Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №38 (983) → Архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт: Молитва – общение с Творцом

Архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт: Молитва – общение с Творцом

№38 (983) / 2 октября ‘18

Архипастырь

Владыка, сегодня хочу предложить Вам такую тему – молитва: одно слово столько в себя включает… А что такое молитва и для чего она человеку?

– Это естественная потребность человека в общении со своим Творцом. Молитва – это как дыхание, как жизнь, без чего это уже и не человек.

А молиться своими словами можно, нужно? Или все-таки лучше по молитвослову?

– А они так и начинаются. Знаете, молитвослов – как хорошая книга или хорошая азбука, которая помогает тебе, когда ты уже стоишь на ногах. Как путеводитель. Я часто привожу такой пример: мы тут в горах живем – когда ты уже хорошо стоишь на ногах, разбираешься в картах и с компасом, ты можешь уже точно знать, куда идти, куда двигаться, преодолевая достаточно сложные маршруты; а сначала учишься ходить, без карты и компаса: где-то падаешь, где-то опираешься, где-то мама-папа держат, дедушка-бабушка, кто-то на руках несет, а потом ты уже сам начинаешь ходить.

Вот и здесь так же: каждый человек начинает молиться без молитвослова. У каждого человека рождается такая молитва: он вдруг начинает с Кем-то говорить внутренне – и он говорит ведь не случайно, ведь слышит ответы из какого-то настроения своего. И так дальше развивается в человеке его молитва.

Владыка, Вы очень интересно рассказывали – хочу Вас спросить, чтобы и слушатели наши тоже услышали: Вы говорили, что молитву надо читать особым образом, ровно. Почему?

– Да, именно так, ведь когда мы к молитве добавляем наши эмоции, очень часто можно эмоциями испортить правильное вúдение – проще говоря, человек начинает фантазировать, придумывать, дорисовывать. Одно дело, когда это такие эмоции, как слезы покаяния или радости, когда ты находишься на определенной грани, – и тогда уже они становятся естественным ответом на твое состояние: ты не можешь уже больше удержать слов, ноги подкашиваются, и просто опускаешься на колени, плачешь и молишься – это одно.

Другое дело, когда начинаешь искусственно вызывать в себе чувство как бы присутствия Бога или своего присутствия рядом с Ним, вызывать какие-то чувства своего восторга, начинаешь употреблять какие-то громкие слова и театральные, постановочные позы – все это остается театром, позерством: душа так и остается в театре одним героем, и никто ее так, пожалуй, не услышит. Именно поэтому молитва должна быть сосредоточенной, тихой, она всегда рождается из тихого обращения. Представьте, как мама утром будит ребенка в школу – она же не подбегает с какими-то эмоциями, а очень тихо, спокойно, очень нежно и трогательно прикасается к своему ребенку и произносит какие-то совершенно простые слова, без всякого страха, а как-то очень убедительно; просыпается ребенок – и с этими первыми словами надежды, радости начинает общение со своей мамой. Вот так и душа: когда она начинает тихий диалог с Богом, Господь всегда подходит к ней очень-очень близко и вступает в диалог.

Владыка, на длительных службах, наверное, редко кто молится до конца службы. Вот устает человек – и просто стоит слушает службу. Это тоже считается духовной работой?

– Да, это ведь пространство особенное: ты можешь каждый раз умом даже не цепляться за каждое слово, но нахождение в пространстве, если можно так сказать, наполняет тебя другим запахом – ты весь, что называется, пропах этим пространством. Я имею в виду не физический запах (например, ладана), а именно атмосферу молитвы в храме, и когда человек из храма выходит, иногда даже не понимая совершенно слов молитвы (может быть, для него еще недоступен церковнославянский язык), он говорит, что как-то на душе по-другому стало – что-то там поменялось, она как вдоволь наговорилась: не просто услышала что-то и взяла, а вынесла это, в себе оставила. Какая-то особенная сосредоточенная тишина и мир – это, пожалуй, и есть самая, если так можно сказать, ощутимая польза молитвы, которая совершилась.

Владыка, а если человек пришел – помолиться надо, но устал так, что не может. Молитва через «не хочу» может быть услышана?

– Конечно! Никогда нельзя ничего ставить между собой и общением с Богом как препятствие: Он знает, что ты устал, что у тебя был сегодня тяжелый день, Он знает, как весь этот день ты изо всех сил боролся, чтобы остаться человеком и не сорваться. И если ты Ему скажешь: «Господи, благодарю Тебя за этот день, благослови меня, Господи, в эту ночь наступающую. И еще обязательно помяни моего друга, мою подругу, мою жену, моих детей», назовешь их по имени и даже в этот тяжелый день вспомнишь начальника, или подчиненного, или соседа, с которым какие-то произошли диалоги, – это будет очень полезно. Это будет продолжение правильных поступков в течение всего дня, это будет правильный настрой – не оторванный вечер, скомканный и выброшенный, а аккуратная перевернутая страница.

Владыка, а священники могут понять, услышана молитва или нет?

– Это любой человек может понять. Вы знаете, услышанная молитва – это не тогда, когда все случилось, как я хотел: вот очень я просил, чтобы нам помогли с цементом, и если его завезли, она услышана. Нет, услышанная молитва – это когда хотя цемент еще не завезли, желание продолжать строить осталось, и ты будешь продолжать дальше искать.

Услышанная молитва – это когда в тебе живет твоя наде-жда. Она может быть совсем слабой (может быть, сейчас очень тяжело), но она продолжает жить, и она радуется рассвету, дню, людям вокруг. Это и есть услышанная молитва. Бог взял тебя, как дитя, и положил Себе за пазуху. Оттуда много не увидишь, но чуть-чуть света видно – это значит, что ты у Него уже за пазухой. Вот это и есть услышанная молитва.

Владыка, я слышала такие слова: «Это очень сильная молитва». А бывает несильная?

– Ну, наверное, мы, люди, такие всегда: мы все меряем в категориях «выше», «сильнее». Может быть, и такие есть категории. Когда говорят о ком-то: «Вот, это сильный молитвенник», – мы тогда совершенно четко понимаем, что этот человек действительно живет сосредоточенной, духовной, настоящей, хорошей жизнью и что он чему-то может научить и нас.

Мы говорим: «Это самая сильная учительница по русскому» – что это значит? Она знает больше русских слов, чем кто-то другой? Нет, мы же понимаем, что ее сила заключается в опыте, которым она может поделиться. Именно это нас привлекает в человеке. Так и здесь. Человек, у которого дар сильной молитвы, – как хороший учитель: он может научить молиться.

Владыка, часто (я думаю, и Вам этот вопрос задавали не раз) говорят люди: «Зачем ты молишься? Вот я не молюсь – и у меня и так все прекрасно».

– Я таких людей не встречал. Человек может предполагать, что молитва – это какой-то особый чин: встал, открыл молитвослов, и вот это и есть молитва. Нет, молитва – это постоянный внутренний диалог твоей души с Создателем.

Я, пожалуй, не встречал таких людей, которые совсем не молятся. Как-то, помню, мы в самолете летели, попали в хорошую болтанку, и рядом со мной были соседи, которые, как им казалось, не только не молятся, но и вообще против всего того, что я собой олицетворял (я в подряснике летел). И вот – хорошенечко провалились в воздушную яму, все затрещало, попадало с полок, загудело. Вы знаете, я не сразу вспомнил начало «Отче наш», как мои соседи. Оказалось, что все их убеждения спокойной жизни как раз кроются именно в том, что внутренне каждый из них имеет опыт, когда говорит: «Господи, слава Тебе! Господи, помоги».

Владыка, большое спасибо Вам за интересную беседу, но, я думаю, мы еще вернемся к этой теме. А сейчас – Ваше слово.

– Конечно. Дорогие друзья, наша молитва, возможность молиться, желание молиться, любовь к молитве – это самое лучшее выражение нашей свободы от того, что нас лишает надежды, – от греха, от страха, от одиночества. Молитва – подлинное дыхание души, которая не может надышаться Небом, ибо состоит из этого Неба. И когда мы молимся, то Неба в нас становится больше. А когда, по слову Писания, мы молимся друг за друга, то Неба становится больше не только в нас, но и в тех, о ком мы молимся. И дай Господи, чтобы молитвы наши были услышаны. Храни и благослови всех вас Господь!

Записала:
Екатерина Самсонова

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс