Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №38 (983) → Протоиерей Димитрий Смирнов: Человек спасает душу только тогда, когда он изменяет свою жизнь

Протоиерей Димитрий Смирнов: Человек спасает душу только тогда, когда он изменяет свою жизнь

№38 (983) / 2 октября ‘18

Беседы с батюшкой

Мы праздновали день памяти святых благоверных князей Петра и Февронии, и я знаю, что Вы участвовали в заседании Всемирного конгресса семей. Какие вопросы там поднимались? Чем обеспокоены люди в мире? Как состояние семьи?

– Обеспокоены вопросом об ужасном состоянии семьи в некогда христианских государствах – огромное количество разводов, полная беспомощность родителей в воспитании детей.

Это не только в нашей стране?

– Нет, это по всей Европе, в Соединенных Штатах и так далее: это общая беда. Но, к сожалению, большая часть людей в христианском мире к этому вообще равнодушна: совершенно другие ценности заслонили христианские (такие, как материальные блага, их эквивалент – деньги), и в основном человек видит в этом смысл жизни, работы, стремления к счастью – через получение большего количества денег (большинство людей думает, что счастье все-таки в деньгах не в самих по себе, а в их количестве), и этому посвящено все. Даже новости в основном рассказывают, какие курсы валюты.

Даже наше телевидение хотя и уделяет теме семьи какое-то время, но в основном рассказывает самые аномальные ситуации – не знаю, хочет оно испугать или ужаснуть, – телевидение создает продукт, который привлекает внимание, чтобы разместить рекламу и больше получить с этого, но его никак не интересует какое-то народное воспитание и так далее. Вот такие темы поднимались. Обсуждалось, как на это можно повлиять.

А на это можно влиять?

– Конечно. Например, конгрессу, проходившему в Кишиневе, молдавское телевидение (я потом посмотрел) уделило очень много внимания. Присутствовал сам президент и сказал очень глубокую и интересную речь по этому поводу. Понятно, что не каждый президент страны может так, но как-то повлиять на ситуацию он может попытаться.

На Ваш взгляд, какой процент людей в мире обеспокоен этой проблемой?

– Мне трудно сказать: статистика не моя компетенция – время от времени какие-то опросы до меня доходят, я их благополучно забываю. Я просто знаю проблему, которую вижу. Например, последняя ужасная цифра – 90% разводов в Санкт-Петербурге. Ну, это уже просто смерть.

Каждые 9 из 10-ти браков не доживают...

– …ни до чего.

За 100 лет семья как таковая просто деградировала. Петр и Феврония свидетельствуют, какие нравственные усилия потребовались, чтобы сохранить семью: у него не сразу получилось, путь был извилистый, чтобы он к этому пришел, потребовалось огромное мужество, потом прозрение, что семья важнее всего на свете. Более того, его пример настолько поразил его современников – они не видели такого, чтобы отказаться от княжества ради простолюдинки: да их полно… Нет. Нравственность, воспитанная Церковью, ему этого не позволила. Он чувствовал свой долг, чувствовал благодарность – такие сердечные качества, которые стали основой его любви к ней, сделали свое дело. И сколько веков прошло с того времени, а мы чтим их, сооружаем красивые памятники в красивых местах. Когда мы с тобой умрем, кто нам с микрофоном поставит памятник? А тут прошли века, и люди по-прежнему помнят их. Сейчас я участвую (не знаю, правда, в качестве кого) в комитете, который трудится над тем, чтобы памятник им поставили в Москве, чтобы люди ходили, общались и думали.

Но ведь семейные ценности должны передаваться новому поколению из семьи?

– Сейчас этому нигде не учат. Пример доброй, хорошей, правильной семьи в жизни мы не видим. Это очень редкое явление, настолько редкое, что так просто это не встретишь, теперь это надо искать. Конечно, если бы была государственная программа, выделили средства для поиска таких семей... Не так, как у нас для ток-шоу отыскивают семьи, где едят друг друга или медленно и долго убивают – этому посвящено все, и сериалы. А тут надо показать примеры благородства, самоотверженности, любви, рыцарства. Где оно, рыцарство? Его нет.

В романах.

– В старых – да, но сейчас из-за новых технологий перестали читать. Привили клиповое сознание: у них все мелькает, они листают. Да и сами радио и телевидение… 10 минут поговорили – 5 минут новости, еще 10 минут поговорили – 5 минут новости: такой калейдоскоп. Но ведь для человеческого мозга это ненормальная ситуация. Наш формат, по-моему, единственный: два человека сидят, говоря о том, что им важно и дорого, люди звонят и участвуют, и это пользуется очень большим успехом. Но это не дает денег, а телевидение озабочено, как бы заработать больше денег и еще – угодить начальству, поэтому нужны специальные политические программы, чтобы задачи партии и правительства были выявлены, обострены, доказаны, разжеваны. Не всегда это получается, но в целом это выполняется. А остальное неважно.

Вопрос телезрительницы: «По телевидению я слышала выражение, которое не расслышала до конца. Звучит оно так: “Если не можешь отдать за ближнего жизнь, то отдай хотя бы...” А что, я не знаю. Подскажите, пожалуйста».

– Можно отдать ему день, например, навестить его. Как сказал один поэт, «как же нужно любить человека, чтобы взять и приехать к нему».

Телезрительница: «Если мы на земле в гостях, почему нам так страшно возвращаться домой, на Небеса? Почему так страшно умирать?».

– А потому, что человеком все это уже забыто: уж слишком долго он здесь, на земле и передает этот опыт от поколения к поколению. Ведь люди, которые перешли в жизнь вечную, оттуда нам свой опыт не передают – мы должны черпать его из Откровения Божьего, а современный человек читать не может, и Божественные тексты Священного Писания тем более. Сколько раз я сталкивался со словами: «Батюшка, ну я ничего не понимаю»! Говорю: «Давай на любой странице откроем. Вот читай: вышел сеятель сеять... Что непонятно?» – «Нет, ну это понятно». Я говорю: «Ну вот! И так далее».

Человек, наверное, просто не хочет?

– Да он ленится. Ведь как устроено сердце человека: он может заниматься только тем, что любит.

Хоть и говорят люди, что любят Бога...

– «Не всякий говорящий “Господи, Господи” войдет в Царство Божие». Говорить все могут. Даже те, что разводятся, через месяц тоже говорят: «Я тебя люблю». Говорить – это проще простого.

Вопрос телезрительницы: «Пожалуйста, объясните как можно проще, почему апостол Павел уделяет так много внимания противопоставлению Закона и веры. Хотя он и Закон не отменяет, но во всех своих посланиях противопоставляет Закон и веру».

– Пожалуйста, даже с удовольствием. На самом деле Закон не спасает. Возьмем наши христианские правила: утром встал, умылся, перекрестился, прочитал утренние молитвы, потом пошел на кухню, взял себе еды, посмотрел на календарь: сегодня среда – взял все постненькое, а скоромное отложил. И человек думает, что он спасает свою душу, исполняя правила. На самом деле – ничего подобного. Человек спасает душу только тогда, когда он изменяет свою жизнь. Например, он был сердитым, а под влиянием Священного Писания, перловой каши своего поста, под влиянием чтения правил, составленных святыми, где совершенно прекрасные слова, стал добрым.

Не исполнение важных правил, а изменение души, которое именуется преображением... А путь к преображению идет через покаяние. Человек должен изменить себя и свою жизнь – вот это жить по вере.

Апостол Павел это прекрасно понял, ибо Закон знал в совершенстве и видел, что тот ничего не дает. Очень многие люди знают все правила, знают, где можно ходить, где нельзя, когда креститься, когда не креститься, но как были «православными ведьмами», так и остались, и умрут такими.

Может ли усердная каждодневная молитва за усопшего изменить его участь в загробной жизни?

– Конечно, но это не механически. Бог нам Отец, и если ты Его упросишь, Бог творит чудеса – даже мертвых воскрешает! В течение Своей жизни Он многих воскресил – говорят, не один десяток.

Господь судил человеку умереть...

– И Сам воскрешает. Мне всегда поражает сердце, как Он воскресил сына Наинской вдовы. Идет вдова и плачет: умер ее единственный сын, похоронная процессия, люди ей сочувствуют. Христос его воскрешает.

Сжалившись над ней. Она Его не просит.

– Для Бога это естественно – сжалиться. Вообще, я постоянно чувствую, как Господь над нами сжаливается. Если бы нас накрыло цунами или торнадо, это было бы закономерно, – либо, например, произошло землетрясение, это было бы справедливо.

Когда люди едут на Рождество всячески безобразничать, вместо того чтобы прославлять Родившегося Христа, а там их смывает волной, как-то понимаешь... Или горит дискотека – ну, жалко, конечно, но, с другой стороны: а что вы, ребята, беснуетесь-то? А вы, другие, что наживаетесь на стремлении людей к беснованию? Может быть, надо по-другому, не надо быть такими алчными, экономить на противопожарной безопасности, лишь бы поскорее заработать деньги? Даже не заработать – тут не работа, а просто организация денежных потоков при использовании человеческих страстей, моды и т.д.

Вопрос телезрительницы: «Посоветуйте, пожалуйста, как помочь подростку определиться с выбором будущей профессии».

– Очень просто: надо с ним подробно поговорить о том, какие у него склонности. Если склонностей вообще никаких, то можно предложить ему: а не хотел бы ты идти по стопам отца или дедушки? И предложить институт, где дедушка был ректором.

Неинтересных жизненных направлений нет, все интересно: любая область математики, художественной жизни. Некоторые люди могут проявлять универсализм: как Леонардо да Винчи, композитор Бородин, который занимался еще химией, или отец Павел Флоренский – и художник, и философ, и инженер – все на свете (как говорили при советской власти, «не голова, а Дом Советов»), и он трудился и для народа, и для государства, пока его не расстреляли, так как нашему государству это тогда было не очень нужно: нашим государством руководили люди с бандитским прошлым, жестокие и бессовестные. Потом была программа геноцида, поэтому уничтожали самых лучших. Некоторых светил оставляли, чтобы можно было на них показать: «Ну как это всех уничтожают? Вот у нас видишь, какой человек? Никто ему не мешает» – какой-нибудь народный артист или народный писатель. Когда почти всех перестреляли, Сталин говорил: «У меня других писателей нет». И писателей стали расстреливать очень редко. А так все писатели, поэты, композиторы, кто хочешь – статья в газете, и машина заработала.

Поэтому поговорить с ним надо о том, что он хочет. Или если он говорит, что ничего не хочет, тогда: «Давай наугад. Я тебе буду помогать. Давай в плавательную секцию – полезная вещь, поплаваешь, сдашь на какой-нибудь разряд. Если наскучит тебе за 2 года, пойдем боксом заниматься. Освоишь, пойдем дальше. Давай устроимся в Клуб юных искусствоведов в Музей изобразительных искусств – ходи, слушай, изучай искусство, будешь вникать – для тебя откроется целый мир». Ведь большинство людей, когда приходят в Русский музей, чувствуют себя, как пеньки: можно теленка завести, он тоже смотрит – ничего не понимает. А когда для тебя откроется мир искусства, душа начнет понимать утонченные вещи и т.д. Или пойти в какой-нибудь кружок изучения поэзии или драматургии – в любой, наугад. И все – жизнь обогатится. Но вообще родители должны заниматься этим, предлагать.

«Мне 35 лет. Вспоминаю себя 18-летним, и мне кажется, что я с каждым годом становлюсь все хуже и хуже. В детстве Господь был очень близко, а сейчас для меня и моей семьи очень важными становятся какие-то мелочи, а Господь становится все дальше. Как переставить свою жизнь с головы на ноги? Как сделать, чтобы Господь был на первом месте?».

– Этот процесс и называется покаянием. Надо вспомнить себя 18-летнего: какое место тогда в моей жизни занимала молитва, богослужение, отношение к Божественной литургии, к причастию Святых Христовых Таин, к чтению и пониманию Священного Писания.

Человек говорит: «Мне все было в радость, а сейчас почему-то этой радости нет».

– Нет и таких занятий. Я многим говорил: «Ты хочешь радости? Навести больного, и когда будешь уходить от него, посмотри в свое сердце: ты в нем увидишь радость. И целый день у тебя будет настроение, что ты сделал что-то замечательное».

Уже день не потерян.

– Абсолютно не потерян. А если заниматься всякой ерундой? У большинства людей вся жизнь – это сплошная ерунда: она может быть даже трудная, суетливая, ответственная, денежная, но если нет радости и счастья, все это ерунда – все это «не в кассу»: человек должен жить, чтобы быть счастливым. Он может уставать, может совершать великие подвиги, но это должно быть счастье, а не просто тупой сизифов труд – камушек таскать на гору, потом он срывается, и его опять катишь вверх. Безумие какое-то.

Вопрос телезрителя Михаила из г. Серпухова: «Скажите, пожалуйста, автокефалия... Сейчас говорят во всех новостях, а я так и не понимаю».

– Для этого существуют словари. «Автокефалия» в переводе с греческого на русский значит «самостоятельная глава» (др.-греч. αὐτοκεφαλία «самовозглавление» от αὐτός «сам» + κεφαλή «голова»). В нашем церковном обиходе так называются Церкви, которые имеют самоуправление.

Телезритель Михаил: «И еще один вопрос, батюшка: как РПЦ относится к повышению пенсионного возраста?».

– РПЦ – это же не человек такой… Все люди относятся по-разному. Дело в том, что это вообще не дело РПЦ… А как РПЦ относится к коричневому гуталину? А как к шнуркам или к ботинкам, в которые вмонтирована такая резинка, которую можно ложечкой поддеть и не надо завязывать шнурки?

Что касается пенсионной реформы – в силу того, что огромное количество нашего населения вместо того, чтобы рожать детей, убивает их, убивает миллионами (уже не одно население нашей страны уничтожено своими родителями), мы очень старая страна – средний возраст людей 40 лет. И это накапливается: вся страна стареет, стареет, количество пожилых людей все растет – и негде брать деньги, чтобы платить им хотя бы какую-то пенсию или чтобы эта пенсия была – есть такое замечательное, интересное слово – достойная. Чего достоин человек? Достоин он 2 раза в день есть или хватит одного? И так далее. Возникают всякие проблемы.

И вот ситуация пришла к такому положению, когда те люди в государстве, которые отвечают за эти вещи, говорят, что надо повышать пенсионный возраст: иначе страна не справится, будет страшный взрыв – и тогда вообще неоткуда будет брать, придется пенсии вообще отменять. А что такое вообще пенсия? Пенсия – это когда человек в течение всей жизни сдает деньги, которые государство, понятно, тратит на свои нужды (часто эти нужды такие, что никому ничего доброго не приносят). Следующее поколение сдает свои взносы, а из них платят пенсии тем, кто в настоящий день живет.

Само по себе ничего хорошего в пенсионной реформе нет, как нет ничего хорошего в операции или когда вместо зубов вставляют импланты: это все и дорого, и больно, и на это надо тратить деньги, когда они есть, или так ходить. Как говорил мой папаша – я ему: «Давай мы тебе зубы вставим», а он говорил: «На мой век хватит». Ну и хватило, как будто знал, что до пенсии он не доживет – с ним все в порядке: всю жизнь платил, а потом ни одного дня на пенсии и не побыл – идеальный вариант для тех, кто решает наши финансовые задачи.

В Евангелии ничего про пенсию не сказано. Когда Христос ходил по Палестине, ее пыльным дорогам, никаких пенсий вообще не было. Если у тебя есть дети, тогда они тебя как-то подкармливают, а если детей у тебя нет, ну извини, надо было усыновлять, как-то заботиться об этом. А у нас от детей предохраняются как от бандитов, поэтому детей в стране мало. Для девушек сейчас вообще проблема выйти замуж. Большинство населения однодетные, тут нельзя организовать воспитание. Многие молодые женщины жалуются: где взять настоящего мужчину? Ситуация реально трудная.

Это не только у нас, в других странах то же самое. Хотя системы разные, есть более красивые: человек всю жизнь платит в пенсионный фонд, а когда он выходит на пенсию, ему предлагают: все, что накопилось, мы тебе отдаем. В Германии такая система, когда человеку все отдается. А у нас ничего не отдается – нашему государству с этим как-то трудновато. Но и в большинстве стран ничего не отдают, а в некоторых отдают все до копейки: могут сразу, могут часть. Более того, даже если ты умер, все, что ты скопил в своем пенсионном фонде, отдается твоим детям-наследникам. Это, конечно, более гуманные вещи, но позволить себе это могут только более богатые государства. А у нас государство богато только недрами, то есть тем, что нам Господь оставил; наши предки открыли, освоили, но мы никак не можем наладить достаточное пользование этим богатством.

Записала:
Ксения Сосновская

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс