Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №32 (977) → Дом новомучеников снесли. Улица Урицкого осталась Послесловие к сносу дома Малышевых

Дом новомучеников снесли. Улица Урицкого осталась Послесловие к сносу дома Малышевых

№32 (977) / 21 августа ‘18

Память

В начале февраля 2018 года на сайте «Православие.Ру» была опубликована статья «Нам – голгофа… Дом-храм Малышевых в Вышнем Волочке и его обитатели». Комментарии читателей пошли сразу. Идея сохранить дом как музей новомучеников ни у кого не вызывала сомнений: «Безусловно, дом-храм надо отстоять от уничтожения. И хранить память о новомучениках».

«Дом-храм должен быть сохранен. Помоги, Господи!»
«Настоящие герои! Светлая им память! Спаси Господи!»
«Помоги, Господи, сохранить дом-храм!!!»

«Помоги Господи! Пусть стоит дом, пусть будет музей. Хватит разрухи. Пусть будет память для наших детей и внуков, которые о своей истории так мало знают. Раньше молчали, теперь перевирают».

«Вот на таких подвижниках Церковь и выстояла. Но, что удивительно: даже среди людей, именующих себя православными, всё чаще встречаются люди, тоскующие по “славному советскому прошлому”. Что за каша у людей в головах. Святые новомученики, молите Бога о нас!»

«Святые новомученики, молите Бога о нас! Как бы хотелось сохранить этот дом».

«На земле праведника преподобного Иосифа Волоцкого должен быть памятник новомученикам. Нужен он русским людям всех поколений. Святой новомученик протоиерей Петроградский Михаил Чельцов, моли Бога о нас. Внук, Анатолий Чельцов».

На сегодня счетчик показывает более 42 тысяч просмотров. Интересно, что все население Вышнего Волочка немногим больше – около 48 тыс. чел. на 2017 г. Наверное, какая-то часть вышневолочан посмотрела публикацию о доме Малышевых.

Публикация заканчивалась вопросом: «Услышат ли городские власти голос Церкви в защиту этого пространства памяти, или дом-храм пойдет под снос?..» В 2011-м году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви принял решение умножить усилия для распространения в народе почитания святых новомучеников и исповедников.

В истории с домом Малышевых на улице Урицкого получилось наоборот. Память XX века оказалась увековеченной в имени палача-чекиста, а имена людей, которые противостояли безбожию и пали жертвой государственного бандитизма, преданы забвению. Пора подвести итоги, извлечь уроки и задуматься.

О бедственном положении с сохранением тверских святынь Денис Михайлович Ивлев, председатель Вышневолоцкого краеведческого общества, писал ещё в 2015-м году, комментируя снос храма в Спирово:

«Итоги борьбы против сноса Успенской церкви в Спирове: http://www.tversvod.ru/event352. В наше время храмы рушат, только прикрываясь другими законами другого государства. Священство молчит и ждёт, что скажет гражданская власть, встать на защиту святыни никто не решается. Увы, время новомучеников и исповедников прошло».

Денис много лет борется за сохранение памятников прошлого, и в этой борьбе дом Малышевых – только один из эпизодов его деятельности.

В начале 2016 года он забил тревогу: готовится снос дома! Мы начали работу над статьей про дом Малышевых. Было составлено обращение в адрес Главного управления по государственной охране объектов культурного наследия Тверской области о внесении в список объектов культурного наследия дома купца А.И.Малышева по адресу г. Вышний Волочек Тверской области, ул. Урицкого, д. 67, с намерением поддержать усилия верующих г.Вышний Волочек в дальнейшем устроить в нем музей Новомучеников и исповедников вышневолоцких.

Весной 2017 года в Тверь были направлены ходатайства от двух петербургских приходов о включении дома Малышевых, как объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия, в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации. В них отмечалось, что здание находится в удовлетворительном состоянии и может быть использовано как домовый храм и церковный музей. Оба подписавших эти обращения священника получили по ответу от начальника ГУ М.Ю. Смирнова:

«Дом жилой Малышевых, первой трети ХХ в., расположенный по адресу: Тверская область, г. Вышний Волочек, ул. Урицкого, 67, включен в список объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия. О принятом решении о включении объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия, в перечень выявленных объектов культурного наследия, либо отказе в таком включении Вам будет сообщено дополнительно»
(05.05.2017 исх № 2193/02).

Малышевых осудили за тайные литургии, бывшие в их доме

Когда перед войной Мария и Борис Малышевы вместе с другими активными прихожанами Богоявленского собора пытались бороться в рамках закона против его закрытия, события развивались точно так же: обращения в городские инстанции, в Калинин, в Москву, всюду пишут ответы, запрашивают документы, а по сути, идет игра кошки с мышкой – всем все понятно, «бодался теленок с дубом». В конце концов Богоявленский собор был закрыт и разграблен на совершенно «законных» основаниях. И столь же «законно» были наказаны за нелегальные богослужения его прихожане, собиравшиеся по квартирам. Причем универсальная 58-я статья была виртуозно применена к ним задним числом: она предусматривает радикальное ужесточение наказания за одни и те же деяния, если они совершены в военное время. Малышевых осудили по нормам военного времени за тайные Литургии, бывшие в их доме до войны. И у всех, кто углубился в историю этой семьи, было ощущение дежавю, когда нынешние чиновники демонстрировали то же самое лукавство и ангажированность, что и их предшественники.

В декабре 2017 года один из наблюдавших за ситуацией написал своеобразное пророчество:
«Основная причина, по-моему, в том, что некому взять и содержать этот дом в качестве некоего музея. Дом хоть и крепкий, но запущенный, – кто будет его приводить в порядок? А место выгодное. Соседний дом ушел в землю почти по окна, но у него есть хозяин, а здесь казенное жилье, людей расселили, а место кому-то продадут без всякой мороки».

Теперь можно признать: пророчество это сбылось в полном объеме. Все происходило под покровом тайны, но в маленьком городе трудно хранить что-либо в секрете, и слухи про передачу земли новому владельцу с обязательным условием сноса дома поползли по городу.

Словно в подтверждение этих слухов, 20 ноября 2017 г. глава города Вышний Волочек в письме на имя председателя ВИКО, члена Совета регионального отделения ВООПИК Д.М. Ивлева, пишет, что здание по адресу Тверская область, г. Вышний Волочек, ул. Урицкого, 67 расселено в соответствии с муниципальной программой, утвержденной в 2013-м году, которой установлены сроки сноса упомянутого дома в 3 квартале 2017 года. Администрация города взаимодействует с госуправлением по охране объектов культурного наследия Тверской области, и в перечне объектов культурного наследия дом не значится. Копия письма направлена дочери Малышевых – Ольге Борисовне Анисимовой, также направившей главе города просьбу передать дом Казанскому женскому монастырю. Видимо, специально для нее в конце письма указано: просьб о передаче дома от приходов РПЦ и Казанского женского монастыря в администрацию не поступало. То есть власть снимает с себя всякое подозрение в необъективности и разводит руками: сами виноваты, не боретесь за свои святыни, вот мы и сносим их в плановом порядке.

Чтобы привлечь к теме внимание всей Церкви, связались с газетой «Вера», их корреспондент как раз ехал в командировку и включил в свой маршрут тему Малышевых – он побывал и в Вышнем Волочке, и в Вятлаге, получил гору материала. Но статья вышла... через полгода, когда дом уже был снесен. Параллельно обратились на сайт «Православие.Ру», там публикация вышла в феврале, редакция сайта проявляла живой интерес к происходящему. Выезжал в Вышний Волочек и корреспондент телеканала «Союз», на всю страну показали видеосюжет, ссылка на это видео есть в публикации на сайте «Православие.Ру». Было очевидно для слушателей и зрителей, что дело святое. Но этими прекрасными мыслями все и ограничилось. Повисла тягостная пауза.

Уничтожение Дома Малышевых

22 марта Денис Ивлев написал: «Здание вряд ли что-то спасет, кроме чуда. Фото прилагаю. Я один тут в городе за него, остальные или делают вид, или молча сочувствуют. Помощи нет ни от кого...».

Бог помогает тем, кто до конца отдает себя, а таких людей, увы, не нашлось. Каждый из нас знает свою меру, и осуждать за это некого, но горечь от этого не меньше. Господь не увидел нашей решимости и попустил разрушить дом.

Интересно, что на просьбу вступиться борьбу за дом Малышевых один петербургский батюшка ответил: «С какой стати я буду лезть в чужую епархию? Это их дело. И что я буду делать, если вдруг мне этот дом отдадут?». Сказано жестко, но по делу. Действительно, надо знать, где кончается «твоя война» и начинается уже просто «экспорт» твоих мыслей и намерений каким-то людям, у которых нет таких мыслей и таких намерений. Либо ты должен найти союзников на месте, либо сам туда поехать организовывать музей, либо смириться с тем неприятным фактом, что вышневолоцким верующим это не очень надо – и Господь им показывает степень их веры вполне наглядно. Иногда поражение в духовном плане ценнее победы.

2 апреля от Дениса пришел финальный текст:
«Конец Великого поста омрачился разрушением храма. Для кого-то это просто дом, для кого-то это участок, годный для того, чтобы заработать денег, для кого-то это – святыня, редчайший для нашей области и России в целом тайный катакомбный храм. Много было сказано мнений и крупными чиновниками, и простыми верующими людьми. Первые разводили руками: ничего не поделаешь – аварийное жильё, и с умными лицами говорили в интервью о том, что такие дома не нужны городу. Другие просили помощи... Сначала поставить на охрану как исторический объект, потом просто дать возможность разобрать и перевести на территорию монастыря, которому когда-то этот дом был завещан его строителем. Мы не в первый раз сталкиваемся с остервенелой солидарностью тех, кто видит в своём историческом прошлом лишь пустые гнилушки, недостойные сохранения и существования. И это не только трагедия Вышнего Волочка. Это происходит повсеместно. Где-то срубается лепнина, где-то росписи, где-то разрушают храмы и исторические здания под кинотеатры, парковки, торговые центры. Мы столкнулись с удивительной слепотой ответственных за сохранение архитектуры органов – мы им мало якобы прислали информации о здании. Думаем, не обошлось без “согласовательных” звонков заинтересованных лиц. Сегодня у них с души камень упал: дом ломают, скоро будет куча дров и участок под застройку... Но есть на свете и Высший Суд, и Судия Нелицеприятный, Который каждому воздаст по делам его. Сегодня мы прощаемся с домом, который успел стать родным, домом-храмом, откуда началась дорога на Русскую Голгофу ни в чём не повинных вышневолочан. Их истязали и убивали за то, что они верят в Бога. Они не вернулись сюда, в те стены, где когда-то священник говорил такие проникновенные слова Божественной службы: “Господи, иже Пресвятаго Твоего Духа в третий час Апостолам Твоим низпославый, Того, Благий, не отыми от нас, но обнови нас молящих ти ся”».

Послесловие:

«“Хозяин участка” дал два дня на разбор и перевозку здания, будто бы в насмешку, прекрасно осознавая, что за два дня найти бригаду реставраторов-плотников невозможно... К концу второго дня дом уже ломали... А он показывал свои сосновые смолянистые раны с бревнами, где ни следа гнили. Бог им судья!»

В интервью уже постскриптум он с горечью отметил:
«У Священноначалия мы не нашли никакого отклика... Богоявленский собор тоже промолчал, не дал никакого официального комментария».

И это при том, что Малышевы вместе с другими прихожанами собора боролись за Богоявленский собор, пели на тайных Литургиях, не давая угаснуть молитве в городе, а оставшаяся опекать их сирот монахиня Марина (Изотова) вместе с другими тайными монахинями возрождали этот собор и прислуживали в нем после открытия. Все эти люди дорого заплатили за свою деятельную веру.

Благодарную память ктитору своего монастыря купцу А.И. Малышеву, строителю дома на улице Урицкого, сохранила игумения Феофилакта (Левенкова):
«Потомки хозяев заповедали, чтобы этот дом отошел Казанскому женскому монастырю. К сожалению, власти нам его не передают. И мы просили: если уж разбирают, чтобы передали нам хотя бы этот сруб, чтоб не увозили на сжигание, а привезли на территорию нашего Казанского женского монастыря. Можно было летом залить фундамент и быстренько его собрать, сделать часовню, а в келье музей».

В конце апреля небольшая группа верующих из Питера посетила Вышний Волочек – они приехали к месту событий как раз в тот момент, когда остатки бревен распиливали на дрова[1]. В отчете о поездке они написали:
«Оказалось, что дом был не старым. В подвале бревна были такими большими, что их не могли распилить. Все бревна сохранились как новенькие – не прогнившие и не испорченные. Повсюду в грязи лежали какие-то старые документы 1950-х годов. Отчего же такая спешка? И это при том, что в городе десятки (!) разрушенных деревянных домов с обвалившимися крышами, заколоченными окнами и обгоревшими фасадами. Оказалось, что рядом с домом Малышевых находится мойка для машин одного из депутатов городской думы, и дом разрушили, чтобы подъезд к мойке сделать более удобным. Как говорится сейчас, no comments».

Ну, почему же «no comments»? Просто надо вспомнить слова апостола Павла: Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет (Гал. 6, 7). Депутатов, бизнесменов и чиновников это тоже касается.

Чью память будем хранить: мучеников или их убийц?

Бог им судья. Он и нам всем судья. Можно обрушить праведный гнев на чиновников из Главного управления по государственной охране объектов культурного наследия, которые, вопреки требованиям закона, за два года не удосужились провести положенной экспертизы. Если поинтересоваться перечнем объектов, которые эти чиновники охраняют в Вышнем Волочке[2], то десятую часть списка составят места, связанные с нелегальной деятельностью большевиков:

Дом, в котором в 1892‒1917гг. жил организатор вышневолоцких большевиков Артюхин М.И.

Памятное место, где в 1903-м г. впервые состоялся митинг бастовавших рабочих фабрики Прохорова.

Дом рабочего-революционера Кожевникова М.Н., где в 1894‒1905 гг. устраивались нелегальные собрания социал-демократов города.

Дом Мельницких А.Н. и Н.Н., где в 1894‒1896 гг. собирался первый в Вышнем Волочке социал-демократический кружок.

Дом Артюхина М.И., в котором был разработан план перехода власти в руки Советов.

Памятник В.И. Ленину, 1962 г.

Здание коммунистического клуба, где 7 октября 1919 г. состоялось первое собрание революционной молодежи города, положившее начало Вышневолоцкой комсомольской организации.

Здание воскресной школы, где в 1902-м г. возник социал-демократический кружок.

Здание, где 08.11.17 г. была провозглашена Советская власть в городе и уезде.

Здание уездного исполкома, где в 1917‒1922 гг. работала видный партийный работник и общественный деятель Артюхина А.В.

Памятное место, где в 1902-м г. состоялась первая маевка вышневолоцких рабочих.

Как-то странно, что в стране, где 80% населения, включая тверских и вышневолоцких чиновников, именуют себя православными, а кое-кто и в храмы заходит помолиться Богу, охране подлежат места антигосударственной активности воинствующих безбожников и не находится желающих защитить хотя бы одно из мест тайного служения Литургии. Дом Малышевых был последним сохранившимся из фигурирующих в следственном деле адресов тайных богослужений. Теперь нет и его. А что, если предложить чиновникам поставить на охрану место дома Малышевых – чем оно хуже места первой маевки или митинга бастующих рабочих? Что является большей культурно-исторической ценностью, которую мы хотим передать детям: забастовки с маевками или богослужение, антигосударственная подрывная деятельность или молитва о мире всего мира? Где, в какой инструкции об этом написано?

А что мы?

Можно подозревать во всем жажду наживы, можно сетовать на равнодушие населения города к своей истории.

Но куда важнее вспомнить, что все в воле Божией, и обратить внимание на самих себя: это разрушение произошло не без Промысла Божия. Мы разобщены до предела и ничего не можем сделать вместе, даже когда хотим, кроме прекраснодушных мечтаний. И теперь не только разрушители, но и все мы можем издать вздох облегчения: куда легче сожалеть о сносе дома, чем искать деньги на его обустройство, искать кадры для музея, формировать экспозицию, обеспечивать его функционирование. На эту работу кто-то должен положить жизнь – но кто решится? Слова Евангелия про соль земли и свет миру (ср. Мф. 5, 13‒14) явно не про нас, поэтому идея музея в доме Малышевых возникла слишком поздно.

Когда в 2012-м году Ольга Борисовна Анисимова (Малышева) давала интервью у стен дома Малышевых, еще не выселенные из него жильцы высовывались из окон, вступали в беседу с интересом. Они слышали, что тут арестовывали священников. Им было интересно послушать про литургию в мансарде, про арест и про жизнь здесь в войну. Но ни у Ольги Борисовны, ни у жильцов не шевельнулась очевидная теперь мысль: эту память надо сохранить. В роде Малышевых много потомков, есть священник. И нельзя сказать, что они совсем не испытывали интереса к рассказам бабушки. И вышневолоцкие краеведы записывали ее рассказы, даже есть видео в интернет. Но почему-то за 20 лет относительной свободы никто не попытался не только предложить музеефицировать тайный храм, но даже поехать и поставить крест в Вятлаге, где скончалась Мария Малышева. Все объяснимо: семьи, дети, дела. И чем дальше уходит наша жизнь от времени гонений, тем все менее актуально звучит сохранение памяти, она тускнеет, становится просто частью большого семейного багажа воспоминаний.

Медленно, слишком медленно мы все осознавали, какой ценности исторический материал дал нам Господь, сохранив этот дом и запечатлев в памяти Ольги Борисовны церковное предание новейшего времени. Всем нам нужно неоднократное прикосновение Господа, чтобы шаг за шагом исцеляться от своей слепоты и расслабленности. Нам должно пройти через покаяние, через перемену ума. Иначе никакой перспективы в будущем у нас нет. (Окончание в следующем номере)

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс