Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №20 (965) → Архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт: Вызовы современности и способы противостояния им

Архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт: Вызовы современности и способы противостояния им

№20 (965) / 29 мая ‘18

Архипастырь

Мне кажется, сегодня у нас необычная и очень интересная тема – давайте поговорим о вызовах современности и способах им противостоять. Давно Вам хотела задать такой вопрос. Наткнулась на очень интересную статью об антинаталистах – поясним для нашей аудитории: это люди, которые добровольно отказались от рождения детей. Все мы знаем движение «чайлдфри», но там философия такая: я живу для себя, для своего удовольствия, никому свое время посвящать не собираюсь. У этих же людей философия немного другая. Зачитаю: «Бытие есть страдание, поэтому лучше не начинать быть». И ссылаются даже на Шопенгауэра, якобы он – основатель движения. Так эти люди спасают своих потенциальных детей от несовершенного, на их взгляд, мира – они не рождают их вовсе. Вы сталкивались с таким когда-нибудь? И как можете это прокомментировать?

– Нет, не сталкивался. Бог милостив. Каждый раз, когда общаюсь с людьми, даже с теми, у кого по разным причинам нет детей (не от личного выбора, связанного с монашеством, а от каких-то жизненных обстоятельств), они всегда говорят об этом с глубоким сожалением. Поэтому я счастливый человек.

Как Вы думаете, с чем может быть это связано? Это проявление внутреннего эгоизма у людей?

– Да, когда человек упирается в самого себя – не в небо, а в самого себя – и оказывается в тупике. Тогда кажется, что вся его собственная жизнь сосредоточена только на нем самом, когда человек ставит себя самого в центр всей своей жизни. И тогда вокруг него все перестает вращаться, все останавливается. Как замечает один из богословов, Иоанн Златоуст, если ты ставишь в центр жизни Бога, тогда все вокруг Него становится сразу на свои места, тогда все это вращение (и твое собственное) приобретает законченный смысл, тогда все становится ясно и понятно. А когда ты сам становишься в центре, ты останавливаешься: это тупик.

Те, кто говорит о якобы избавлении от страданий посредством отказа от семейной жизни, от отношений, чтобы избавить детей от страданий, навлекают на себя самих колоссальные страдания. Более того, из Евангелия мы знаем, что чадородие, хотя и происходит в страдании, как наше наследство первородного греха, но оно – то самое лекарство, что спасает нас от вечной смерти: говорит Господь, жена чадородием спасется. Это лекарство, которое приносит не только радость во временной жизни, но еще и открывает вечность. И в вечность человек входит с той радостью, которой он жил: своей семьи, своих друзей, своих отношений, жизненного выбора. А если человек забивает эту дверь гвоздями, оттуда никто не вырвется, и самому тебе потом через эту дверь не выйти, когда вся твоя жизнь наполнится дымом.

Большинство антинаталистов – атеисты. Если в их среде появляется верующий человек, они очень боязливо к нему относятся, считая, что это преступление – родить ребенка, зная, что он может в будущем попасть в ад (если верить в жизнь вечную). Что можно им ответить?

– К большому сожалению, я не знаю про эту категорию людей, но очень близкие мысли иногда встречаются; не столько даже мысли, сколько какие-то поступки, созвучные этому. Но, слава Богу, это такое временное явление, от какого-то неудовлетворения и нежелания что-либо сделать правильно человек говорит: «А, все равно все погибнем, все отправимся в ад». Ничего подобного.

Мы живем не ради смерти, а ради жизни. И когда в жизни ищешь не тени, а источник света, то в конце концов выбираешься из этих полутеней, полуобразов, полуслов, полумыслей, полуфраз (вот этого незаконченного). Если пробираешься к источнику света, если не за своей тенью гоняешься... Поэтому говорить о том, что это принесет счастье, можно очень условно. А то, что это люди религиозные или нерелигиозные, скорее всего, еще раз подтверждает ту мысль, о которой я сказал в начале нашей беседы. Когда человек упирается в самого себя и запирается в самом себе, то, к большому сожалению, страху и ужасу, он становится опасен для самого себя. Он запирает себя в душной каморке своих страхов, своих ложных представлений о том, что мир, как у крота, должен быть только в ночи и только под землей. И он боится вылезти наружу, говоря, что там, где заканчивается тьма, еще страшнее, там самая опасная среда.

Несмотря на такое негативное отношение к жизни у антинаталистов, они все-таки против пропаганды самоубийств. Но это делают другие люди, тоже, как утверждают, со своей гуманной философией. В Амстердаме недавно на выставке похоронной индустрии показали будку для самоубийств. Конструкторы – активисты движения за эвтаназию, они обещают выложить чертежи в интернет для самостоятельного изготовления будки. Принцип работы такой, что человек ложится в капсулу и отравляется азотом; вроде как это безболезненно и гуманно. Если это открыто пропагандируется как достижение новейших технологий – что происходит с миром, с людьми? И к каким последствиям это может привести в итоге?

– Иногда мы должны понимать, что наша свобода заключается не только в возможности принимать или не принимать какой-то выбор, делать его, но еще наша свобода заключается в том, чтобы дорожить имеющимся у нас даром. У нас есть свобода жить, но у нас нет свободы лишить себя жизни: если мы отвергаем дар, что нам дан, то мы не просто покушаемся на творение Божие, на Его дар, благодаря которому живем. Наш выбор начинается с того момента, как мы начали жить, но не раньше. То есть любые поступки, связанные с нашим выбором, уже совершаются с момента начала нашей жизни.

Мы можем выбирать многое: свою профессию, язык, на котором будем говорить, место, где будем жить, но мы уже не можем касаться самой жизни, выбирать, жить или не жить – если мы подходим к этому моменту, то в том числе лишаем себя права выбора. Покушение на жизнь является самым страшным, отчаянным и непростительным поступком для человека, которым он, пожалуй, произносит то, что уже невозможно простить: «Я перестаю быть человеком». А если человек это делает, то любые поступки за этой гранью уже вне человеческого образа. Поэтому Церковь решительным образом осуждает самоубийство.

Самый страшный образ такого человека – образ Иуды Искариотского, который, став предателем, стал еще и самоубийцей и не только обрек свою душу на страшное осуждение, но и имя его стало нарицательным.

Технология должна помогать человеку оставаться человеком, тогда это по-человечески, тогда это не только ее оправдывает, но и наполняет жизнь смыслом. Но в какие-то моменты нам нужно сказать: стоп, этого допускать нельзя ни в коем случае. Знаете, как с детства: мы же умеем останавливать наших детей на обочине дороги. Так и здесь мы должны сказать себе: стоп, этого допустить нельзя.

В мире вечное противостояние атеистов и верующих, каждый день с этим приходится сталкиваться. И Вам, наверное, тоже. Как все-таки им ужиться рядом? Почему, на Ваш взгляд, человек теряет иногда свою веру и становится атеистом? Этому способствуют какие-то вызовы современности?

– И у одних, и у других, мне кажется, мотивация очень близка. Одни доказывают, в том числе своими поступками, что Бога нет, и постоянно каждый день начинают с этой мысли. А верующие люди начинают с мыслью: Бог есть. Но начало и одних, и других каждый день практически одно и то же, только поступки, отношения начинают разниться. Я не скажу о каком-то противостоянии – человек верующий или человек, отрицающий бытие Божие, скорее, не направляют свои силы борьбы или противодействия друг ко другу, а эти силы как-то направляют в себя и в себе самом пытаются найти свет или, напротив, отказаться от него и сказать: только искусственный свет, только искусственное освещение, мой создатель – это то, что я сам себе создаю (свои образы, свои идеи, свои мысли), и вот этот искусственный свет и является моим светом. А религиозный человек говорит: нет, мой свет не искусственный, не рукотворный, поэтому в этом свете моя жизнь приобретает определенные черты.

Думаю, нет никакой необходимости бороться с кем-то. И сами верующие люди не борются с неверующими. Я, скорее, борюсь со своими собственными проблемами – со своими страстями, своими неправдами, своими кривизнами, которые пытаюсь выпрямить. И, уж поверьте, нет во мне желания и времени бороться с кем-то еще снаружи, доказывая правоту. Эту правоту прежде всего нужно доказать самому себе. Но бывает (и в истории мы знаем такие примеры), когда атеистическая или подобного рода пропаганда вооружается и показывает свою силу всевозможной борьбой с верующими. Вообще, такие вещи крайне опасны и для одних, и для других. Мы всегда должны сохранять в себе то, что Бог дает нам изначально, – свободу выбора. Но вместе с этим свободу отстаивать свои убеждения – не в другом, а в себе самом – своими правильными, достойными, человеческими поступками.

Если резюмировать, – как современному человеку относиться к постоянным вызовам современного мира? Можно закрыться с головой под одеялом и не реагировать ни на что (так можно, наверное, сойти с ума) или вести постоянную борьбу, что тоже опасно? И где находить силы?

– Мне кажется, самым главным вызовом современности (как, в общем, и древности) является одна и та же теза: ты совершенно одинок, никому ты не нужен и никто тебя не любит. И все, что делается вокруг, – в том числе иногда современными технологиями, – тому подтверждение. Появляются какие-то кухонные комбайны, какие-то приспособления, которые «делают» твою жизнь, как бы заботливо тебя окружают, появляются социальные сети, виртуальное общение, появляются «лайки», «френды», и кажется, что все это виртуально наполняет твою жизнь. Но ты до конца одинок, и никому ты не нужен, и никто тебя не понимает.

Эти вызовы есть теперь и были тогда. И на это нужно отвечать всегда одним и тем же: «…если звезды зажигают, значит, кому-то это нужно» – уметь даже в ночи своей жизни подымать голову и смотреть на звезды и понимать, что кто-то их зажигает, и всегда помнить, что ты не одинок. И не просто об этом помнить, но и своими поступками чью-то жизнь делать неодинокой. Вызов к человеку всегда один и тот же: я не один, есть Бог, Который подарил мне жизнь, и есть люди, которых Он мне подарил. И делать все, чтобы это неодиночество распространять вокруг себя и в самом себе. Это, пожалуй, самое главное, что нужно помнить в современном мире.

Владыка, у нас есть вопрос от телезрителя с берегов Невы. Представился он как Игорь и очень просит, чтобы Вы дали пояснение Евангельским строкам: И враги человеку – домашние его (Мф. 10, 36).

– Спасибо большое за этот вопрос. И вообще, пользуясь случаем, хотел бы сказать, что вопрос, связанный с толкованием Священного Евангелия, является одним из основных и важных для традиции Православной Церкви. Толкования – это не просто собственное понимание того или иного текста, а понимание этого текста в призме соборного духа, соборного разума, то есть так, как этот текст понимали отцы Церкви на протяжении многих столетий, основываясь на опыте Церкви. Толкование Евангелия является одной из самых важных и заметных традиций в нашей Церкви.

Если говорить о современном толковании, чтобы сразу понять ответ на этот вопрос, можно вспомнить самую печальную повесть на свете – повесть о Ромео и Джульетте. Мы знаем, что вражда двух родов не дала счастливой жизни их детям. Когда выбор человека в семье на стороне правды, истины, справедливости (а к этому и относятся добродетели, в частности, любовь, дружба, искренность, преданность) и по каким-то причинам родственники или родные начинают этому противодействовать, то они по-настоящему становятся врагами для человека. Но врагами не в том смысле, что против них объявляется беспощадная война, а в том, что нужно понимать: именно с ними в первую очередь нужно суметь найти общий язык. А если это не получается, то, в том числе преодолевая эту вражду, настаивать на своей правде.

Владыка, Вы уже как-то отвечали очень подробно и понятно на вопрос, зачем прощать врагов. А как их прощать? Если дополнить этот вопрос: что значит «простить» – что значит само это понятие?

– На самом деле, не так-то просто все вернуть к определенной точке и сказать: «Ну, теперь будет так, как раньше». Чтобы так было или чтобы так стало, нужно иметь громаднейшую силу воли, но не всегда мы ее имеем. Очень часто старые обиды держатся так, как гарь после пожара въедается в окружающее пространство (и сколько бы ты ни перекрашивал, кажется, что только новые стены могут избавить от этого постоянно преследующего запаха гари). Так и в отношениях бывает, когда все «горит». Конечно, нужно уметь находить точки следующего шага, который мы должны сделать вместе, – не обращаться к прежнему, а просто начинать что-то делать вместе.

Коль я уже сравнил ссору с пожаром, который уничтожает место, где мы живем, надо начинать делать вместе: «Давай новое строить. Мы знаем, какая у нас была раньше планировка, но, может быть, мы что-то и переделаем, может быть, теперь мы по-другому посмотрим на некоторые вещи. И уже вот этого у нас не будет, и вот таких отношений уже больше не будет». Полагаю, что, когда есть самое главное, – желание, основанное на искренней любви друг к другу и дружбе, доверии друг к другу, можно построить новый дом. Но если доверия нет, такое строительство может быть очень затруднительным.

Когда человек готовится к таинству Причастия, ему советуют со всеми помириться и только тогда идти на Исповедь и Причастие. А если он не чувствует себя виноватым? Да, у него произошла с кем-то ссора, но он своей вины не чувствует. Нужно ему первым делать шаг? И как быть, если (например, как в «Ромео и Джульетте») это многолетняя борьба?

– Я думаю, здесь нужно руководствоваться честностью – как вообще в духовной жизни и как, в принципе, в жизни. И совершенно честно и искренне сказать самому: «Почему я не считаю себя виноватым?». То есть мысль такая: «Да пусть сам, чего это вдруг?.. Не я первый начал и уж тем более не буду тут первым заканчивать. Вот пусть сам, а потом посмотрим». Тогда такая правда, которой ты себя подпитываешь (мол, я-то не виноват), какая-то очень непрозрачная, в этой правде очень много твоей собственной гордости. И ты виноват не в том, что произошло, а в том, что сейчас настаиваешь на состоянии вражды. То есть тебе она, если можно так сказать, как бы в чем-то и выгодна, чтобы таким образом показать свою правоту. Но нельзя враждовать ради своей правды – какая же тогда это правда? Вот именно с этим Церковь и призывает бороться внутри себя. Да, ты можешь быть не виноват в этом конфликте, но если ты живешь этим и себя оправдываешь, оправдываешь свое такое отношение, настроение, слова, эмоции – все негативное по отношению к другому человеку, то тогда твоя правда уже кривда. Она тебе будет мешать. Вот с этим и нужно бороться, со своим нежеланием мира.

А должны ли родители просить прощения у детей? Или это непедагогично?

– Если действительно есть поступки, когда, придя в себя, родители понимают, что вчера они слишком перегнули со спором о том, кто должен выносить мусор, или слишком перегнули с посиделками у кого-то в гостях, с количеством употребленного, а потом все это перенесли в семью, была какая-то ссора и дети (упаси Боже) стали свидетелями этого, – наутро нужно понять, что у тебя не просто болит голова, а должна болеть совесть, должна болеть душа. И первое, что ты должен сделать, вспоминая, насколько это возможно (или попросить кого-то, чтобы тебе напомнили, как вчера вы пообщались), – попросить прощения у своих детей за то, что произошло: подобного рода посеченная совесть становится источником не только внутренних переживаний детей, но и (что самое страшное) открытой дорогой для подражания – дети всегда подражают своим родителям. И они, к сожалению, подражают и тогда, когда родители ссорятся. Но и, к счастью, подражают и когда родители мирятся. И тогда, когда они, в том числе в присутствии своих детей, говорят какие-то слова, которые вчерашний день просто перечеркивают: «Ты прости меня, я тебя очень люблю, но вчера я был не прав. И я это понимаю, и сегодня я уже не буду спорить, мусор понесу я».

То есть это авторитет не уронит?

– Нет, нисколько не уронит. Напротив. Ведь любит настоящее, а настоящее не только в том, когда ты можешь быть резким, но и в том, когда ты не можешь быть без другого человека. И когда это видят родители, это вдохновляет больше всего.

Спасибо Вам большое. И, конечно, Ваше слово для наших телезрителей...

– Спасибо большое за интересную тему для нашей беседы. Дорогие братья и сестры, наше сердце – как поле: оно не только все хранит, из него все произрастает, что мы туда кладем. И дай Бог, чтобы в наших сердцах произрастали искренние и надежда, и вера, и любовь. И самое важное и главное, чтобы мы помогали друг другу в семье не врагами быть, а хорошей, доброй погодой: вовремя дождить, вовремя светить солнцем, вовремя говорить самые важные и главные слова. Храни и благослови всех нас Господь!

Записала:
Елена Кузоро

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 
Первосвятитель

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл: Божие чудо – воскрешение веры в нашем народе

– Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Сегодня последнее Пасхальное воскресенье, и оно посвящено воспоминанию о чудесном исцелении Господом и Спасителем слепорожденного человека – того, кто от рождения не видел света, не имел представления о том, как выглядит окружающий мир (Ин. 9, 11–38). Трудно представить, как тяжело было этому человеку жить в такой темноте, никогда не видя Божиего света. И Господь, сжалившись над несчастным, исцеляет его.

 
Беседы с батюшкой

Священник Димитрий Дмитриев: Самостоятельность в духовной жизни

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс