Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №24 (1017) → Протоиерей Андрей Панков: Почему нам иногда кажется, что Господь не слышит наши молитвы?

Протоиерей Андрей Панков: Почему нам иногда кажется, что Господь не слышит наши молитвы?

№24 (1017) / 24 июня ‘19

Беседы с батюшкой

Отче, я понимаю, что мы несколько обобщенно обозначили тему беседы, но я, например, могу с уверенностью сказать, что мне в моем новоначалии казалось: все, что я прошу, должно исполняться. Потом я был очень разочарован, что что-то прошу, а ничего не происходит, потом перестал вообще думать об этом, и сейчас задаюсь вопросом: почему нам иногда кажется, что Господь не слышит наших молитв?

– Я согласен, что это общий вопрос. Следует внести некую ясность о категориях людей, которые задаются такими вопросами. Есть люди, только приближающиеся к таинствам Церкви, воцерковляющиеся – к сожалению, ощущение собственной греховности приходит со временем, с годами. Люди, не зная Закона Божия, живут во грехе. Пребывая в этом состоянии и сравнивая себя с окружающими, они считают, что все, в принципе, очень хорошо в их жизни, но когда они молятся Господу, чуда не происходит.

Человек должен осознать, что его жизнь должна быть соотнесена с Евангелием: не с соседями, не со знакомыми по работе, а с образом Господа нашего Иисуса Христа – это образец и канон, в соответствии с которым мы сверяем собственную жизнь. Если есть в ней что-то греховное, что-то явно противное воле Божией, то это и есть ответ… Ветхозаветная история, в частности, подтверждает этот тезис. Иудеи задавались вопросом, что Господь отстранился от Израиля и не слышит его молитв, и пророки в своих вдохновенных речах говорили, что Израиль забыл Бога, давно живет уже жизнью языческой – и при этом требует от Бога непосредственного участия в его жизни.

Но если мы говорим о людях воцерковленных, о людях, ведущих церковную жизнь, то здесь уже несколько все иначе происходит. Мы задаемся вопросом «Почему Бог не слышит наших молитв?», но, по сути, мы задаем вопрос: «Почему Бог не исполняет желаний, с которыми мы обращаемся к Нему?» – бывает, мы долгое время молимся Ему о чем-то, а Господь медлит с ответом. Либо мы говорим об этом внутреннем таинственном ощущении Бога в сердце, которое нам открывает дверь в мир иной.

Нужно, я полагаю, задуматься вот о чем: к сожалению, большей частью мы все пребываем в духовном младенчестве и у нас не выработано навыка желать того, что желает Бог. У нас столько желаний (или нежеланий) и мы так сильно чего-то хотим (или не хотим), что внутреннее состояние эмоционального подъема затрудняет путь гласа Божия к нашему сердцу. Чтобы приблизиться к Господу, нужно в некотором смысле отрешиться от своих желаний или нежеланий – принести Богу некую жертву души: чтобы приблизиться к Богу, человек отрекается от всех своих стремлений или нежеланий.

Вопрос телезрителя: «Можно ли так считать: кто дольше молится, того Господь больше одаривает?».

– Вопрос тоже несколько общий: речь идет не столько о длительности молитвы, сколько о качестве ее. Я хочу сказать следующее: если человек приобрел навык молитвы, ощутил ее вкус, веяние благодати Духа Святого в сердце своем и значительную часть жизни своей посвящает этому, то в некоторой степени, безусловно, можно утверждать, что Бог больше слышит человека, который любит беседовать с Ним. Хотя, с другой стороны, если молитва – это механическое действие длительное время, то, я думаю, здесь некоторая бессмысленность может присутствовать.

Значит ли это, что наша греховность мешает нам услышать Господа?

– Совершенно верно. Наша греховность не может быть препятствием для Божественной любви по отношению к нам – любовь Господа преодолевает любые препятствия, но наша греховность становится именно нашей проблемой: страсть, которую человек вынашивает в себе, ставит препятствие между Богом и человеком. Но это препятствие со стороны человека, а не Бога.

Наверное, нам очень нравится наша страсть?

– Безусловно. Как услышать Бога, как почувствовать Его присутствие в своей собственной жизни? Я хочу вернуться к одному из основных тезисов. Если ты становишься на молитву и хочешь Бога услышать, то нужно отречься от своих сильных желаний или от своих страхов – передать все в руки Божии: «Господи, Ты ведаешь, как нужно лучше», и хотя бы на какое-то время отказаться от всего, погрузиться в православную молитву как это положено – сердцем устремиться к Господу. Я могу говорить только из своего скромного опыта, что Господь ускоряет встречу с человеком, Он стремится к нему, – но только тогда, когда мы Ему позволяем это сделать.

Мы знаем такое выражение: «Господь целует и намерение». Если у человека есть желание молиться, то, наверное, даже оно может помочь услышать Господа в себе?

– Безусловно. Но мы говорим о факте Божественного присутствия в своем сердце, а это просто слова. Когда человек соприкасается с Богом, с этой реальностью, то он подсознательно ощущает то, что Бог может даровать ему нечто значительно большее, чем он своим скудным умом и скудным воображением может представить, и это осознается не в мыслях, не в каких-то последовательностях логических рассуждений – это данность, которую ты ощущаешь и приемлешь в своем собственном сердце.

По сути, то, о чем сейчас я говорю, и есть веяние Духа Святого – присутствие чего-то иного в нашей жизни, в сердце, в душе, в том, что нас наполняет, чем мы живем.

Вопрос телезрителя: «В Нагорной проповеди Господь призывает нас: будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный. В чем принципиальная смысловая разница в совершенстве и безгрешности? Почему Он не сказал: будьте безгрешны?».

– Совершенство и безгрешность – в некотором смысле созвучные термины. И в Евангелии далее говорится, в чем состоит совершенство: да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Наше совершенство заключается в нашей способности любить не только наших друзей, но и наших врагов.

Безусловно, если с такой точки зрения воспринимать этот тезис, то возлюбить врага своими собственными силами в принципе невозможно. Можно об этом говорить много, но чтобы это реализовалось, Дух Святой должен прийти в сердце человека. Некая иная сила должна наполнить человека, и тогда он становится способным к поступкам, противоречащим законам этого мира. Но Дух Святой не внидет в злохудожную душу, так что наличие греха в человеке – всегда препятствие для воздействия Божественной силы. И то, что сказано Господом, не противоречит тезису о безгрешности – одно с другим связано.

Если мы грешны и степень нашей греховности зашкаливает, то мы обречены никогда не принять Духа Святого?

– Человек, погруженный в грех абсолютно, не ощущает собственной греховности. То, что мы ощущаем свой собственный грех, – уже действие Духа Святого в нашем сердце. Абсолютная безгрешность недостижима в нашем мире (Господь и слугам Своим не доверяет и в Ангелах Своих усматривает недостатки) – это есть некое наше восхождение. Речь идет о грехах, которые явно препятствуют действию благодати Божией, явно противоречат правде Божией.

Говоря об этом, мы сразу касаемся Исповеди. Мы знаем, что перед Причастием должны исповедоваться, и здесь возникает очень простой вопрос. Если я – по возможности – причащаюсь на неделе каждый день, то начинаю изобретать, в чем же мне покаяться. Если мы стараемся исправить свой грех, каждый день исповедоваться, возникает проблема: как же понять свою греховность? Греховность и покаяние в данном случае – разные вещи?

– Из своей пастырской практики я должен сказать следующее. Сталкиваясь с людьми, которые часто причащаются и исповедуются, я иногда фиксирую не столько перечисление грехов как факта, а осознание человеком своей собственной греховности: когда человек от сердца говорит, что он грешен, я не смею допытываться – в чем. Поэтому для людей, которые часто причащаются, целесообразно изменить порядок Исповеди. А порядок, в большинстве своем действующий в нашем храме, тоже имеет свой смысл: форма бережет дух. Нужно прийти к батюшке, нужно исповедоваться, нужно произнести слова как результат своей внутренней работы, связанной с очищением, и причаститься Святых Христовых Таин.

Вопрос телезрительницы: «Может, просто верить в Божий Промысл? И молиться словами: „Помоги, Господи, в чем Тебе угодно будет помочь”?».

– Такая молитва – признак совершенства. Очень хороший вопрос по той причине, что он в некотором смысле перекликается с темой нашего предыдущего обсуждения. Нужно ли в молитве произносить наши желания? Во-первых, Бог лучше нас знает, что нам нужно, и наперед знает, что мы Ему скажем. Жизнь человеческая Господом устроена так, что мы, проходя ее этапы (в частности отцовство), можем в некотором смысле понять, что думает Господь о нас самих, глядя на наших собственных детей. Ребенок, в принципе, хочет известного: уроки не делать, побольше гулять, есть побольше конфет, иметь современные электронные устройства – и тому подобное. Конечно, сердце отца преклоняется к желаниям ребенка – отец понимает: то, что ребенок хочет, это ерунда, чепуха, но ради любви, ради движения ребенка навстречу ему отец исполнит все, что пожелало дитя (лишь бы оно не покалечилось от своих собственных желаний).

Я думаю, в этом плане нам нужно смотреть на свою собственную молитву: полагать прежде всего не свое желание, а то, что хочет от нас Отец наш Небесный – стремление услышать Его волю в своем сердце, исполнить ее. После этого, может быть, следует произнести свои простые просьбы. Почему следует? Из чего мы узнаем, что Бог нас любит, как не через исполнение того, о чем мы Его просим? Это самый простой, короткий путь, когда наши желания, произнесенные в молитве правильно, исполняются: мы ощущаем близость Божию в нашей жизни. Вопрос не «нужно говорить это или не нужно» – вопрос, как это говорить и с каким внутренним настроем, с какой внутренней иерархией: что на первом месте, что на втором. Всерьез.

Мне думается, когда мы преклоняем свое сердце в смирении перед Господом, отсекаем свои желания, не делаем их абсолютными для себя, то для Него составляет радость исполнять и наши маленькие желания. Не говоря уже о больших, о которых мы, может, и понятия не имеем…

Как почувствовать любовь Божию? Даже не в ответе на молитвы – как почувствовать любовь Божию к себе?

– Почувствовать можно, когда человек молится православно, сердечной молитвой – когда Дух Святой посещает сердце, чувствуешь все: и жизнь будущего века отражается в твоем сердце, и любовь Божия, и забота о тебе, и то, что для тебя есть надежда – и она открыта Господом, она непреложна. Это делает тебя счастливым, наполняет радостью твою собственную жизнь. На какое-то мгновение приоткрывается дверца: ты это как бы видишь.

Все, что Господь говорил в Евангелии, все, что молящийся человек переживает в своем сердце, – и есть свидетельство любви Божией.

Вот экстраполируем на ситуацию с детьми… У меня тоже был отец, он скончался в 2013 году. Я его любовь ощутил, когда он ушел, когда прошли годы, когда уже оглядываешься назад. А в сам момент ты не понимаешь, что делал для тебя отец, и чувство, которым он был движим. Я думаю, мы в свое время, каждый в свой час, оборачиваясь назад, безусловно, ощутим и осознаем ту великую любовь, которую Господь явил нам в жизни.

Вопрос телезрительницы Татьяны из Подмосковья: «Батюшка сказал прекрасные слова: „Божий Промысл о нас – это целый шедевр”. Как же люди не могут справиться со своими грехами? Просят: «Господи, помоги!», падают в отчаяние – доходит даже до суицида. Как понять такой Промысл?».

– Здесь фундаментальная вещь, которую нужно понять.

Главная христианская добродетель – любовь, и она невозможна без свободы выбора человека. Невозможно насильно любить, невозможно насильно сотворить рукотворного Бога. Обожение «по программе» невозможно.

Промысл Божий – шедевр для каждого отдельного человека, но будем ли мы следовать этому шедевру, зависит от нас: здесь воля Божия как бы останавливается – она не подавляет нашу собственную волю. Это необходимое условие нашего возрастания.

Про суицид я должен сказать – это трагедия. Наша жизнь чрезвычайно серьезна хотя бы потому, что содержит такие драматические моменты. Когда сталкиваешься с этим, то понимаешь, что все всерьез, – и только один раз.

По поводу грехов хочу сказать следующее. Безусловно, грехи ранят Господа и вызывают боль в наших сердцах, когда мы осознаем степень их губительности. Наибольшая мучительность греха заключается в том, что ты осознаешь, что твой грех – это как бы некое выражение твоего отношения к своему Творцу, как ты отвечаешь на Его безусловную любовь.

Жизнь человека, пока он находится в этом мире, не завершена, и апостол Павел в посланиях однажды сказал: «Всех заключил Бог в непослушание, чтобы всех помиловать». Невероятным, непостижимым образом наши грехи, наше отступление от Бога, наши ошибки благодаря Промыслу Божиему, который есть шедевр, обращаются в нашу любовь к Богу – этим все и должно завершиться. Я считаю, грех человеческий противоречит замыслу Божиему, но в то же время – благодаря величайшей, непостижимой премудрости Божией – он каким-то образом включен в нашу неминуемую победу над смертью и грехом. В этом одна из сторон гениальности Промысла Божиего.

Я как-то слушал лекцию Осипова, и он говорил, в чем состоит разница между атеизмом и христианством. Атеист говорит: «Верь, человек, после смерти тебя ждет смерть вечная». Христианин говорит: «Верь, человек, после смерти тебя ждет жизнь вечная». Разница так очевидна, что опять возникает вопрос о молитве. Если я понимаю, что меня ждет вечность и я сам определяю либо вечность мучений, либо вечность любви и радости, то от моей молитвы зависит многое. Моя способность говорить с Господом определяет во многом мою собственную судьбу.

– Невероятно, но это так. Это противоречит логике, которая говорит: зачем молиться Богу, когда Он все знает Сам? Но тут включается фактор, разрушающий логику и здравый человеческий смысл.

Этот фактор называется любовь. Любовь превосходит все, это высшая точка добродетели. И непостижимым образом Господь знает, что нам нужно, что для нас правильно, когда мы молимся к Нему с просьбой – и эта молитва есть акт любви: Он изменяет Промысл и включает наши молитвы в Свой потрясающий план. Смысл молитвы заключается в любви как высшей христианской добродетели, в нашей любви по отношению к Богу и в любви Бога по отношению к нам…

Вопрос телезрительницы: «Вера в видении своих грехов, смирение – дар Божий. Кому дается этот дар и по каким заслугам? Еще мы знаем, что есть люди, своим произвольным намерением решившие жить без Бога. Виновны ли они в этом? Или можно рассматривать это так, что они жертвы, что они получили этот дар?» И следующий вопрос: «Дух Божий или мирской – это тоже дар? Кому он дается?».

– Очень хороший и глубокий вопрос. Если не ошибаюсь, у Оригена есть замечательная фраза, что он говорил ко многим, но для тех, кто не имел внутреннего помазания Духом, его слова были бессмысленными. И мы задаемся вопросом: внутреннее помазание Духом одним дается, а другим нет? Апостол Павел в посланиях вопрос решил очень просто: А ты кто, человек, что споришь с Богом? Изделие скажет ли сделавшему его: «зачем ты меня так сделал?» Не властен ли горшечник над глиною, чтобы из той же смеси сделать один сосуд для почетного употребления, а другой для низкого?

Это такой ветхозаветный взгляд, новозаветное же восприятие Бога как Отца абсолютной любви говорит нам, что Бог не может действовать избирательно: выбрать Своих любимчиков и с ними общаться, а остальных отвергнуть. Все приведены в этот мир, все сотворены любовью Божией, ко всем любовь обращена. Здесь тайна состоит не в выборе Бога, а в выборе самого человека – это глубинный, сокровенный процесс определения своей свободы выбора. Одно сердце откликается на Евангелие, а другое не откликается – и Бог не виноват в этом: человек сам решает, хочет он идти за Ним или нет.

Я не верю, что любовь Божия закрыта для атеистов: Господь любит и атеистов, и верующих людей. Может быть, и инославных, по-иному исповедующих Божество. Любовь Божия обращена ко всем, но ответит ли этот человек на эту любовь, зависит исключительно от самого человека. Поэтому я думаю, что этот вопрос – наличие внутреннего помазания Духом – должен быть обращен не к Богу, а к самому человеку. Это тайна.

Подведем итоги: чтобы Господь услышал наши молитвы, у нас есть прямой, не очень сложный путь – приходя на Литургию, понимать, куда мы пришли и что происходит во время Божественной литургии. Дорогой отец Андрей, я чрезвычайно благодарен, что Вы пришли на нашу передачу! Что же нужно делать, если нам кажется, что Господь не слышит наши молитвы?

– Со смирением принять всю свою жизнь, пожертвовать все свои желания и все свои страхи пред Господом, склонить голову и принять Его святой Промысл – и Господь будет рядом. Господь вас благословит во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Записали:
Светлана Тодосейчук и
Владислав Рябов

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс