоиерей Андрей Канев, настоятель храма в честь Владимирской Иконы Пресвятой Богородицы (г. Екатеринбург), кандидат философских наук: – Да, у них свойство такое. Если мы на благородную почву посыплем несколько песчинок, они не повлияют на рост растений, но когда мы грузовик песку привезем, то все засыплем, и никакой благородной почвы не будет. Так же и здесь получается. Невнимательная жизнь приводит к тому, что эти песчинки копятся, копятся, копятся – и потом так отравляют душу человека, что он забывает, как тот Евангельский богач, о спасении; забывает, и у него меняется образ жизни.

К сожалению, это бывает и не с богачами только. Бывает так, что человек настроен на духовную жизнь, начинает регулярно исповедоваться, причащаться, бороться. И потом мне, как священнику, приходится с огорчением замечать, что человека нет – куда-то делся, пропал. А поскольку приход большой, народу много, я не могу это замечать быстро. Потом приходит какая-то память, что однажды такой человек был, и куда делся? И потом потихонечку, если его Господь приведет, окажется, что он сначала перестает за собой замечать грехи, потом перестает стараться внимательно молиться, потом ему становится тяжело пойти на службу, дальше трудно готовиться к Исповеди регулярно… Больше трех недель перестал причащаться – а там вообще трудно собраться. А дальше лукавый предлагает более интересные занятия: сад, огород, гости, торжества, устал, еще что-то... И человек реально пропадает из Церкви – не потому, что он богач, а потому что эти песчинки он не рассматривает как грехи, которые потихонечку изменяют даже свойства души человека. И он живет как неверующий, а потом приходит и говорит: «Я впал в смертные грехи…» А почему так получилось? Да потому, что все начиналось с приобретения греховных «песчинок». То есть это не только с богачами происходит.

– «Беда получить сердечную язву – страсть! – продолжает святитель Игнатий. – Эту язву наносит иногда самое ничтожное обстоятельство: один неосторожный, невинный взгляд, одно необдуманное слово, одно легкомысленное прикосновение могут заразить душу неисцельно!» И каждый из нас с этим согласится. Действительно, большей частью мы согрешаем по мелочам, согрешаем этими самыми «песчинками», и даже не замечаем того. А если и замечаем, то не придаем значения… Но мелочей в духовной жизни не бывает!

Протоиерей Андрей Канев: – Действительно, мелочей в духовной жизни не бывает. И как святитель Игнатий нам говорит, и мы, к сожалению, по собственному горькому опыту и по опыту близких людей видим, позволение себе легких грехов в итоге приводит к печальным результатам. Поэтому святитель нас и призывает быть к себе внимательными: как нет маленьких нарушений правил дорожного движения – в любом случае это преступление, которое может привести к гибели человека, – так и в духовной жизни тот же закон: мелочей нет. Мелкие грехи не означают, что их не надо замечать, не надо в них раскаиваться и не надо их исправлять.

– Делать работу над ошибками необходимо каждому ученику – и при этом важно знать, где именно в нашу жизнь они закрадываются, какие они, как их исправлять. Работая с прихожанами многие годы, отец Андрей на практике убедился, как важно постоянно вести работу над мелкими простительными грехами.

Протоиерей Андрей Канев: – Когда с человеком систематически занимаешься и готовишь его к генеральной Исповеди, сначала мы обсуждаем какие-то тяжкие грехи, смертные, которые, может быть, у человека были раньше или сейчас проявляются, учимся бороться с ними. Когда мы доходим уже до регулярной Исповеди, понятно, что смертные грехи уже редко проявляются у человека: все живые, всякое бывает, но если говорить о правиле, о некоем среднем арифметическом, то очень важно, когда человек регулярно, систематически исповедуется, не раз в год (он и не заметит мелких грехов на самом-то деле), а чем чаще человек исповедуется, тем он лучше себя видит. Вот такой закон, он точно существует.

Допустим, если человек исповедуется регулярно – раз в две недели, раз в неделю, например, – то чем он более к себе внимателен, тем лучше начинает замечать этот «песок» греховный, о котором говорит святитель Игнатий. По степени наблюдения за собой человек может видеть, правильно он идет или нет: если он перестал «песок» замечать, значит, он опять расстроился, снова надо настраиваться. Это очень важно, такой показатель правильности жизни.

Но это не означает, что вся Исповедь состоит из огромного списка мелких прегрешений. Очень важно понимать, что на Исповедь мы выносим тяжкие грехи или вообще некий вывод, знаменатель: что наблюдаешь за собой или не наблюдаешь, что тебе особо свойственно. И тут бывают подводные камни – человек начинает скучать, ведь одно и то же проявляется. Приходится говорить: «Слава Богу, что одно и то же – ты родился с хронической болезнью, ты ее должен подлечивать, а не приходить раз в неделю к врачу и говорить: сегодня у меня вот это заболело, а вчера вот это. Если проявляется одно и то же, значит, это именно тот «песок», который мы должны вымыть вообще из своего сердца, и будет проявляться; мы должны его замечать, должны каяться, набраться терпения – и дальше идти».

– А что делать людям, которые по возрасту, или по болезни, или по каким-то иным обстоятельствам жизни минимизировали свои контакты с миром? Тем, кто живет одиноко и не имеет не только увеселений, но и элементарного общения, во время которого каждый из нас умудряется легко набрать килограммы этого самого «песка» – за счет празднословия, осуждения, зависти и прочих простительных грехов? Такие «отшельники поневоле» перестают грешить грубыми грехами. Однако не знают они и как замечать грехи простительные – и начинается у них маета перед Исповедью: в чем надо каяться, когда сидишь дома один? Как будто в одиночестве человек перестает грешить и мешка с песчинками ему уже не набрать.

Протоиерей Андрей Канев: – Человеку в этом случае нужно обратить внимание не на дела: часто мы привыкли, что грехи – это некие дела или сказанные слова, а им говорить не с кем и сделать что-то противное против близкого невозможно – близких нет. Но это не означает, что страсти не проявляются, это означает, что они будут другого характера. Такому человеку лучше познакомиться с тем, что такое страсть печали и как проявляется страсть уныния, – они начнут долбить человека, это их поле деятельности. И поэтому человеку очень важно начать отмечать чувства и помыслы, которые начинают активно его бить: не просто каша, которая у нас повседневно идет (куда чашку поставить, еще что-то), – это очень липкие, ядовитые, цепкие помыслы, которые возвращаются снова. Человек начинает уходить в прошлое, вспоминать разные обиды (как гнев начинает в этом случае проявляться), та же злопамятность начинается. Но все это на уровне чувств и «липучих» мыслей. Их надо замечать и раскаиваться.

Потом, очень важно: простой тест – не включать телевизор такому человеку, например; и он тут же начнет видеть себя – как в нем уныние с печалью проявляются.

– Название следующей главы «Слова о смерти» наверняка прозвучит огорчительно для многих из нас – «Приготовление к смерти». Почему огорчительно? Да мы живем в ожидании радости или утешения – планируем отпуска и юбилеи, покупки, встречи. А то, о чем пишет святитель Игнатий, – это не наши планы: готовиться к смерти мы не собираемся, мы настроены жить. А если нам о такой подготовке начинают напоминать, это нас огорчает или даже раздражает. Именно по этой причине многие люди, в том числе и христиане, приготовлением к смерти не озабочены и живут так, как будто они бессмертны. Но ведь это неправда!

«Приготовимся к вечности и к переходу в вечность, именуемому смертью, во время земной жизни, в этом преддверии к вечности. Земная жизнь есть не собственно жизнь, но непрестанная борьба между жизнью и смертью: попеременно мы уклоняемся то к той, то к другой, колеблемся между ними, оспариваемся ими. Если оценим справедливо то краткое мгновение, на которое мы поставлены здесь, на земле, сравнив его с неизмеримою и величественною вечностью, то найдем только одно правильное употребление земной жизни. Употребляется она правильно, когда проводится в приготовлении к вечности».

Протоиерей Андрей Канев: – Действительно, в нашей суете подумать, что мы должны готовиться к смерти, звучит страшно для многих из нас – у нас планы, задумки: мы рассчитываем выйти на пенсию, на пенсии рассчитываем на следующий год пойти в огород; пойдя в огород, готовимся осенью убирать урожай, и так далее… Мы постоянно что-то планируем, а святитель Игнатий нас немножко отрезвляет и говорит, что цель-то жизни не в этом: ты можешь это делать – и в огород ходить, и планировать свой рабочий день, но это надо делать иначе. Это не означает, что надо вообще ничего не планировать, естественно: часто бывает такое восприятие таких строгих слов диаметрально противоположное – все бросил. Бывают случаи, что человек прочитал «надо внимательно молиться в тишине», а он семейный, у него дети, у него шум, над ним какие-то люди живут, которые телевизор до двух часов смотрят, и так далее – и он ждет, пока это все закончится, наступит тишина, изнемогает, падает, толком не молится и мучается. И нет, к сожалению, рядом человека, который сказал бы: «Да молись как получается, Бог слышит тебя все равно – не изобретай то, что ты не можешь потянуть».

Так же и здесь: понятно, что есть определенное планирование, но дело-то ведь не в планах. Господь в Евангелии говорит: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды – не надо в душу свою пускать суету, беспокойство, печаль о земном («а что будет завтра, чем питаться послезавтра, а что у меня будет через месяц…»). Это не в нашей власти. Оказывается, можно христианам жить, выполняя свои семейные и служебные обязанности, но с другим совсем настроением. Это и будет, мне кажется, признаком духовной жизни у человека: Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам. Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы (Мф. 6, 34).

Часто люди думают, что духовная жизнь – это уйти куда-то в затвор, в пустыню, где никого нет: вот там – духовная жизнь, а то, что мы живем здесь, – это не духовная жизнь.

А это же неправда. Что такое духовная жизнь? Дух в нас есть? Есть. У него какая-то жизнь есть. А какая, чем мы ее наполним? Это от нас зависит. Можно и обычными бытовыми делами заниматься, но с другим настроением. Вот как Евангелие говорит: не заботьтесь душами вашими – руки пусть заботятся, а душа другим должна заниматься.

И святитель Игнатий нам говорит, какой должен быть ориентир – ведь цель человеческой жизни не в этом. Мы часто говорим: «спасаться», «нам нужно спасаться», «спаси Господи» говорим почему-то вместо «спасибо» – слова от частого бессмысленного употребления становятся у нас бесцветными, безвкусными, обложками без содержания...

О содержании этих слов святитель Игнатий ничего нового не сказал. У него нет цели испортить наше бодрое настроение. Он всего лишь нам объясняет, что такое спасаться. Спасаться – это не просто делать христианскую благообразную физиономию, благообразный вид, одеться соответственно, еще поставить свечку. Но не в этом же дело. Спасаться – это выстроить жизнь так, чтобы спастись.

Представьте: тонет корабль, и капитан приказывает всем спасаться. Говорит: «Спасайся кто может!» И там что, все ходят по палубе с благочестивым видом? Там уже никто друг на друга не смотрит, там надо совместно что-то делать или индивидуально как-то пытаться выживать, бросаться в море, плыть, брать спасательный круг, кидаться в эту пучину, в которой тонет корабль. Это определенные действия, это риски, это совсем другое настроение. Тут уже не будешь думать, состоится у тебя пенсия или нет: цель – спасти свою жизнь. Конечно, не через голову товарища и, понятно, выручая друг друга... Но командир командует всем спасаться, спасательный жилет надеть, еще что-то такое. Инструкцию выполнять.

А когда мы говорим «спасаться» в христианском смысле слова, это почему-то не влечет за собой каких-то дальнейших действий – просто разговор на уровне некоей вежливости. А если мы говорим глубоко, то «спасаться» значит: так выстроить жизнь, чтобы наследовать жизнь вечную. То есть тут сразу начинается евангельское понимание, что такое вечная жизнь, что такое вообще спасаться. Сразу надо вспомнить Евангельские слова: кто хочет следовать за Мной, возьми крест свой, – говорит Господь. Кто погубит душу ради Евангелия, тот спасет ее. Надо это понимать, чувствовать. И это уже совсем другие действия, похожие на спасение с тонущего корабля. А не просто «нас спасают, ведь мы крещеные». Да ничего подобного.

– Вот и нам, спасающимся духовно, важно, как и матросам на корабле, усвоить, что все наше поведение должно быть подчинено вполне определенным инструкциям, которые давно составлены, проверены опытом и направлены на то, чтобы люди, их выполняющие, действительно могли спастись.

Протоиерей Андрей Канев: – Безусловно. Это выполнение инструкций, да – что при спасении, при каком-то катаклизме; при христианской жизни тем более это совершенно четкие, выверенные действия, связанные с изучением веры, изучением Священного Писания; с воплощением того, что ты прочитал; с аскетикой человека, христианина; с ограничениями себя, исследованием себя; с тем, что человек должен научиться молиться. Это устроение внутренней и внешней жизни, совершенно верно. Оно не такое, как спасение с тонущего корабля, естественно: там нет паники, хаоса, но есть действия, связанные с ним. И переход, то есть смерть, неизбежен на самом деле. Мы так живем, будто собираемся жить здесь вечно, но смерть неизбежна, и нам никто не гарантировал, что мы доживем до осени или день еще проживем, или полдня. На самом-то деле ведь так, просто мы забываем об этом.

– Еще раз повторим: правильное устроение духовной жизни, как внешней, так и внутренней, предполагает, что человек прежде должен усвоить правильные понятия о вере, о спасении. Одно из таких фундаментальных понятий – что есть наша земная жизнь. И святитель Игнатий, дав определение этому, уточняет, что у земной жизни есть всего одно правильное употребление – проводить ее нужно в приготовлении к вечности. «Так судит о земной жизни и Слово Божие», – пишет святитель и в подтверждение этому приводит слова Спасителя, сказавшего Своим ученикам: «Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство!»

Протоиерей Андрей Канев: – Вот смотрите, какие удивительные, очень важные слова Господа, что человек не должен бояться. Стадо названо малое, да? Христиан-то мало на самом деле. Современный мир становится глобальным, мы можем свободно общаться с помощью разных средств коммуникации, свободно ездить по миру (кто хочет и имеет такие возможности), и человеку кажется, что много хороших людей, разные теории появляются, что все спасутся, и так далее. А в реальности-то Господь говорит: стадо малое. Речь идет не о нескольких десятках учеников, которые были с Ним: реально в это стадо призваны все люди, кто хочет, но насильно туда никто не загоняет. Это во-первых.

Во-вторых, Господь говорит: не бойся. Это очень важное Евангельское слово, ведь Отец Небесный дал, уже приготовил… В духовной жизни многих людей, по нашему маловерию, бывало, что человек путал страх Божий с каким-то страхом начать вообще духовную жизнь, или он боится начать молиться, изучать молитву, допустим.

– Но чего боится при этом человек на самом деле? Обретать новое – такое трудное и непонятное? Или все же оставлять, терять старое: правила, привычки, привязанности? Ведь порой это больше всего и страшит тех, кто стоит на пороге новой жизни!

Протоиерей Андрей Канев: – Господь и говорит: «Не бойся, приходи, все уже готово, Я буду тебя поддерживать в твоем пути, если ты будешь Мне следовать». Это очень важные слова. Получается, мы тему тоже можем «задвинуть», ведь тема смерти на самом деле страшная, мы к ней не готовы? Но это не означает, что мы сейчас эту книгу закроем и не будем об этом говорить (не то что делать даже, а хотя бы говорить). Не надо бояться, поэтому нам Господь сразу и говорит: не бойся. Господь так говорит: не бойся, малое стадо, ибо там приготовлено уже. То есть Он говорит: не бойся смерти здесь – там уже приготовлено тебе, не бойся вечной жизни, не бойся о ней говорить, о ней думать: Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство (Лк.12, 32).

Действительно, наша ситуация такова, что мы в этой жизни находимся, как часто мы употребляем выражение, в колонии строгого режима, и все мы – духовные уродцы. И нас, таких духовных уродцев, находящихся в колонии строгого режима, Христос обещает не просто из этого состояния вывести – оказывается, даже Царство дать: вытащить человека из канализации, если он захочет, и поставить рядом с царем.

– «Что?! – возмутится человек приятный во всех отношениях – приличный, воспитанный, образованный. – Это я-то в колонии строгого режима? Это я-то в канализации?!»

Протоиерей Андрей Канев: – Тут имеется в виду наш современный мир. Он все-таки остается сейчас канализацией, реанимацией и многим чем еще, ведь мы находимся в области страданий, мы здесь находимся из-за нашей греховности. Поэтому наше уродство – это наша греховность, наши страдания, мучения, болезни, катаклизмы – все это признаки этой самой «колонии строгого режима». Это следствие греха, последствия тех страшных трагедий, которые произошли с Адамом, и мы их уже изучали с вами. (Продолжение в следующем номере)

Полную версию беседы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

В других номерах:

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс